ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сетевые организации ведут сетевые войны и отличаются исключительной жизнестойкостью, обладая высокой мобильностью действий по отношению к официальным и неофициальным структурам общественной жизни. Уничтожить их практически невозможно, о чем свидетельствует опыт триад и мафии. Напомним блестящий китайский афоризм: «Сила мандаринов в законах, сила народа в тайных обществах». Отметим также, что именно сетевой принцип организации, а не идеология является эффективнейшим способом управления людьми.

Сетевая организация характеризуется отсутствием единого управляющего органа и наличием большого числа центров управления. Внутри ячеек сети могут существовать разные способы управления. Наиболее характерным является «экспертный» способ, когда решения от всей ячейки по конкретному вопросу принимает человек, признаваемый членами ячейки наиболее компетентным в данном вопросе. «Эксперт» полностью отвечает за последствия своего решения.

Не менее распространен и так называемый «семейный» способ управления ячейкой сети. Здесь лидеру присущ непререкаемый духовный авторитет, которым он руководствуется при решении вопросов жизнедеятельности своего сообщества.

Собственно лидер ячейки редко осуществляет оперативное руководство. Его роль — хранить традиции, проще говоря, это аналог российских «воров в законе». Подчинение лидеру добровольное, и долгожительство сетевых организаций определяется степенью веры в ее лидера. Ликвидировать лидера бесполезно. Ячейками руководят другие люди, которые впоследствии перейдут в подчинение другому авторитетному лидеру.

Борьба с террористическими организациями сетевого принципа чрезвычайна затруднительна. Во-первых, в силу невозможности для спецслужб правильно оценить степень угрозы и сферы влияния находящихся в состоянии перманентного распада и сотрудничества групп, организаций, партий, зачастую состоящих из одних и тех же людей. Наглядным примером служит арабская ООП, реальная численность и оценка финансово-организационных ресурсов которой до сих пор не известны. Кроме того, для сетевых организаций обычной практикой является создание временных сообществ для решения конкретной проблемы с последующей самоликвидацией после выполнения задачи.

Во-вторых, постоянное перемещение людских ресурсов из одной организации в другую приводит к потере ценности оперативной информации об объекте разработки. Оперативный «подогрев» также неэффективен вследствие непостоянства статусного положения негласного оперативного состава организации (сегодня они приближены к лидеру, а завтра — рядовые члены новой организации). Тактику же вербовки пачками с последующей постоянной поддержкой такой толпы вряд ли долго выдержит бюджет любой из спецслужб мира.

Сегодня на территории оккупированного Ирака мировой террористический интернационал отрабатывает новые схемы и создает мобильные структуры без верхнего подчинения для ведения информационной и диверсионно-разведывательной точечной и широкомасштабной войны. «Сеть доверия» — так на арабском языке звучит «Аль-тиджа» — организация, сковавшая элитную дивизию США в границах своего базирования.

Основным центром шиитского террора является Иран, сунитского — Саудовская Аравия и Пакистан. Главный финансовый центр находится в Катаре г. Доха.

Международные исламские центры подготовки боевиков и террористов, международные террористические организации построили учебную сеть лагерей и проводят специальную подготовку.

География учебных лагерей обширна: Афганистан, Чечня — горная, Грузия — Панкисское ущелье, Пакистан — провинция Пахтия, район Хоста, два центра — Аль-Бадр 1 и Аль-Бадр 2, Узбекистан — Ферганская долина, Босния, Косово, Судан — в пустыне между Хартумом и городами Вад-Мадани и Атбара, Йемен, Марокко, Тунис, Алжир, Индия — Кашмир, г. Амритсар, Палестина — Сектор Газы, Филиппины.

«Обнародован доклад европейских специальных служб, согласно которому весной 2003 г. в маленькой горной деревушке Травник — в самом сердце Боснии и Герцеговины — собрались 150 лидеров международного ислама из 50 стран. Они представляли такие организации, как «аль-Каида», палестинский «Исламский джихад», столь любимый отечественными патриотами, «Хамас», «Хезболла», «Братья-мусульмане» и «Активная исламская молодежь». Конференция завершилась объявлением священной войны против европейской расы. Впервые об этой встрече стало известно в конце мая, когда британская группа «Janes» опубликовала свой доклад, прозвучавший как сигнал тревоги для секретных служб НАТО. В самом последнем докладе, направленном странам Североатлантического альянса, были использованы сведения, полученные от разведывательных служб России, Сербии, США, Великобритании и Италии. В документе говорится, что не только Босния, но и весь Балканский регион «стали самой большой угрозой безопасности Европы»[293].

Современная структура исламистских организаций напоминает Коминтерн или воплощение на практике «Протоколов сионских мудрецов» — одной из самых популярных книг в среде мусульманских радикалов. Системная стратегия контроля над местной исламской общиной, тиражируемая от страны к стране, включает в список первоочередных объектов школы, мечети и благотворительные фонды. Основными спонсорами выступают, как правило, Саудовская Аравия, Катар и Турция, а в случае шиитов — Иран. Основные радикальные организации исламского мира, включая военно-политические и террористические группировки («Хамас», «Хезболла» и пр.), имеют на Западе филиалы или представительства, которые стремятся наладить контакты с правительствами и спецслужбами стран пребывания. Теракты на территории этих государств, как правило, совершают не базирующиеся там на постоянной основе «умеренные» исламисты, а формально не связанные с ними экстремистские группировки, что представляет собой не более чем распределение функций. «Умеренные» в одной стране часто выступают в качестве радикалов в другой, используя особенности законодательной практики Франции, Великобритании и стран Скандинавии.

Стратегической целью мировых исламских террористических организаций является управление глобальным исламским финансовым потоком, создание Халифата и введение золотого динара как единственного ликвидного средства платежа. Для достижения цели существует алгоритм практических действий руководителей экстремистских и террористических организаций:

• создание исламского «авангарда»;

• массовое внедрение кадров в органы государственной власти и управления;

• свержение существующего политического светского режима законным или силовым путем;

• ведение широкомасштабной экстремистской пропаганды;

• тотальный контроль рынков сбыта и труда;

•ведение террористическо-диверсионной деятельности;

• создание глобальных агентурных сетей в сфере крупного и среднего бизнеса;

• объединение разрозненных исламских криминальных, экстремистских и террористических групп в единый вектор управления и координации;

• отмывание грязных финансовых средств через сеть исламских банков и фондов.

7. Финансовые источники терроризма

Если борьба с террором требует от государства постоянно увеличивающихся расходов финансовых средств, то можно только догадываться о размерах денежной подпитки терроризма. Возникает естественный вопрос: кто финансист террора и какова его цель?

Ответ заключен в третьем постулате террора как разновидности заговора. В Словаре русского языка С. Ожегова заговор трактуется как «тайное соглашение о совместных действиях против кого-либо в политических и других целях». Основу явления составляет динамика совместных интересов. В заговоре задействованы весь инструментарий психологии, ее опыт работы с осознанным и бессознательным.

«Удар по США был результатом сговора международной олигархии с фашиствующими элементами внутри американской администрации и силовых ведомств», — указывает председатель Исламского комитета России Г. Джемаль, комментируя «основоположника новой эпохи террора» — события 11 сентября 2001 г.

вернуться

293

Рудаков А. Мировая финансовая закулиса. «Атеней», 2004, № 5, с. 36.

84
{"b":"543820","o":1}