ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Возможно, она действует нам назло, — предположила Шарлотта. — Пара ночей, проведенных взаперти в подвале, поможет сломить ее упрямство.

— Сомневаюсь, — ответила миссис Победоноссон. — В наши дни такое со слугами уже не проходит. Миссис Ормсби попробовала применить этот метод, и что же? Горничная уволилась, как только ее выпустили, и к тому же начала распространять ужасные сплетни о бывшей хозяйке.

— Какой позор! — Шарлотта села на диван и стала нервно постукивать каблуками об пол. Она понимала, что ведет себя по-детски, но ей отчаянно хотелось получить кабриолет. — Я уже все испробовала!

Миссис Победоноссон поднесла образец ткани к окну, чтобы рассмотреть его получше.

— Но ты хотя бы выяснила, как назывался дом, в котором они когда-то жили?

— Нет, она этого не помнит, — раздраженно ответила Шарлотта. — Зато я знаю все, что только можно, о водяном крессе.

Миссис Победоноссон, которой не удавалось сосредоточиться на оттенках, с неохотой отложила ткань в сторону.

— Что ж, — сказала она, — нужно придумать другой способ убедить ее. Я поговорю с твоим отцом.

В следующую субботу, после полудня, мистер Джордж Победоноссон первым пришел на обычное место встречи — в клуб «У Баркера». Узнав об упрямстве Лили, но будучи не в состоянии придумать выход из создавшейся ситуации, он с хмурым видом угощался двойным виски, когда вошел его кузен.

— У нас проблема, Слай, — заявил Джордж Победоноссон, как только Сильвестр сел. — Девчонка показывает характер.

— Какая девчонка?

— Голубка!

— А я думал, она сидит в клетке и разучивает роль.

— Ну, она, конечно, никуда не убежит, но она слишком простодушна, чтобы сыграть роль, которую мы для нее написали. Или недостаточно простодушна, — добавил он после недолгого раздумья.

— О чем ты?

— Она не хочет с нами сотрудничать. Мы беспрестанно твердим ей о том, что удочерили ее много лет назад, но она не соглашается. Говорю тебе, наш план оказался под угрозой срыва.

— Гм-м-м. — Сильвестр Победоноссон одним глотком осушил бокал с виски и какое-то время сидел в глубокой задумчивости.

— Знаешь, я считаю, что нужно провернуть все как можно быстрее, — продолжал Джордж Победоноссон. — Я бы не удивился, если бы выяснилось, что кто-то еще пытается играть в те же игры.

— Но девчонки-то у них нет, верно?

— Толку от нее… — огорченно вздохнул Джордж.

— Конечно, девчонки у них нет, — задумчиво пробормотал его кузен, — и это значит, что они используют подмену.

Джордж Победоноссон удивленно посмотрел на него.

— Кого-то, кто сыграл бы ее роль, — развил свою мысль Сильвестр. — Но ведь и мы можем поступить точно так же. Почему бы и нет?

— А с настоящей-то что делать?

— Запри ее где-нибудь подальше. — Он грубо рассмеялся. — А знаешь что — давай уберем обеих сестричек: глядишь, скидку сделают!

— Ну, вряд ли нам удастся так просто отправить их подальше против их воли.

— Тогда первой нужно увезти дурочку — пустим слух, что она сбежала. Слуги постоянно сбегают. А через какое-то время вторая тоже может уехать.

— Гм-м, — задумчиво произнес Джордж Победоноссон. — Это может сработать. Но где нам раздобыть имитатора? Нам нужна девушка такого же возраста и такая, на которую можно полностью положиться.

Сильвестр широко улыбнулся.

— Мой дорогой кузен, тебе придется искать ее не далее собственного дома.

Джордж посмотрел на него, открыв рот.

— Ты имеешь в виду…

— Разумеется. Но нам нужно получить от Лили как можно больше информации: описания, даты, детали о мамочке и папочке — все в этом роде.

— Понял, приступаю! — заявил Джордж Победоноссон. Как всегда, светлая мысль пришла в голову его кузену, хотя Шарлотте придется предложить что-то еще помимо кабриолета, это бесспорно.

— Ну, какие еще новости? — полюбопытствовал Сильвестр Победоноссон.

— Я раздобыл для тебя треуголку с пером!

— И зачем она мне нужна?

— Будто ты не знаешь! Будто тебе не говорили, что через пять лет ты станешь лорд-мэром Лондона!

