ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Свиньи сказали моим синим приятелям, что он просто валялся на тропе, — говорит Крозье. — На виду.

— Думаешь, это — послание? — спрашивает Колибри.

— Что-то вроде вызова, — отвечает Шеклтон. — Они вызывают нас на бой.

— Может, потому на нем веревка. В прошлый раз веревка была на них, — говорит Рен.

— Не-а, — возражает Крозье. — С чего бы им для этого использовать поросенка?

— Может, они хотят сказать: «Следующая очередь — ваша». Или: «Смотрите, как близко мы можем к вам подобраться». Не забывайте, это больболисты с тремя ходками. Типичный прием в больболе: напугать противника, чтобы он перестал соображать, — говорит Шеклтон.

— Верно, — отзывается Носорог. — Они теперь по правде хотят нас достать. Должно быть, у них кончаются ячейки для распылителей, вот они и задергались.

— Они попробуют проникнуть на нашу территорию среди ночи, — говорит Шеклтон. — Нужно удвоить посты.

— И проверить ограду, — добавляет Носорог. — Она местами еще хлипкая.

— Может быть, у них есть инструменты, — говорит Зеб. — Из какого-нибудь хозяйственного магазина. Ножи, кусачки для проволоки и все такое.

Он уходит за угол саманного дома. Носорог следует за ним.

— Может, его вовсе не больболисты убили. Убийство совершено неизвестным лицом или лицами, — произносит Белоклювый Дятел.

— Может, это Дети Коростеля, — встревает Джимми. — Эй, я пошутил, я знаю, что они на это неспособны.

— Никогда не говори «никогда», — возражает Белоклювый Дятел. — Их мозги гораздо более пластичны, чем задумывал Коростель. Они уже делают ряд вещей, которых мы никак не могли предусмотреть в фазе конструирования.

— Может, это кто-нибудь из нас, — говорит Американская Лисица. — Кто-нибудь соскучился по колбасе.

По кругу пробегает неловкий виноватый смешок. Воцаряется молчание.

— Ну хорошо, что дальше? — спрашивает Белоклювый Дятел.

— Дальше надо решить, будем мы его готовить или нет, — говорит Ребекка. — Это молочный поросенок.

— Ой, я не смогу его есть, — говорит Рен. — Все равно что труп ребенка.

Аманда начинает рыдать.

— Дорогая моя, что случилось? — осведомляется Белоклювый Дятел.

— Простите, я зря сказала про ребенка, — извиняется Рен.

— Так. Карты на стол. Поднимите руки, кто тут еще не знает, что Аманда беременна, — командует Ребекка.

— По-видимому, я один пребываю в невежестве относительно вопросов гинекологии, — комментирует Белоклювый Дятел. — Возможно, подобная женская информация личного плана была сочтена неподобающей для моих престарелых ушей.

— А может, ты просто не слушал, — говорит Американская Лисица.

— Так, с этим ясно, — продолжает Ребекка. — Теперь давайте, как мы говорили у вертоградарей, откроем круг… Рен, хочешь начать?

Рен набирается духу.

— Я тоже беременна, — она хлюпает носом. — Я пописала на палочку. Она стала розовая, и на ней появился смайлик… О Боже.

Голубянка гладит ее по плечу. Крозье делает шаг в направлении Рен и останавливается.

— Бог любит троицу, — говорит Американская Лисица. — Принимайте меня в клуб. Я тоже с начинкой. Залетела. В интересном положении.

«Она, по крайней мере, бодро это воспринимает, — думает Тоби. — Но чья же у нее начинка?»

Снова молчание.

— Я полагаю, нет никакого смысла строить предположения в отношении потенциальных отцов этих… разнообразных грядущих отпрысков, — мрачно и неодобрительно произносит Белоклювый Дятел.

— Абсолютно никакого, — соглашается Американская Лисица. — Во всяком случае, относительно меня. Я ставила эксперименты по генетической эволюции. Выживание наиболее приспособленных. Считайте меня чашкой Петри.

— Я нахожу такое поведение крайне безответственным, — заявляет Белоклювый Дятел.

— Я не уверена, что тебя это как-то касается, — парирует Американская Лисица.

— Эй! — останавливает их Ребекка. — Ребенок есть ребенок.

