ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

СОКС — это такое особое слово Коростеля. Мы не знаем, что оно означает. Тоби тоже не знает. Может быть, потом мы узнаем.

Но видите — у меня на голове красная кепка, и она не делает мне больно. У меня не отросла другая кожа, у меня все еще моя кожа, та же самая. Я могу снять кепку и снова ее надеть. Она не прирастает к моей голове.

Теперь я съем рыбу. Мы не едим рыбу, и мы не едим вонючую кость; мы едим другие вещи, а это не едим. Есть рыбу — очень трудно. Но я должен это сделать. Коростель сделал для нас много трудных вещей, когда он ходил по земле в виде человека. Он убрал с земли хаос, чтобы нам было хорошо, и…

Вам не нужно сейчас петь.

…и сделал много других трудных вещей, поэтому я сейчас постараюсь сделать одну трудную вещь и съесть рыбу с вонючей костью. Она пожарена на огне. Она очень маленькая. Может быть, Коростелю будет достаточно, если я просто положу ее в рот и потом опять вытащу.

Вот.

Простите меня за то, что я делал звуки, какие делает больной человек.

Пожалуйста, заберите эту рыбу и бросьте ее в лес. Муравьи будут рады. Опарыши будут рады. Грифы будут рады.

Да, она очень плохая на вкус. Она на вкус как запах вонючей кости или как запах мертвого. Я прожую много листьев, чтобы избавиться от этого вкуса во рту. Но если бы я не сделал это трудное дело с плохим вкусом, я бы не смог услышать историю, которую рассказывает мне Коростель, и потом рассказать ее вам. Так было с Джимми-Снежнычеловеком, и так бывает с Тоби. Нужно сделать трудное дело — съесть рыбу с плохим вкусом вонючей кости. Это дело, которое должно быть сделано. Сначала трудное дело, потом история.

Спасибо за то, что вы надо мной мурлыкаете. Я уже лучше себя чувствую.

Это история битвы. В ней рассказывается, как Зеб, и Тоби, и Джимми-Снежнычеловек, и другие двукожие, и Свиные убрали плохих людей, совсем как Коростель когда-то убрал людей хаоса, чтобы у нас было хорошее и безопасное место для жизни.

Тоби, и Зеб, и Джимми-Снежнычеловек, и другие двукожие, и Свиные должны были убрать плохих людей, потому что, если бы они этого не сделали, наше место для жизни не было бы безопасным. Плохие люди убили бы нас, как они убили ребенка Свиных — ножом. Или палкой, которая делает дырки, и из них выходит кровь. Вот почему.

Эту причину сказала мне Тоби. Это хорошая причина.

И Свиные им помогали, потому что не хотели, чтобы и других их детей убили ножом. Или палкой. Или каким-нибудь другим способом, например веревкой.

Свиные умеют нюхать лучше всех. Мы нюхаем лучше, чем двукожие, но Свиные нюхают лучше нас. И они помогали тем, что разнюхивали следы плохих людей и показывали, куда они пошли. И еще помогали за ними гнаться.

Я тоже там был, чтобы рассказывать всем остальным, что говорят Свиные. У меня на ногах были ботинки. Видите эти ботинки? Вот они, у меня. Видите? На них огоньки и крылышки. Это особая вещь Коростеля, и я благодарен за то, что у меня есть эти ботинки, и говорю: «Спасибо». Но мне не нужно их надевать, пока нет опасности и других плохих людей, которых надо убрать. Поэтому сейчас ботинки не надеты на мои ноги. Но они рядом со мной, потому что они — часть истории, которую я рассказываю.

Но тогда я надел эти ботинки на свои ноги, и мы пошли, и шли долго — туда, где стоят здания и куда мы не ходим, потому что они могут упасть. Но тогда я пошел туда и видел много разных вещей. Я видел вещи, оставшиеся от хаоса — много вещей. Я видел пустые здания — много зданий. Я видел пустые кожи людей — много пустых кож. Я видел металлические и стеклянные вещи — много разных вещей. А Свиные несли Джимми — Снежнычеловека.

Потом Свиные пошли за плохими людьми и разнюхали их след, и узнали, куда пошли плохие люди. И плохие люди вошли в Яйцо, хотя Яйцо должно быть для сотворения, а не для убийства. И некоторые Свиные тоже вошли в Яйцо, в ту комнату, где лежали вещи для убийства, чтобы плохие люди не могли взять эти вещи. И вот плохие люди убежали и спрятались в Яйце, в коридорах Яйца. И мы сначала не могли их увидеть.