— Лорд-мэром Лондона! Не понимаю, о чем ты, — слукавил Сильвестр. — Что же я натворил, за какие такие заслуги меня сделают лорд-мэром?

— Выдающийся коммерсант, но при этом заботливый, милосердный человек, — сказал Джордж Победоноссон. — Ты ведь именно таким хочешь казаться в глазах света, не так ли? — Он подмигнул кузену. — И особую заботу ты проявляешь в отношении падших женщин, да?

Сильвестр проигнорировал этот вопрос.

— Во всяком случае, я знаю, чью треуголку ты прибрал к рукам. Я был на похоронах старого Вэлланда-Скропса и видел, как она проплыла мимо меня на дрогах.

— Говоришь, ты там был? А я тебя не заметил.

— Я опоздал — тихонько вошел в церковь и сел в заднем ряду. Разумеется, я не знал его лично, но все же…

— Это такие похороны, на которых стоит показаться, верно?

— Вот именно, — кивнул Сильвестр Победоноссон. — И кстати, сохрани для меня эту треуголку. На всякий случай.

— Это вы миссис Макриди? — спросила женщина. Она была очень худа и постоянно держалась за живот, словно он болел.

— А кому я понадобилась?

— Мы незнакомы, но уверяю вас, мадам, я не желаю зла ни вам, ни кому-либо еще.

Миссис Макриди немного расслабилась. Ей нравилось, когда ее называли «мадам».

— Очень хорошо. Да, это я.

— И вы до недавнего времени держали меблированные комнаты в районе Севен-Дайлз?

— Да. Очень уважаемое, разрешенное законом предприятие. — Она вздохнула. — К сожалению, сейчас здание снесли.

— Так и есть. Мне об этом сказали. Там снимали комнату две юные девушки — две сестры.

Миссис Макриди кивнула.

— Я знаю, о ком вы. Их звали Грейс и Лили. Очень милые девушки. Одна была немного простодушна, но сестра о ней заботилась. Темно-рыжие локоны, торжественное лицо… настоящая красотка, должна признаться.

— Именно эту девушку я и ищу. Вы случайно не знаете, где она сейчас может быть?

Миссис Макриди покачала головой.

— Не имею ни малейшего представления, дорогая. — Она минуту подумала. — Знаете, они ведь вместе продавали водяной кресс. Вы не пытались поискать их на рынке Фаррингдон рано утром?

— Пыталась. — Женщина кивнула. — Но их никто не встречал уже несколько месяцев. — На ее лице мелькнула тень глубокого разочарования. — Вы были моей последней надеждой. Как вы считаете, есть ли хоть какие-то шансы на то, что вы однажды снова ее увидите?

— Ну, полагаю, шансы есть всегда, — произнесла миссис Макриди тоном, который свидетельствовал о противоположном.

— Если увидите, то, пожалуйста, передайте ей, что с ней срочно хочет связаться миссис Смит.

— Миссис Смит? — удивленно переспросила миссис Макриди, поднимая бровь.

— Под таким именем она меня знала. Я живу в Тамаринд-коттедже на Сидней-стрит вместе с дочерью. Сможете запомнить?

— Разумеется. — Миссис Макриди поколебалась, но затем добавила: — У вас такой изможденный вид, дорогая. Может, войдете в дом, отдохнете?

Миссис Смит покачала головой.

— Спасибо, не стоит. Но я была бы вам весьма признательна, если бы вы записали адрес, который я вам назвала, — так, на всякий случай.

— Тамаринд-коттедж на Сидней-стрит. Я попрошу сына записать это, как только войду в дом, — пообещала ей миссис Макриди.

Она долго смотрела вслед миссис Смит — та шла медленно, согнувшись чуть ли не вдвое.

Чу! Из могилы тоскливый вой

До моих ушей долетает.

Живые, узрите участок земли сырой,

Где забвенье вас ожидает.

Эпитафия на надгробном памятнике

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Когда ранним утром работники «Похоронного бюро семейства Победоноссон» прибыли на станцию «Ватерлоо некрополис», паровоз и вагоны были покрыты изморозью, а окна украшены узорами из кристалликов льда, придавая поезду воздушный, нереальный вид. Поезд-призрак тускло поблескивал на мрачной, освещаемой газовыми фонарями станции. Грейс, войдя в вагон для служащих бюро и сев у окна, попыталась представить себе, какое впечатление он может произвести, когда будет двигаться по загородной местности, извиваясь змеей по ледяному ландшафту, белому и сверкающему на морозе, холодному, как сама смерть.

28
{"b":"543821","o":1}