ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В приемной горела одна газовая лампа, и от ее неровного света высокий мраморный ангел отбрасывал на стену неверную, колышущуюся тень. Там их ожидал мистер Победоноссон — полностью одетый, с серьезным и торжественным лицом, только что прибывший из Кенсингтона и желающий как можно скорее сообщить новости своим служащим.

Призвав присутствующих к тишине, он объявил:

— Без сомнения, все вы гадаете о том, что могло случиться. — Он подождал, пока стихнут возгласы, выражающие согласие, и продолжил: — Моя печальная обязанность — сообщить вам о том, что принц Альберт, супруг нашей дорогой королевы, скончался сегодня ночью.

Все собравшиеся в комнате дружно ахнули, а две девушки даже расплакались. Грейс вспомнила красивое страстное лицо, которое ей удалось разглядеть в окне кареты, а затем — эпитафии, которые она только накануне читала на могильных плитах. Да, это правда: смерть поджидает всех, не проявляя никакого уважения к положению человека в обществе.

— Мы и не знали, что он болен, сэр! — крикнул кто-то.

— А как же королева? Это ее убьет!

Мистер Победоноссон ответил:

— Вряд ли я должен напоминать вам о том, какой это удар для страны. Национальная катастрофа.

Зазвучал гул одобрения, послышались всхлипы.

— Однако… — Мистер Победоноссон сделал паузу и откашлялся. — Несмотря на то что для всех нас это, несомненно, настоящая трагедия, кое-кто может, гм… — Он снова замолчал, подыскивая нужные слова. — Некоторых эта трагедия потрясет сильнее. А кое-кто — хотя они, несомненно, так же переживают, как и все остальные, — возможно… не совсем…

Он решил отказаться от попыток сообщить им как можно в более достойной манере о том, что они с миссис Победоноссон уже обсудили ситуацию и пришли к выводу, что смерть принца Альберта вызовет своеобразный подъем похоронного бизнеса, ведь нет никаких сомнений в том, что вся нация непременно оденется в черное.

— Все наши мысли сейчас обращены к нашей дорогой королеве, — искренне заключил он.

Двумя днями позже Грейс подумала о том, какая удивительная вещь приключилась с окружающим миром: он за одну ночь стал черным. Магазины, омнибусы, наемные экипажи, поезда, лошади, рестораны и дома были задрапированы в целые ярды бомбазина или крепа. На собаках появились черные ошейники, на кошках — черные банты, а длинные белые пеленки младенцев теперь были украшены окантовкой из черного грогрена. Люди словно задались целью доказать свою преданность королеве Виктории и принцу Альберту — или, возможно, желали, чтобы окружающие считали их аристократами, а значит — приближенными к королевской семье.

Обычные похороны переносили либо на более раннее время, либо на более позднее, уже после похорон принца Альберта, и Грейс, которой отчаянно хотелось навестить Лили и разузнать всю правду о ее таинственном воздыхателе, вскоре поняла, что ей не удастся это сделать: двумя днями позже, в шесть часов вечера, мистер Победоноссон опять созвал всех сотрудников похоронного бюро в красной комнате. Там также присутствовала и миссис Победоноссон, одетая в очень элегантное муаровое траурное платье; на плечи она набросила накидку из черного меха, на шею надела трехрядное колье из черного жемчуга и в целом — краем ухом услышала Грейс слова одной из девушек — ужасно походила на самонадеянную выскочку.

— Работники и прислуга, — напыщенно начала миссис Победоноссон, — после смерти обожаемого супруга нашей королевы мы получили сообщение из самого Букингемского дворца, где говорилось, что королева желает, чтобы все жители страны достойно следовали правилам траура.

Кое-кто из слуг обменялся недоуменными взглядами.

— Достойно следовали правилам траура, — повторила миссис Победоноссон, поправляя ожерелье, дабы привлечь к нему всеобщее внимание. Именно такого события — величественных, общественно значимых похорон — она и ждала, чтобы надеть его.

— В память о нашем дорогом принце Альберте всех жителей Британии просят надеть, по крайней мере, черную траурную ленту, — пояснил мистер Победоноссон. — Те же, кто каким-либо образом связан с королевским двором, должны носить полный траур в течение трех месяцев.

