ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Иногда Зеб дразнил Адама Фенеллой. Он говорил, что у нее, наверное, татуировки по всему телу, даже на сиськах. Что она нюхает кокаин и совсем сторчалась; что она сбежала с байкером, нет, с десятью байкерами, и отсосала у них у всех, у одного за другим; что она уличная проститутка в Лас-Вегасе, обслуживает чокнутых нариков и сутенеров-сифилитиков. Зачем он говорил эти омерзительные гадости про женщину, которую считал своим вторым «я», духом-хранителем, феей-крестной, практически мраморной богиней? Кто скажет.

Но странное дело, Адам не протестовал. Он только улыбался — несколько пугающей улыбкой, словно знал что-то такое, чего не знал Зеб.

Адам ни разу не пожаловался на детские шалости Зеба. Он даже тогда уже был чертовски скрытный сукин сын. Как правило, они работали вдвоем. В школе — она принадлежала Нефтекорпу и называлась «Продуктивный пласт» — они были известны как «срань Господня» из-за отца. Но никто уже не осмеливался наезжать на них — во всяком случае, явно, как только Зеб немного подрос. Адам в одиночку стал бы просто сидячей мишенью, такой он был худой и прозрачный. Но стоило кому-нибудь хоть пальцем его тронуть, Зеб делал котлету из обидчика. Впрочем, хватило всего двух раз. После второго раза слух о том, что с ними лучше не связываться, разошелся по школе.

Руки Шилицци

Адам и Зеб совместными усилиями спасались от промывки мозгов, которую вели Труди и преподобный. Чего они пытались избежать, помимо наказания? Любых шагов, ведущих по пути праведности, пути Святого ПетрОлеума, на который их так усиленно толкали.

Адам спасался исключительно враньем на голубом глазу — любой, кроме Зеба, поверил бы, что Адам невинен, как только что снесенное яичко. А у Зеба проявились таланты вора-домушника. Часы, проведенные им в чулане, имели и свои положительные стороны, а шпильки для волос — массу полезных применений. И скоро Зеб уже тайком передвигался по всему дому, копаясь в ящиках комодов и в электронной почте родителей, пока те думали, что он надежно заперт среди зимних пальто и устаревшей бытовой техники. Взлом замков стал его увлечением, а хакерство — после тайных экскурсов в школьную интрасеть и визитов в публичную библиотеку — призванием. В мире фантазий никакие пароли не могли преградить ему путь, никакие замки не могли его удержать, и по мере того как он становился старше и опытней, эта фантазия вливалась в реальность.

Сперва он с головой погрузился в порносайты и пиратскую кислотную рок- и фрик-музыку. Разумеется, все это Церковь запрещала. Ее уделом были наглухо застегнутые воротнички и публичные обеты воздержания. Одобренная Церковью музыка была ужасна, как тысяча космических монстров. Так что Зеб врубал через наушники продукцию каких-нибудь «Фосфоресцирующих трупов», «Раков поджелудочной» или «Шизоидных глистов-альбиносов» и бродил по сети в поисках все новых женских тел во все более затейливых позах. Он ведь не делал ничего плохого: все эти видео уже сняты, так что он в каком-то смысле путешествовал во времени. Причиной их появления был не он.

Когда он почувствовал, что готов, то решил поднять ставку и по-настоящему испытать свои силы.

Церковь ПетрОлеума была весьма продвинута в смысле технологий. Она собирала пожертвования через десяток хитроумных сайтов, интегрированных с социальными сетями. Урожай из карманов верующих поступал круглосуточно и без выходных. Предполагалось, что защита на этих сайтах — лучше не бывает, с двухслойной кольчугой из хитровывернутых программ, которую пришлось бы взломать любому воришке, пожелай он добраться до текущих счетов. И действительно, система надежно защищала от внешних воришек; но она была совсем не защищена от массивной атаки изнутри, которую провернул Зеб, когда ему только-только исполнилось шестнадцать.

Слабым местом преподобного была вера в собственную неуязвимость. Поэтому он был беспечен; а из-за плохой памяти на комбинации букв и цифр он записывал свои пароли. И прятал в таких очевидных местах, что рассмешил бы и пасхального цыпленка. Шкатулка для запонок?! Носки воскресных туфель?! «Ретрокретин», — вздыхал Зеб, извлекая бумажки, запоминая сочетания символов и возвращая шкатулку или туфлю точно на то же место.