— В случае с Амандой это может быть Дитя Коростеля, — говорит Тоби. — Из-за того, что случилось в ту ночь, когда она… когда мы отбили ее у… Это наилучший возможный сценарий. И, может быть, с Рен то же самое.

— Во всяком случае, это не больболисты, — говорит Рен. — В моем случае. Я точно знаю.

— Откуда ты можешь это знать? — спрашивает Крозье.

— Не буду вдаваться в неаппетитные детали, вдруг тебе это покажется излишней откровенностью. Девичьи секреты. Мы считаем дни. Вот откуда.

— В моем случае это совершенно точно не больболисты, — говорит Американская Лисица. — И еще про нескольких человек я могу сказать, что это точно не они.

Мужчины старательно не смотрят друг на друга. Крозье прячет ухмылку.

— Что, и Дети Коростеля тоже? — Тоби очень старается говорить ничего не выражающим тоном. Кто еще в списке Американской Лисицы? Крозье — точно, но кто еще? Сколько их было? Может, Зеб все-таки тоже. Тогда среди нас скоро появится младенчик-Зеб. В этом случае — что делать самой Тоби? Притвориться, что она не в курсе? Вязать чепчики? Надуться и мрачно молчать? Первые два варианта предпочтительнее, но она не уверена, что у нее хватит душевных сил.

— Да, у меня были один-два эпизода с большими и синими, — говорит Американская Лисица. — Когда никто не видел. Пришлось все делать очень быстро — слишком много любопытных глаз. Это было весьма акробатическое мероприятие, и я не уверена, что оно войдет у меня в привычку. Прелюдия как таковая почти отсутствовала. Но розовый смайлик не врет, и скоро я принесу в подоле. Единственный вопрос: кого?

— Надо полагать, мы увидим, когда время придет, — говорит Шеклтон.

Зеб и Черный Носорог вернулись после обхода изгороди.

— Да, это явно не крепость, — говорит Зеб. — Проблема вот в чем: если мы заберем оружие с собой на охоту, то весь саманный дом останется без зашиты.

— Может, они этого и хотят, — говорит Черный Носорог. — Выманить нас на фронт и проникнуть с тыла. И украсть наших женщин.

— Мы не пассивный груз! — возражает Американская Лисица. — Мы можем защищаться! Оставьте нам пару пистолетов-распылителей.

— Удачи вам, что еще сказать, — буркает Черный Носорог.

— Когда мы уйдем охотиться на этих типов, нужно будет переселить всю группу отсюда куда-нибудь еще, — говорит Крозье. — Никого не оставлять. И париковец тоже. Если мы будем все вместе, больболистам труднее будет устраивать на нас засады.

— Но проще напасть, — говорит Ребекка. — И еще мне хотелось бы напомнить, что среди нас три беременные женщины.

— Три? — переспрашивает Зеб.

— Рен и Американская Лисица, — объясняет Ребекка.

— Когда они успели?

— Они сказали нам только что, пока вы проверяли забор.

— А залетели они в одночасье от эльфов, — встревает Джимми.

— Не смешно, Джимми, — одергивает его Голубянка.

— Короче, им не полезно бегать, — продолжает Ребекка.

— Значит, мы не сможем выполнить свою часть уговора? Пойти сражаться вместе со свиным ополчением? Свиньям придется отдуваться одним? — спрашивает Шеклтон.

— Они не смогут, — говорит Джимми. — Они смертельно опасны в бою, но не умеют подниматься по лестницам. Если они загонят больболистов в город, те просто поднимутся на этаж и будут стрелять сверху. Устроят децимацию.

— Крозье прав, нам всем надо переселиться, — говорит Тоби. — В более безопасное место, с дверями, которые запираются.

— Например? — спрашивает Ребекка.

— Мы можем вернуться в салон красоты «НоваТы». Я прожила там несколько месяцев. Там еще есть кое-какие запасы продовольствия.

Может, и семена остались, думает она. Можно их взять, для огорода. И боеприпасами разжиться, там оставались патроны для ее винтовки.

— Там настоящие кровати, — добавляет Рен. — И полотенца.

— И крепкие двери, — говорит Тоби.

— Похоже на план, — резюмирует Зеб. — Голосуем?

«Против» никого нет.

— Тогда будем готовиться, — говорит Катуро.

— Сперва надо похоронить поросенка, — говорит Тоби. — Это будет правильно в данных обстоятельствах.

63
{"b":"543828","o":1}