ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы с Глебом тихонько просочились мимо этой теплой компании и вышли на свежий воздух. На лавочке около входа сидел деда. Оглядев нашу красочную композицию он крякнул на гипс и тяжко вздыхая, повел нас к машине. Стас присоединился к нам у ворот.

Обратно ехали молча. Глеб, видимо от обезболивающих, уснул откинув голову на спинку сиденья. Я красноречиво сверкала глазами на водителя. Стас же пытавшийся было рассказать, как он обвел вокруг пальца местных, вынужден был заткнуться и ехал всю дорогу надувшийся на весь белый свет.

Как только приехали, растормошили пострадавшего, дед своеобразно попросил извинить его за риск и травму. Глеб за все простил и благородно списал все на отсутствие у себя опыта в ремонте крыш. Бабушка была более эмоциональна, но ее речь сводилась к тому, что она нафиг сожжет ту хибару, на которой такой чудесный человек пострадал. Стас снова начал заводись свою шарманку про эпопею в больнице, но слушал его только Костик. В конце концов, нас всех накормили и я с Глебом ушла в комнату.

– Ты уж прости. - Я сидела на краю кровати и ковыряла пальчиком гипс. Глеб полусидел на подушках и попивал какую-то лечебную гадость, которую ему развела бабушка.

– Ничего! Зато сколько впечатлений! - Мужчина хмыкнул в кружку.

– Не стоило им так издеваться над тобой. Я честное слово не знала о такой подставе!

– Я верю. Не сержусь. Можно было и догадаться, что ты не одна такая в мире и твои родственники прямое доказательство поговорки " Яблочко от яблоньки". - Глеб хоть и имел бледноватый вид, но вовсе не выглядел обиженным или сердитым.

– Странный ты. Другой бы уже ковылял в сторону Москвы с твердым желанием больше меня никогда не видеть. - Интересно вдруг и он сейчас скажет что-то вроде: " я не сержусь, но нам и правда лучше больше не видеться". Будет очень обидно.

– Возможно. Но мне ты нравишься. И к тому же! Теперь у меня есть веский повод тобой манипулировать. - Глеб хитро прищурился.

– В смысле? - Что-то кроме шантажа в голову ничего не идет.

– Скажем, я теперь на месяц точно на больничном. Мне будет тяжело самому справляться с бытовыми трудностями. Может, ты в качестве сестры помощи, переедешь ко мне? - Видели брутала, хлопающего ресничками? А я увидела, впечатлилась и рассмеялась.

– Это ты так решил меня в свою пещеру заманить? А если я вежливо, но непреклонно откажусь?

– Тогда я буду весь месяц голодный и печальный. Буду грустно строчить тебе смс и вздыхать на твой портрет. - Актерище!

– Откуда у тебя мой портрет?

–Вот видишь, даже портрета нет. Ну, соглашайся! Я обещаю быть примерным больным: есть что дают, пить, что скажут и не приставать.

– Может, тогда мы тебя к нам перевезем? – Ляпнула, так ляпнула.

– Неет, тогда мое последнее обещание будет слишком легко выполнить. Надо чтобы я мучился и боролся с собой. - И снова хитрая улыбка. Неужели он серьезно? Да лаааадно!? А что я теряю? Это же всего месяц. Я ему ничего не должна. Если что- уеду. А вот если понравится..

– Уговорил. Но если вдруг будешь капризничать... - Я сурово сдвинула брови. Но кажется, моя пантомима не произвела должного впечатления на этого мужчину, потому что Глеб буквально расцвел улыбкой и притянул меня в объятья. Скажите люди добрые, на что я согласилась!?

Глава 9.

Хочешь узнать мужчину? Сломай ему ногу и устройся к нему сиделкой.

За месяц проживания с Глебом в одной квартире я пришла к выводу, что самые идеальные мужчины имеют неожиданные пристрастия и недостатки. Не скажу, что я считаю недостатками раскиданные носки, полную корзину белья или зубную пасту в раковине. Это меня обошло стороной, поскольку у Глеба была приходящая домработница. Узнала я об этой тете только через две недели. Так как пока я была на работе- теть Женя приходила и все убирала.