Завладев ключами от королевства, Зеб отвел струйку пожертвований — конечно, не весь поток, всего лишь доли процента, в пределах ошибки округления, он же не был идиотом — на несколько счетов, принадлежащих ему самому. Он позаботился о том, чтобы жертвователи получали стандартные письма от имени Церкви: сначала униженные благодарности, потом вдохновляющие фразы, потом что-нибудь такое, чтобы пробудить у прихожанина комплекс вины, плюс один-два лозунга, разжигающих ненависть к врагам Святой Нефти Господней: «Солнечные панели — работа сатаны», «Экологи — эк, олухи!», «Дьявол хочет, чтобы вы замерзали в темноте», «В глобальное потепление верят серийные убийцы».

Добычу Зеб складывал в тайники, для которых использовал синтетическую личность, сшитую из кусочков, наворованных на разных плохо защищенных сайтах: среди них были сайты игр 3D с аватарами, «Спаси рыбку» и другие слезливые благотворительные эко-форумы, а также осязательные порностимуляторы, установленные в пригородных торговых центрах. («Осязательная обратная связь дает подлинные, натуральные ощущения! Скажи „до свидания“ притворным стонам и вскрикам! Предупреждение: не подвергайте электронное устройство воздействию влаги. Не помещайте клеммы в рот и на другие участки тела по соседству со слизистыми оболочками. Нарушение этого правила может привести к сильным ожогам».)

Зеб совсем не удивился, обнаружив во время очередной вылазки, что и сам преподобный часто посещает осязательные дроч-сайты, хотя делает это из дома — конечно, преподобный не мог себе позволить, чтобы его поймали в торговом центре. Клеммы обратной связи преподобный прятал в сумке с клюшками для гольфа. Он предпочитал сайты, где пользовались хлыстами, засовывали в разные отверстия бутылки и прижигали соски. Он также был большим поклонником сайтов, на которых воспроизводились исторические обезглавливания. Эти были заметно дороже — видимо, из-за декораций и костюмов. «Мария Стюарт, королева шотландская: горячая рыжая красотка, горячая красная струя!» «Анна Болейн — королевская шлюха! Она делала это со своим братом, она сделает это с тобой, а потом ты сможешь отрубить ее грешную голову!» «Екатерина Говард! Холодная, как камень, хитрая, как лиса! Удар твоего мощного меча — она и вправду похолодеет!» «Леди Джейн Грей: накажи девственницу-аристократку за ее спесь. Повязка на глаза — по желанию». Эти сайты передавали в руки натуральные ощущения, словно ты и вправду только что отрубил женщине голову топором. («Интересно и весело! Исторически достоверно! Познавательно и расширяет кругозор!»)

За дополнительные деньги жертва всходила на плаху голая. Это возбуждало сильнее. Зеб и сам попробовал несколько раз, за счет преподобного (и, конечно, тщательно замел следы), — чтобы сравнить ощущения с одеждой и без. Коленопреклоненная голая женщина, которая через минуту лишится головы, — почему его это возбуждает? Может, он особо черствый или психопат? Нет — если верить Адаму, который много читал на эти темы, у психопатов не хватает какого-то чипа в мозгу. Они лишены эмпатии; чужие крики и слезы для них лишь неприятный шум. Следовательно, психопат не мог бы чувствовать себя последним дерьмом или извращенцем. В отличие от Зеба.

Он подумывал о том, чтобы хакнуть сайг и переписать код — чтобы, когда опускается топор, ощущения передавались не в руки зрителя, а в его шею. Что чувствует человек, когда ему отрубают голову? Это больно, или ощущения гасятся из-за шока? Или наступает прилив эмпатии? Но перебрать с эмпатией — опасно. Сердце может остановиться.

Эти голые, коленопреклоненные, без пяти минут безголовые женщины — они настоящие или нет? Зеб решил, что нет, потому что виртуальная реальность отличается от настоящей. В реале тебе на самом деле больно. И никто не разрешил бы убивать настоящих женщин в прямом эфире: ведь это незаконно, правда? Но спецэффекты были такие потрясающие, картинка такая объемная, что зритель инстинктивно уворачивался от брызнувшей крови.

26
{"b":"543828","o":1}