ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда закончились войны, на которых можно было воевать, бывшие партизаны избрали другую профессию: транзит героина, сигарет, нелегальных рабочих и женщин в Западную Европу. Послевоенный режим, введенный для Косова ООН и НАТО, с его замечательной деятельной бестолковщиной, не опирался на достаточные ресурсы для борьбы с албанскими боевиками из Освободительной армии Косова, которые утвердили в Косово новый центр распространения в Евросоюзе героина из Турции»[692].

Гленни, конечно же, прав, но это правда, так сказать, «второго уровня». Правда «первого уровня» заключается в том, что оргпреступность стала на Балканах благодарным занятием и, более того, приобрела институционализированную квазигосударственную форму не из-за страсти европейцев к дешевым проституткам и сигаретам, а, во-первых, из-за стремления к мировой власти части западной верхушки — наднациональной, государственно-политической и финансово-экономической. Балканы на пути обретения этой власти — не только геостратегически, но и психоисторически важный регион.

Во-вторых, из-за ненависти этой верхушки к сербам как славянам, некатоликам и непротестантам, как к «балканским русским». Эта ненависть, как показали события последних лет, не меньше, чем у немцев времен Третьего рейха — история, а вместе с ней и агрессия повторяется. В-третьих, из-за стремления навсегда выбить Россию с Балкан, осуществив то, что стало задачей Запада, и прежде всего англосаксов, с 1820-1830-х годов, найдя выражение в агрессии против России во время Крымской войны.

Возвращаясь к международному криминалу, еще раз подчеркну, что поддержка ОАК и тесно сплетенных с нею мафиозных кланов косовских албанцев со стороны США и НАТО способствовала тому, что преступные структуры этнических албанцев стали одной из самых грозных мафиозных структур в Европе, а значит, несущих непосредственную угрозу не только Балканам, но всему Старому Свету.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Будущее — это самое страшное что есть в настоящем?

История не рождается сама по себе, она пишется, она создается.

Некоторые предвидят ее, они черпают из прошлого, чтобы написать будущее, сформулировать по собственному желанию.

Наше будущее уже написано, оно повсюду.

Вы должны заново научиться читать, видеть, понимать.

М. Шаттам

Мафиозная государственность подобно вирусу расширяет ареал своего распространения. Можно даже утверждать, что подавляющее большинство стран мира «эпохи глобализации» поражены им в той или иной степени. Но есть действительно хрестоматийные примеры. История и факторы косовского вопроса свидетельствуют о том, что провозглашение «независимости» края по вашингтонско-брюссельскому сценарию является отнюдь не «уникальным случаем», а самым ярким прецедентом управляемого и зависимого государственного образования. Нельзя не согласиться с мнением Джона Лафлэнда о том, что «суверенитет Косово — не более чем фикция: реальной властью здесь будут обладать еэсовские чиновники на штыках натовских войск»[693].

Важно знать, что «независимое» Косово — это не только прекрасная транзитная база для криминальных потоков, это не просто замечательное место для создания тренировочных баз террористов, но и кладовая ресурсов. По имеющимся ископаемым Косово не имеет себе равных на Балканах, а возможно, и во всей Европе.

Особенно богаты месторождения свинца, цинка, никеля, кадмия, бокситов, марганца, галлузита, селена и кварца. Исследованные в 1980-х годах месторождения свинцовых и цинковых руд края составляли 52,2 % общеюгославских ресурсов, никеля — 50 %, магнезита — 35 %, лигнитов (бурого угля) — 53 %, висмута — 100 %. На Косово приходилось 14,8 % общеюгославского производства серной кислоты, 59,9 % — серебра, 30 % — цинка, 63,1 % — рафинированного свинца[694]. По данным Всемирного банка, стоимость минеральных ресурсов Косово и Метохии до начала финансового кризиса составляла более 19 млрд долл. Эксперты гражданской миссии ООН в РК полагают, что запасы только лигнита составляют 8,3 млрд т, сербские же специалисты считают, что они достигают 14 млрд т, что дает Косово возможность вести их эксплуатацию в течение 150–200 лет. Запасы оловянной и цинковой руд оцениваются в 42,2 млн т (это в три раза больше, чем в остальной Сербии), никеля и кобальта — в 13,3 млн т, бокситов — в 1,7 млн т, магнезита — в 5,4 млн т[695]. Цифры впечатляют. Сразу становится очевидна ресурсная составляющая необходимости создания «поднадзорного государства».

