ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

7. Международным организациям, ответственным за безопасность и правопорядок (СДК, «Силы для Косово» и МООНК), особенно в течение первых лет своего присутствия в Косове, приходилось справляться с крупнейшими структурными проблемами и серьезным недостатком кадров, обладающих навыками, которые позволили бы им взяться за выполнение порученных им заданий. Все это усугублялось быстрой и постоянной ротацией персонала.

8. МТБЮ, который начал проводить на месте предварительное расследование для установления существования следов предполагаемой незаконной торговли органами, прекратил расследование. Образцы доказательств, взятые в Ррипе, в Албании, были уничтожены и, следовательно, не могут быть использованы для проведения более детального анализа. Не было проведено никаких последующих расследований этого вопроса, который бывший Обвинитель МТБЮ посчитала тем не менее достаточно серьезным, чтобы усмотреть необходимость сообщить о нем общественности в своей книге[711].

9. Во время решающей фазы вооруженного конфликта НАТО стала наносить воздушные удары, в то время как ОАК, де-факто союзники международных сил, проводила наземные операции. После ухода властей Сербии международные органы, ответственные за безопасность в Косово, в значительной степени полагались на политические силы, находящие у власти в Косове, в основном представленные бывшими лидерами ОАК.

10. Международные организации, действующие на территории Косова, предпочитали прагматичный политический подход, придерживаясь точки зрения, что им необходимо содействовать краткосрочной стабильности любой ценой, тем самым принося в жертву некоторые важные принципы правосудия. В течение долгого времени не делалось ничего, чтобы расследовать доказательства причастности членов ОАК к совершению преступлений против сербского населения и против некоторых косовских албанцев. Сразу после завершения конфликта, когда фактически ОАК контролировала практически полностью ситуацию в регионе, много счетов было сведено между различными группировками и против тех, кого считали — без суда и следствия — предателями, потому что их подозревали в сотрудничестве с сербскими властями, ранее контролировавшими Косово.

11. EULEX, которая в конце 2008 г. приняла на себя выполнение некоторых функций в области правосудия, ранее осуществляемых структурами ООН (МООНК), унаследовала сложную и деликатную ситуацию, особенно в сфере борьбы с организованной преступностью: неполные учетные записи и архивы, утерянные документы, несобранные показания свидетелей. Следовательно, вполне возможно, что большое число преступлений и впредь будут оставаться безнаказанными. Не проводится никаких или никаких детальных расследований деятельности организованной преступности и ее связи с представителями политических институтов или в отношении военных преступлений, совершенных против сербов и косовских албанцев, считавшихся коллаборационистами или соперниками наиболее влиятельных группировок. Последний из названных вопросов и сегодня до сих пор является настоящим табу в Косове, хотя все обсуждают эту тему в частных беседах, но очень осторожно. EULEX совсем недавно, по-видимому, удалось добиться успеха в этом отношении, и остается надеяться, что политические соображения не будут препятствовать этой работе.

12. Команда международных обвинителей и следователей в рамках миссии EULEX, ответственная за расследование обвинений в бесчеловечном обращении, включая те, которые имеют отношение к предполагаемым случаям незаконной торговли органами, добилась успехов, особенно в вопросе подтверждения существования секретных мест лишения свободы ОАК в Северной Албании, где, как утверждается, происходили случаи бесчеловечного обращения и даже убийства. Однако албанские власти не осуществляют желаемого сотрудничества со следствием.

13. Из-за ужасающих преступлений, совершенных сербскими властями, которые вызвали крайне сильную реакцию по всему миру, сложились настроения, которые также нашли отражение в позиции некоторых международных организаций и которые основаны на предположении, что преступления совершала неизменно только одна сторона, а другая сторона выступала жертвой, являясь тем самым непременно безвинной. Реальность менее однозначна и более запутанна.

14. Ассамблея решительно подтверждает необходимость абсолютно бескомпромиссной борьбы с безнаказанностью тех, кто грубо нарушает права человека, и выражает желание подчеркнуть, что тот факт, что они были совершены в условиях вооруженного конфликта, никогда не может оправдать решения воздержаться от привлечения к ответственности любого, кто совершил эти действия (см.: Резолюция № 1675 (2009 г.)).

15. Не может и не должно быть одной справедливости для победителей и другой — для проигравших. Всякий раз, когда происходит конфликт, все преступники должны преследоваться по закону и должны быть привлечены к ответственности за совершенные незаконные действия, к какой бы стороне они ни принадлежали и вне зависимости от их политической роли.

16. Вопрос, который с гуманитарной точки зрения остается наиболее острым и чувствительным, это вопрос о пропавших без вести лицах. Из более чем 6000 исчезнувших, в отношении которых Международным комитетом Красного Креста были открыты дела, были найдены живыми приблизительно 1400 человек, и было обнаружено и опознано около 2500 тел. В основном это были жертвы среди косовских албанцев, найденные в массовых захоронениях в регионе под контролем Сербии и в Косове.

17. Уровень сотрудничества между международными организациями, с одной стороны, и органами Косова и Албании — с другой, чтобы установить судьбу пропавших без вести, до сих пор явно недостаточный. В то время как Сербия в конечном счете оказывала сотрудничество, оказалось гораздо сложнее проводить раскопки на территории Косова, и невозможно, по крайней мере до настоящего времени, на территории Албании. Особенно остро ощущается недостаток сотрудничества со стороны властей Косова в вопросе поиска почти 500 человек, которые после окончания конфликта официально признаны пропавшими без вести.

18. Рабочая группа по пропавшим без вести лицам под руководством Международного комитета Красного Креста и Управления EULEX по пропавшим без вести нуждается в полной и безоговорочной поддержке международного сообщества, для того чтобы преодолеть нежелание сотрудничать, исходящее с обеих сторон. Узнать правду и позволить семьям жертв наконец скорбеть — это ключевое условие для примирения между этими сообществами и мирного будущего в этом балканском регионе.

19. В свете вышеизложенного Ассамблея призывает:

19.1. государства — члены ЕС и другие страны-участницы:

19.1.1. предоставить миссии EULEX необходимые ей ресурсы в вопросах логистики и высококвалифицированных кадров, чтобы справляться с необычайно сложной и важной ролью, возложенной на нее;

19.1.2. поставить перед миссией EULEX четкую цель и предоставить ей политическую поддержку на самом высоком уровне, чтобы бескомпромиссно бороться с организованной преступностью и обеспечить осуществление правосудия без каких-либо соображений политической целесообразности;

19.1.3. выделить все ресурсы, необходимые для открытия действенных программ защиты свидетелей;

19.2. EULEX:

19.2.1. продолжать упорно проводить расследования, не принимая во внимание должностей, занимаемых вероятными подозреваемыми, или происхождение жертв, делая все возможное, чтобы пролить свет на исчезновения людей, связанные с преступлениями, следы незаконной торговли органами; коррупцию и тайный сговор между организованными преступными группировками и политическими кругами, на что так часто жалуются;

19.2.2. принять все необходимые меры, чтобы обеспечить эффективную защиту свидетелей и добиться их доверия;

19.3. МТБЮ всецело сотрудничать с EULEX, особенно предоставляя информацию и предметы доказательств в его распоряжении, которые могут помочь ЕиЬЕХ привлечь к ответственности лиц, совершивших преступления в ее юрисдикции;

вернуться

711

Понте дель К. Охота. Я и военные преступники. М.: Эксмо, 2008. 640 с. (Прим. Е.П.)

155
{"b":"543820","o":1}