Пристрастие первое: Глеба: он хищник. Нет, ничего такого! Просто, как оказалось, мужчина просто не воспринимает овощи как еду. Накормить его супом- так же пустая затея. Глеб наедается или мясом или выпечкой. Все. Ну, еще вызывают уважение трехэтажные бутерброды. Второе пристрастие: этот хищник еще и сладкоежка. Как так? А вот так! Любимые сладости- это пирожные трубочки со сливками. Ооо! Как он их ест! Если бы кто-то додумался записать учебный фильм по соблазнениям пирожными- то видио с Глебом было бы примером соблазнения высшего класса. Пристрастие третье: хоккей! Смотрит, играет раз в месяц и ездит два раза в год на чемпионаты. Ничего особо в этом не поняла, но впечатлилась.

За месяц совместного проживания мы ни разу больше не спали в одной комнате и на одной кровати. Я не настаивала, а Глеб не предлагал. Однако я издевалась над мужчиной по полной программе! Накупила кучу шелковых халатиков и всяких разных пижамок и сорочек. Каждое утро начиналось с моего дефиле с подносом с завтраком к кровати больного. Глеб держался как герой! Отводил глаза, косился, вздыхал, сглатывал, сжимал кулаки, но терпел мое полуголое присутствие. Я же своим женским зорким глазом отчетливо видела утреннее мужское приветствие. И пусть, что у мужчин поголовно у всех с утра такая проблема. Все- равно приятно!

Но не только я испытывала выдержку Немо. Мужчина очень красиво дефилировал из душа с полотенцем на бедрах и постукивая гипсом, обернутым в целлофан. Я даже грешным делом начала мечтать о пиратах. Почему о пиратах? Так мокрые, хромые и брутальные! В моих фантазиях я одевала на Глеба треуголку и рисовала на гипсе скрещенные кости вместо прелюдии... Так же меня соблазняли голым торсом по вечерам и страстным поцелуем на ночь (после которого я еще долго ворочалась на кровати и пересчитывали фонари за окном). В общем, мне тоже было интересно и волнующе.

По негласному общему решению до снятия гипса мы скорее играли. Присматривались, прощупывали, применялись и распаляли друг друга.

На работе все было тихо и мирно. Заказ от фирмы Глеба мы еще не получили. Причин было несколько и не самая важная из них: больничный самого Градова. Вторая причина состояла в том, что было решено изменить условия заказа. Все это было на руку " от и до". Артем вдруг решил добрать людей и заставил наш отдел вспоминать подходящих знакомых. Подозреваю, что не только мы ломали мозг и терроризировали записные книжки. В итоге, за месяц были набраны оставшиеся два человека. Мой хороший знакомый по курсам Володя Шпик двадцати трех лет и знакомый знакомого Алексей Савушкин тридцати лет. Оба легко влились в коллектив и оказались довольно толковыми и не конфликтными. Вот только Алексей оказался ловеласом. Промучившись то меня, то Изабеллу своими ухаживаниями, мужчина выкинул белый флаг и на наше внимание больше не претендовал.

В общем, для меня месяц был довольно яркий и насыщенный. Сегодня была пятница и день снятия гипса с Глеба. Я веселая и довольная топала домой к Глебу. Сам выздоровевший сейчас проходил повторный рентген и через час- полтора обещал прибыть на своих двоих. За весь месяц меня невероятно удивляло, что ни разу не слышала о звонке родных или их приходе. Я терялась в догадках, почему так, но пока не спрашивала Глеба в лоб.

Забежала в магазин, закупилась, как на неделю и потащила, довольным хомяком, все в ту самую кошмарную квартиру. Еле-еле дошла, но была собой довольна. Я купила всего столько, что точно не могла бы ничего забыть! Быстрый душ, волосы в пучок, на себя натянула широкую футболку, домашние шорты, на кровати разложила симпатичный сарафанчик, что бы потом быстро переодеться и бегом бросилась готовить.

Мясо с картошкой и травами в духовку, на плиту поставила тушиться ёжики из фарша и риса, на гарнир со злорадной улыбкой все тот же рис.

Быстрый взгляд на часы и я быстрой ланью рванула в комнату переодеваться в сарафан. Не успела... Раздался звонок в дверь. Тяжко вздыхая и даже не задумываясь о том, что у Глеба есть ключи я с широкой улыбкой, открыла дверь. На пороге с оскалом во всю мордень застыла брюнетка. Какая-то подозрительно-знакомая...

26
{"b":"543823","o":1}