ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но сотрудникам «НоваТы» придется долго ждать посланного к ним ремонтника, подумал Зеб, ведь не пройдет и часа, как он трансформируется в Гектора, а Шет исчезнет с лица земли. Шахматная фигурка слона была при нем, в кармане мешковатых вельветовых штанов. В этом же кармане Шет держал левую руку — так, на всякий случай: если кто-нибудь заинтересуется, пусть думают, что это он втихомолку доставляет себе удовольствие. Чем он тут же и занялся, притворяясь, что старается не бросаться в глаза — на случай, если машина оборудована камерами слежения (скорее всего, так и есть). Лучше пусть его сочтут онанистом, чем перебежчиком, везущим краденое.

«НоваТы» располагалась в обшарпанном комплексе на краю серо-рыночного плебсвилля. Поэтому было совершенно неудивительно, что машине, в которой ехал Зеб, преградила путь перевернутая тележка «Секрет-бургера», вокруг которой шла полномасштабная драка. Ее участники уже с ног до головы изгваздались в красном соусе. Над местом драки воздух пульсировал от гудков автомобилей и воплей шоферов, и в нем со свистом проносились снаряды-бургеры. Водитель Зеба тоже принялся давить на гудок, но открывать окно, чтобы прокричать ругательство, не стал — знал, что выйдет себе дороже.

Но не успели бы вы сказать «престидижитатор», как на машину Зеба напала банда, человек двенадцать «косых». Похоже, у них была цифровая отмычка с заранее введенным кодом машины «Здравайзера», потому что кнопки замков моментально отщелкнулись. Не прошло и секунды, как «косые» уже выволокли брыкающегося, вопящего шофера наружу и принялись вытряхивать его из одежды и обуви — ловко, словно чистили початок кукурузы. Эти банды знают свое дело, что есть, то есть. Еще секунда — они завладеют ключами от машины, дадут задний ход, и поминай как звали. Машину продадут целиком или на запчасти, смотря что выгоднее.

Это и был момент, которого ждал Зеб. Банде заплатили заранее: «косые» работали грязно, но и стоили недорого, и к тому же охотно брались за мелкие дела. Убедившись, что водитель его не видит — еще бы, с головой, полностью залитой красным соусом, — Зеб рыбкой выскользнул из задней двери машины, на корточках прополз по проулку и завернул за угол, потом за другой, а потом и за третий, где состоялось его рандеву с указанным мусорным контейнером.

Коричневые вельветовые штаны отправились в контейнер — наконец-то, а из контейнера были извлечены хорошо поношенные джинсы и ряд аксессуаров. Черная искожаная куртка, черная футболка с надписью «ДОНОР ОРГАНА — ДАЮ ПОПРОБОВАТЬ БЕСПЛАТНО», зеркальные черные очки, бейсболка с изображением красного черепа средних размеров. Золотая фикса на передний зуб, фальшивые усы, свежая ухмылка, и Гектор-Вектор готов рассекать по кварталу. Шахматного слона он старательно сберег и осторожно спрятал в застегивающийся на молнию внутренний карман куртки.

После этого он отправился в путь. Он торопился, но не показывал этого сторонним наблюдателям: лучше пусть будет незаметно, что он идет по делу. Кроме того, он старался выглядеть как человек, который явно ничего хорошего не затевает, но в общем, а не конкретном смысле.

Чтобы добраться до нужного ему клуба «Хвост-чешуя», надо было углубиться в территорию плебсвиллей. Если бы Зеб зашел туда в своем прежнем гиковском обличье, то ему наверняка пришлось бы защищать свою территорию, начиная со скальпа, носа и яиц. Но в таком виде, как сейчас, он почти не привлекал внимания. Несколько человек оценили его, прищурившись: стоит ли связываться. И решили, что нет. Так что Зеб беспрепятственно рассекал дальше.

Вот он, клуб, прямо впереди: неоновая вывеска «РАЗВЛЕЧЕНИЯ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ», а под ней шрифтом помельче: «Для джентльменов с изысканным вкусом». На афишах были изображены змееподобные красотки в обтягивающих чешуйчатых одеяниях, большая часть — со впечатляющими сисимплантами, некоторые — в таких затейливых позах, словно у них вообще нету позвоночника. Женщина, способная закинуть обе ноги себе на шею, безусловно, может предложить нечто новое в постели, хотя и не совсем понятно, что именно. А вот и питон Март — обвивается вокруг висящей на трапеции женщины в огненно-красном костюме кобры. Женщина была удивительно похожа на Катрину Ух, прекрасную укротительницу змей из Плавучего Мира, которую Зеб столько раз помогал распиливать на куски.

