ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Единая мировая система фондовых рынков использует монополию на инсайдерскую информацию, и механизм реализации целевых информационнопсихологических операций играет на повышение или понижение курса акций, извлекает огромные прибыли.

Терроризм наносит прямой экономический ущерб государствам, а также оказывает негативное воздействие и на мировой экономический процесс в целом. В частности, террористический акт 11 сентября 2001 г. в США, по мнению мэра Нью-Йорка, принес городу только первоначальные потери около 60 млрд. долл.

В результате террористического акта, совершенного боевиками Ш. Басаева в Буденновске 14 июня 1995 г., были убиты 129 мирных жителей, 415 ранены. 1500 человек захвачены в заложники. Материальные потери, по обвинению Ставропольского суда от 3 октября 2001 г., составили 95 млрд. 619 млн. руб.

По экспертным оценкам, в мировом денежном обращении находятся более 1,5 млн. «террористических» долларов США. В случае их изъятия из оборота экономику Запада ждет глубокий спад.

Экономический спад 2008 г. мог быть вызван вмешательством «внешних сил» — террористов или государств, которые нащупали уязвимые места в американской экономике. Об этом говорится в докладе, подготовленном по заказу Пентагона.

«Новое поле битвы — экономика», — сказал в интервью «Washington Times» финансовый аналитик Кевин Фриман, автор доклада, озаглавленного «Экономическая война: риски и ответы». Документ подготовлен для подразделения Пентагона, которое изучает нетрадиционные методы ведения боевых действий.

В нем утверждается: «Против американской экономики была спланирована трехэтапная атака, которая находится в процессе осуществления». Первые две ее фазы — раздувание цен на нефть и «нападение медведей» на Уолл-стрит — пришлись на 2007–2009 гг., а сейчас развивается третья. Под угрозой оказался статус доллара как мировой резервной валюты. Эксперт уверен: внутренние факторы привели бы всего-навсего к «обычному спаду», а не к «ситуации на грани коллапса».

Кто же эти таинственные заговорщики, задавшиеся целью ни больше ни меньше уничтожить Америку? «Среди подозреваемых — финансовые противники в странах Ближнего Востока, исламские террористы, враждебно настроенные представители китайских военных или правительства и организованные преступные группировки в России, Венесуэле, а также Иране», — пишет газета.

Фриман утверждает: ему удалось представить достаточно теоретических свидетельств возможности подобного сценария. Он уверен: расследование должно быть продолжено, поскольку действия финансовых террористов способны обойтись глобальной экономике в заоблачную сумму — 50 трлн. долл. «И организаторы могут остаться неизвестными», — говорит аналитик[294].

Чтобы предотвратить возможность проведения террористических актов, организовать и развивать систему противодействия терроризму на государственном уровне, необходимо постоянно увеличивать финансирование антитеррористической борьбы.

Огромные финансовые затраты на организацию безопасности несут финансовопроизводственные структуры и частные лица. Борьба с терроризмом все больше и больше изымает деньги из государственного и частного секторов, что ставит многие государства и целые регионы в экономическую зависимость от международных террористических организаций и структур, управляющих этими организациями.

Отличительной особенностью современного терроризма является его экономическая составляющая. Террористические и экстремистские организации участвуют в экономических и бизнес-программах. Большие объемы денежных средств, используемых террористами, проникают в финансовые структуры и используются для вербовки исполнителей террористических актов, в том числе террористов-смертников. Террористические организации оказывают финансовую помощь семьям погибших. Кассы террористических организаций пополняются за счет членских или вступительных взносов через культурные и социальные организации, пожертвования в мечетях, посредством поддержания семейных и личных связей участников со странами исхода (так, МИД Великобритании ежегодно фиксирует более 1,4 млн. поездок граждан Соединенного Королевства в Пакистан). Значительная часть денег передается по неформальным каналам, без использования банковской системы.

Эта практика получила широкое распространение в экстремистских исламских организациях. Из легальных денег делают нелегальные деньги для террора по простой схеме: благотворительная неправительственная организация полученные пожертвования передает группе, которая организована как религиозное или образовательное учреждение. От этой группы прикрытия финансы поступают на счета террористов. При движении по схеме денежные потоки «отмываются», и проследить их дальнейшее движение крайне сложно.

Вторая группа пособников занимается прямым «отмыванием» денежных средств. Вместе с финансовыми потоками организованной преступности система финансирования террористических и экстремистских организаций и группировок образует теневую экономику, которая произрастает в больших размерах. Согласно оценкам экспертов, подпольная криминальная экономика достигает 18 % валового национального продукта (ВНП), от 85 до 10 % приходится на долю терроризма. Рост долей организованной преступности и терроризма происходит в три раза быстрее, чем рост ВНП. Крупные акции по отмыванию денежных средств организациями, поддерживающими терроризм, ведет к негативным последствиям в экономике.

По данным ведущего мирового института в сфере борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма (ТАТР), не существует разницы в средствах, которые применяют криминальные преступные сообщества и террористические организации в процессе отмывания денежных средств и их использовании:

• фирмы смешивают нелегальные доходы с доходами от легального бизнеса;

• создаются финансовые фирмы, цель которых скрыть настоящих владельцев счетов фирмы и ее имущество;

• предприятия по отмыванию денежных средств работают в странах, где в основном используются наличные деньги (гостиничный бизнес, транспортные перевозки, такси, игровые салоны, строительство, импорт, экспорт, недвижимость и т. д.);

• подставные лица осуществляют перевод денежных средств от своего имени с целью замаскировать источники финансирования и владельцев финансов;

• оплата наличными или покупка банковских чеков в различных учреждениях многими лицами на сумму, не предусматривающую сообщение о подобном доходе;

• большое количество малых переводов на зарубежные счета с последующим повторением на другие счета;

• фиктивные фирмы, через которые преступные средства, через экспертов по налогам «отмываются»;

• оказание влияния на финансовый сектор: покупка существующих или создание новых банков преимущественно в исламских государствах, контроль денежных средств.

Криминальные сферы бизнеса, в которых действуют террористические организации, практически совпадают с видами деятельности организованной преступности: контроль наркобизнеса, рэкет, проституция, торговля людьми и т. д. Террористическая среда пополняет или включает в свои структуры организованную преступность.

Симбиоз террористических и мафиозных структур стал реальностью. Специальные службы во всем мире рассматривают обе формы преступности как единое целое.

8. Террор как элемент бизнеса

В поиске источников финансирования своей деятельности терроризм использует любые средства, включая бизнес. Терроризм сам превратился в доходный бизнес.

Рассмотрим терроризм как новую форму большого бизнеса, которую в настоящее время агрессивные исламские стратеги пытаются монополизировать.

Возьмем морской разбой как разновидность террористических действий, направленных на объекты морского транспорта.

Вплоть до осени 2008 г. современное пиратство представляло собой опасность лишь в региональном масштабе. Однако последующие события, связанные с изменениями сырьевых маршрутов, переносят эту проблему в глобальную плоскость. По мнению многих аналитиков, происходящее, например, в акватории Африканского Рога — это продолжение борьбы между крупнейшими «игроками» на международной арене, а сомалийские пираты являются таким же проектом, как «аль-Каида» или «Талибан», поддержанные в свое время ЦРУ.

вернуться

294

Воропаев В. «Финансовый кризис устроили террористы». — «Известия» (Москва), № 036, 2 марта 2011 г.

86
{"b":"543820","o":1}