В условиях постепенного обострения мировой конкуренции за минеральные ресурсы, которыми сербский край обладает в полной мере, версия о внешнем управлении этой территорией представляется весьма логичной. Иначе никто бы и не затевал отделение Космета от Сербии. Вариант сохранения края в юрисдикции Белграда с последующим принятием Сербии в большую Европу ведущих мировых игроков не устраивал. Куда предпочтительнее выглядит «интернационализация» сербских ресурсов.

Собственно, это именно тот вариант получения доступа к сырью, который после крушения биполярного мира стал весьма популярен у организованной в клубы, ложи, комиссии и т. п. западной верхушки. Он предполагает следующую последовательность действий: дестабилизация государства (путем свержения правящего режима, усиления сепаратистских тенденций или прямого военного вмешательства); установление внешнего управления в форме протектората в целях якобы предотвращения (а на самом деле — для поддержания) хаоса, а уж затем — приватизация ресурсной и промышленной базы и бесконтрольная эксплуатация ресурсов. Таким образом, экономический аспект позволяет сделать вывод о том, что Косово отнюдь не «уникальный случай», а лишь один из ярких прецедентов по созданию «поднадзорных государств».

Впрочем, важна не только ресурсная составляющая. Косово обладает не только ресурсами, но и промышленной базой. Например, хозяйственный комплекс «Трепча» считается самым важным промышленным объектом края. Он объединяет 14 шахт и восемь различных обогатительных фабрик, в том числе предприятия по электролизу цинка, аккумуляторный завод, заводы по производству серной кислоты, искусственных удобрений и т. д. Кстати, запасы только этого горнорудного комплекса колоссальные. Так, ресурсы олова оцениваются в 425 тыс. т, цинка — в 415 тыс., никеля — в 185 тыс., серебра — в 800 тыс. т[696].

Помимо этого из промышленных объектов следует назвать горнорудный энергетический и химический комбинат «Косово» в Обиличе, в распоряжении которого имеются ресурсы лигнитов, превышающие 10 млрд т, объекты для обогащения угля, газификации и выпуска азота; ТЭЦ «Косово А» мощностью 790 МВТ и «Косово Б» мощностью 680 МВТ; плавильный и очистительный заводы в Глоговаце, выпускающие ферроникель. Крупные предприятия перерабатывающей промышленности размещены в Приштине, Печи, Косовской Митровице, Призрене, Гнилане, Косовской Каменице и Урошеваце.

Однако после войны 1999 г. и разделения края на оккупационные зоны Кос мет почти ничего не производит, экспорт покрывает лишь 6 % импорта. По оценке директора Института перспективных исследований (Приштина) Шпенда Ахмети, импорт РК составляет около 1,3 млрд евро в год, а экспорт — всего лишь 90-130 млн евро[697]. На первом месте — услуги, сервис, составляющие более 70 % экономического потенциала «республики». Из примерно 350 более или менее крупных промышленных предприятий работают единицы, хотя большинство их приватизировано. В упадке находится и основная отрасль экономики — сельское хозяйство. В Приштине по этому поводу любят шутить: «Мы производим политику — это наш главный товар».

вернуться

692

Гленни М. Современная международная мафия. М.: Столица-принт, 2008. С. 96.

вернуться

693

Лафлэнд Д. Декларация в стиле постмодерн // The Guardian. 19 Feb. 2008   http://www.politizdat.ru/article/118/

вернуться

694

Факты о Социалистической Федеративной Республике Югославии. Белград: Югословенска ревия, 1985. С. 112.

вернуться

695

Лежишта минералних сировина. Независна комисиа за рударство и мннсралне сиро вине УНМИК, Приштина, 2005

http://www.kosovo-mining.org

Попович Н. Откровенно об экономике Косово и Метохии. М.: Известия, 2009. С. 127.

вернуться

697

Экономика Косово. На чем может строиться независимое государство?

http://www.svoboda.org/content/transcript/380360.html

152
{"b":"543820","o":1}