Судя по афише, она даже старше не стала. Значит, она все еще «не теряла формы». Что бы это ни значило в ее ремесле.

Еще рано, посетители пойдут в заведение позже. Зеб напомнил себе дурацкий пароль, которым его нагрузили: «маслянистый». Как его использовать, чтобы это выглядело естественно? «Вы сегодня очень маслянисто выглядите». За это можно схлопотать пощечину или удар кулаком в нос, смотря к кому обращаешься. «До чего маслянистые погоды стоят». «Выключите-ка эту маслянистую музыку». «Чо это ты такой маслянистый?» Все звучало ужасно нелепо.

Он позвонил в дверь. Дверь была толстая, как в банковской кладовой, с большим количеством металла. В глазке показался глаз. Защелкали замки, врата отворились, и на пороге возник вышибала — такой же здоровенный, как сам Зеб, только черный. Короткая стрижка, темный костюм, черные очки.

— Чо надо? — спросил он.

— Я слыхал, у вас тут девки маслянистые. Аж скользят.

Мужик уставился на него сквозь очки.

— Чего-чего?

Зеб послушно повторил.

— Маслянистые девки, — произнес вышибала, перекатывая эти слова во рту, как жареную дырку от пончика. — Аж скользят.

Углы его рта поехали к ушам.

— Угу. Ясно. Заходи.

Прежде чем захлопнуть дверь, он оглядел улицу. Опять защелкали замки.

— Тебе к самой, — сказал он.

Он повел Зеба по коридору, устланному пурпурным ковром. Вверх по лестнице. Здесь пахло фабрикой удовольствий в нерабочие часы. Очень грустный запах. Запах продажной любви, который говорит о наигранной похоти, означающей одиночество; означающей, что тебя будут любить, только пока ты за это платишь.

Вышибала что-то сказал в микрофон — очень маленький, потому что Зеб его не видел. Может, он вделан в зуб; сейчас это стало модно, хотя если зуб выбьют в драке и ты его проглотишь, то будешь разговаривать из задницы. Они дошли до внутренней двери, на которой было написано: ГОЛОВНОЙ ОФИС, А ТАКЖЕ ОФИС ВСЕГО ОСТАЛЬНОГО ТЕЛА. Еще на двери висел зеленый логотип с подмигивающей змеей и рекламный девиз: «Мы проявляем гибкость».

— Заходи, — буркнул вышибала. Похоже, у него был очень ограниченный словарь. Зеб вошел.

Комната была своего рода кабинетом; в ней стояла куча видеоэкранов и дорогая мягкая мебель, которая о чем-то заявляла, но очень приглушенно; еще тут был мини-бар. Зеб с тоской взглянул на мини-бар — а вдруг там найдется пиво, у него от всей этой беготни и трансформаций пересохло в горле. Но сейчас было не время для разговоров о пиве.

В комнате обнаружились два человека — они сидели в глубоких мягких креслах. Одним из этих двух людей была Катрина Ух. Не в змеином костюме, а в обтягивающих черных джинсах, футболке с надписью «Стерва № 3», которая была ей слишком велика, и туфлях на бесконечной шпильке, в которых даже танцор на ходулях ковылял бы как калека. Мисс Ух улыбнулась Зебу — одной из тех сценических улыбок, что она умела удерживать на лице даже во время шипения.

— Сколько лет, сколько зим, — сказала она.

— Не так уж и много, — ответил Зеб. — Тебя по-прежнему легко заметить и трудно забыть.

Она улыбнулась. Зеб признался сам себе, что по-прежнему жаждет залезть в ее чешуйчатые трусики — это мальчишеское желание у него так и не угасло, — но сейчас он не мог сосредоточиться на этой цели, потому что вторым человеком в комнате был Адам. В нелепом кафтане, который, судя по виду, шили старьевщики, страдающие церебральным параличом, для любительской постановки из жизни прокаженных.

— Бля, — сказал Зеб. — Где ты раздобыл эту эльфийскую рубашечку?

Он старался не показывать удивления, чтобы не давать Адаму преимущества, которого тот в данный момент явно не заслуживал.

58
{"b":"543828","o":1}