При этих словах его супруга торжественно и многозначительно кивнула. Семейство Победоноссон никоим образом не было связано с королевским двором, но миссис Победоноссон решила, что они с Шарлоттой будут носить траур по меньшей мере полгода, переписку станут вести исключительно на бумаге с черной каймой, а свою карету прикажут обить изнутри бомбазином.

— Следующие три месяца считаются вторым периодом траура, и последние три месяца — третьим периодом, самым мягким, — добавил мистер Победоноссон.

— Так и есть. — Миссис Победоноссон промокнула глаза платочком с черной каймой, обдумывая свой наряд для этого периода: он должен быть в лиловых и розоватых тонах, которые так ей идут.

Пока его жена была занята тем, что демонстрировала грусть и скорбь, мистер Победоноссон продолжил:

— Что касается траурной одежды, то некоторым из вас известно: моему кузену, мистеру Сильвестру Победоноссону, принадлежит «Универсальный магазин траурных товаров Победоноссона» на Оксфорд-стрит.

Служащие закивали. Этот факт был известен всем.

— Мой кузен обратился к нам за помощью. — Он сделал театральную паузу и продолжил: — Его магазин переживает небывалый наплыв покупателей: они обращаются к нему как лично, так и в письмах. Они начинают выстраиваться в очередь у дверей с шести часов утра, и в шесть часов вечера их поток не ослабевает.

— Мистер Сильвестр Победоноссон решил впускать их по предварительным билетам, — вмешалась миссис Победоноссон, — но магазин все равно не может справиться с таким огромным количеством посетителей.

— Он не успевает брать у них деньги! — завопил мистер Победоноссон, не в силах более сдерживаться. Его супруга сильно толкнула его локтем в бок, и он продолжил уже в более спокойной манере: — Что я, собственно, хотел сказать: мистер Сильвестр Победоноссон попросил нас выделить ему как можно больше служащих, которые могли бы поработать в его магазине на Оксфорд-стрит. Все пройдут ускоренные курсы, во время которых узнают принципы работы эксклюзивного магазина, а затем к каждому из вас приставят опытного сотрудника. Здесь же останется лишь костяк служащих. — Он замолчал. — Костяк служащих: хороший каламбур, а?

Все вежливо рассмеялись, после чего он зачитал имена тех, кто останется в похоронном бюро: это были кузнец и его подручные, несколько немолодых белошвеек и двое конюхов, приехавших в Лондон из деревни, — все они явно не годились на то, чтобы прислуживать благородным господам. Что же касалось женщин помоложе, то все они, включая Грейс, ранним утром должны были отправиться на новое место работы.

Универсальный магазин траурных товаров Победоноссона, Оксфорд-стрит, Лондон.

Платье для первого, второго и третьего периодов траура: мы учтем особенности каждой стадии вашего горя.

Образцы узоров и тканей высылаем по первому требованию.

Наш магазин находится под покровительством членов английской и иностранных королевских семей.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

«Универсальный магазин траурных товаров Победоноссона» располагался недалеко от Оксфорд-серкус, на знаменитой лондонской Оксфорд-стрит, а также поблизости от «Универсального магазина траурных товаров Джея» — первого и самого знаменитого из крупных магазинов, которые специализировались на траурной одежде, аксессуарах и открытках. Между организациями существовало соперничество: у кого больше всего платья на складе, кто предлагает покупателям наиболее модные наряды и чьи клиенты относятся к сливкам аристократического общества. Время от времени в один из магазинов обращался лорд, или леди, или младший член королевской семьи, вызывая бесконечную обиду у конкурентов.

Грейс неожиданно поняла, что с нетерпением ожидает того момента, когда перейдет на другое место работы: она уже устала от своей роли наемной участницы похорон, от необходимости постоянно ходить с трагическим лицом, да еще и практически на ощупь, пытаясь хоть что-то рассмотреть через густую вуаль. Кроме того, универсальные магазины казались ей такими соблазнительными! Она достаточно часто проходила мимо них, но еще ни разу ей не доводилось оказаться внутри, ведь у дверей стояли суровые мужчины в униформе: если посетитель был бедно одет, стражи не открывали дверей и старались прогнать его, бросая на несчастного тяжелые взгляды или даже покрикивая на него. Обычно в универсальные магазины таких, как Грейс, не пускали.

31
{"b":"543821","o":1}