В Яйце было темно, а не светло, как раньше. Когда мы были в Яйце, то нам было все видно. Я говорю про другую темноту. Казалось, что в Яйце темно. И пахло там темнотой.

И Джимми-Снежнычеловек вошел в первую дверь Яйца и нашел кучу вонючих костей и другую кучу вонючих костей, и обе кучи были перемешаны между собой. И он стал очень печален, и упал на колени, и заплакал. И Тоби хотела помурлыкать над ним, но он сказал: «Оставь меня в покое!»

А потом он взял длинную розовую вешь, которая была в волосах у одной кучи вонючих костей, и скрутил ее, и сказал: «Орикс. О Боже! Коростель, ты мудак! Зачем ты ее убил!» И там были Тоби и Зеб. И Зеб сказал: «Может быть, она была уже больна. Может быть, он не мог без нее жить». А Джимми-Снежнычеловек сказал: «Бля, только не надо банальностей!» Я спросил у Тоби: «Что такое банальности?» И она сказала, что это такое слово, которое помогает людям пережить беду, когда им ничего больше не приходит в голову. И я надеялся, что Бля очень быстро летит на помощь к Джимми-Снежнычеловеку, потому что он был в очень большой беде.

И я тоже был в очень большой беде, потому что Джимми-Снежнычеловек сказал, что эти кучки вонючих костей — Коростель и Орикс. И я почувствовал очень плохое чувство и испугался. И я сказал: «О Тоби, это Орикс, и это Коростель? Но это вонючая кость, это много вонючих костей! Орикс и Коростель должны быть прекрасны! Как в историях! Они не могут быть вонючей костью!» И я заплакал, потому что они были мертвые, очень мертвые, и все развалились на части.

Но Тоби сказала, что эти кучки костей — не настоящие Коростель и Орикс. Уже не настоящие. Это лишь пустые оболочки, как скорлупа яйца.

И Яйцо уже не было настоящим Яйцом, как в историях. Оно стало скорлупой. Как скорлупа птичьих яиц, когда птицы вылупляются из них. И мы сами были как птицы, так что сломанная скорлупа нам была уже не нужна, правда ведь?

А Орикс и Коростель теперь приняли другую форму, они не мертвые, они хорошие и добрые. И красивые. Такие, какими мы знаем их из историй.

Тогда я почувствовал себя лучше.

Пожалуйста, не надо пока петь.

И после этого мы вошли внутрь Яйца. Там не было светло, но и темно не было тоже, потому что солнце просвечивало через скорлупу. Но в воздухе было чувство темноты. А потом началась битва. «Битва» — это когда кто-нибудь хочет кого-нибудь убрать, и те тоже хотят убрать этих.

У нас не бывает битв. Мы не едим рыбу. Мы не едим вонючую кость. Так сотворил нас Коростель. Да, хороший, добрый Коростель.

Но двукожих Коростель сотворил так, чтобы они могли делать битву. И Свиных он тоже так сотворил. Они делают битву клыками, а двукожие — палками, которые делают дырки, из которых выходит кровь. Так они сотворены.

Я не знаю, почему Коростель сотворил их такими.

Свиные гнались за плохими людьми. Они гнались за ними по коридорам, а потом загнали их в самую середину Яйца, где было много мертвых деревьев. Не так, как в то время, когда нас там сотворили: тогда там были деревья со множеством листьев, и красивая вода, и шел дождь, и звезды сверкали в небе. Но теперь звезд не было — только потолок.

Свиные потом рассказали мне про все места, по которым они гнались за плохими людьми. Тоби не позволила мне пойти с ними: она сказала, что плохие люди сделают во мне дырки, и пойдет кровь, или схватят меня, и тогда будет еще хуже. Поэтому я видел не все, что происходило. Но было много крика, и Свиные визжали, и у меня заболели уши. Когда Свиные визжат, у них очень, очень громкие голоса.

И мы слышали, как бегут Свиные и как бегут люди, у которых на ногах ботинки. А потом становилось тихо, и тут начинались мысли: мысли плохих людей, и мысли Свиных, и мысли Зеба, и Тоби, и Носорога. Они хотели, чтобы Свиные догнали плохих людей и обогнали их, чтобы они могли сделать в них дырки своими палками, но так не случилось. Внутри Яйца очень много коридоров.

83
{"b":"543828","o":1}