ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- А вот, мы сейчас и проверим, какой он мастак лялякать, – подключился третий, высокого роста, худощавого телосложения, с лицом, усеянным конопушками.

«Наверняка Рыжий...»

Так и есть.

- Не кипиши, Рыжий. У меня с ним свои счёты.

Димка аж рот разинул: ну вот, не успели переехать, а у него уже контры с местной шпаной. Это надо же так ухитриться!

Рыжий и коренастый легко прыгнули с косогора. Лысому потребовалось некоторое время, чтобы спуститься. Однако первые двое его не ждали: видимо, роль приятеля была иной, не располагающей к длительным дипломатическим беседам, а предусматривающей лишь применение грубой физической силы.

Димка робко поднялся. Уставился перед собой, не зная, куда деть руки.

Коренастый ухватил его за подбородок и бесцеремонно приподнял голову.

- В глаза смотри, когда я с тобой разговариваю. Понял?

Димка кивнул.

- Знаешь, кто я такой?

Димка отрицательно затряс головой.

- Слышь, Мотыль, ты не переусердствуй так, – ухмыльнулся Рыжий. – Он же сейчас протечёт того и гляди...

- Не протеку! – огрызнулся Димка и резко отстранился.

Как-то легче стало на душе от этого «слышь, Мотыль...»

Мотыль, видимо, тут же отметил промашку дружка. Недобро зыркнул в сторону Рыжего, который по собственной глупости так беспардонно прервал ритуал знакомства.

Рыжий поспешил отвести взор.

Что ж, теперь и кто лидер понятно.

Подошел Лысый.

- Чё ты мычишь, недоразумение? – пропыхтел он, показывая кулак. – Это видел?

Димка невольно попятился вглубь пустыря. Вот ведь напасть, и не убежишь. Если только в обход по косогору рвануть... Так ведь поймают по любому, а тогда разговор совсем другой будет – как с трусом. Сейчас же всё вроде не так уж и плохо. По крайней мере, пока.

Под ногами зачавкало.

Димка машинально глянул вниз и чуть не обмер.

Всё-таки наступил на ежа!

- Э, муля, ты чего? – спросил Мотыль с прищуром. – В обморок только не падай, лады?

- Смотри, ещё один пророс! – Рыжий кинулся к ничего не понимающему Димке и бесцеремонно отпихнул прочь.

- Руками не трогай! – предостерёг Мотыль, подходя ближе.

О Димке на время забыли. Хотя нет. Лысый встал рядом, всем своим видом давая понять, что бежать бессмысленно – будет только хуже.

Димка вздохнул.

- Давнишний уже, – шептал Мотыль, рассматривая находку. – Только посмотри, как она к нему присосалась...

- Кто? – Димка подался всем телом вперёд, но Лысый тут же положил на плечо тяжеленную руку.

- Да ты, чудик, и впрямь не местный, – усмехнулся Мотыль, поднимаясь с колен. – Так а чего в топь полез, раз ничего не знаешь?

Димка, в который уже раз, пожал плечами. А чего говорить? Как видение случилось или...

- За котом погнался. Он из дома убежал.

Рыжий присвистнул.

Мотыль в такт развёл руками.

- Тогда, поминай, как звали. Здесь животина не водится. А которая из города забредает, того... – Парень отошёл в сторону и продемонстрировал опешившему Димке ужасную картину.

Бедный ёжик вовсе не запутался в траве, как предположил в своих суждениях Димка. Отнюдь. Животное оплели тонкие нити, так похожие на кровеносные сосуды человека, не оставив ни единого шанса на спасение. Со стороны и впрямь выглядело так, будто ёж пророс из земли, угодив в смертоносный капкан судьбы.

- Что это такое? – с дрожью в голосе прошептал Димка.

- Это, брат, топь, – широко улыбнулся Рыжий, видимо гордясь своей осведомлённостью.

- Но как же?.. – продолжал сомневаться Димка. – Она же не живая. Зачем ей плоть?

- Затем, зачем и тебе, – мрачно сказал Мотыль. – Чтобы насытиться.

Димка проглотил страх.

- А если человек? – зачем-то спросил он.

- А ты себя человеком считаешь? – встрял Рыжий. – Да хоть и так... Даже слюнявчика не останется, поверь.

- Хорош языком чесать! – скомандовал Мотыль. – И без того уже лишнего наговорил!

Рыжий послушно умолк, а главарь шайки триумфально уставился на жертву.

- Деньги гони, папочкин сынок. Нечего глазки строить.

Димка опешил.

- Какие деньги? За что?

Мотыль выпучился, как нарисованный коллаж.

- Мне твой папочка, знаешь, как кожанку уделал своим дерьмовозом?! Нет? Так я тебе скажу: основательно! Требуется моральный ущерб возместить. Сечёшь?

Димка помотал головой.

- Так он же не нарочно...

Рыжий хрюкнул.

- Не, он не догоняет, – заключил Лысый и потянулся к Димке. – Щас, терапию проведём.

Димка отскочил от медлительного конвоира. Кинулся в заросли бурьяна, сам не понимая, что такое творит.

- Э, держи его! – проорал Рыжий, путаясь в высокой траве.

- Да никуда он отсюда не денется, – прозвучал голос Мотыля. – Не нам, так болоту достанется...

- А деньги как же? – расстроился Лысый.

Дальше Димка не слушал. Попытался сосредоточиться на вставших стеной зарослях.

Бёдра обвивали переплетённые стебли. Каждый очередной шаг так и норовил стать последним. Спустя десяток метров под ногами противно зачавкало, а в голове поселился самый настоящий кавардак. Ещё и сердце трепыхалось под левой лопаткой испуганным зайчонком. Димка из последних сил старался совладать со страхом, но получалось как-то не очень. Точнее совсем не получалось. Хотелось оказаться подальше от этого треклятого болота, желательно дома и с папой. Но до дома предстояло ещё добраться, а прежде было необходимо преодолеть непролазную топь.

«Даже слюнявчика не останется...»

Димка отмахнулся от навязчивых мыслей и заторопился пуще прежнего.

Внезапно бурьян кончился. Димка выскочил на открытое пространство и шлёпнулся в вонючую жижу. Поперхнулся, принялся судорожно откашливаться, понимая, что всё равно наглотался.

Перед глазами плыло. Ресницы щипало. Руки тряслись. И это всё не из-за страха, а от обиды – потому что не заешь, как быть.

И зачем только он побежал? Нужно было принять вызов судьбы у косогора, пускай и неравны были силы. Ведь в мире существует такое понятие, как «справедливость», а значит, случай не преминул бы ему помочь. Подарить искорку надежды, чего бы ни думал по этому поводу папа. Так же... Так получай по заслугам, раз сам напросился. Ведь кроме справедливости на свете есть такое понятие, как «подлость»... или «лицемерие». И хотя порождены они, скорее, во мраке – это мало чего меняет.

Димка поднялся. Осмотрел себя со всех сторон – уделался конечно основательно! Прислушался.

Совсем рядом послышался шорох.

Димка весь сжался.

Кромка воды дрогнула. Из бурьяна, чуть в стороне, высунулась голова Разбойника. Британец глянул на поникшего хозяина и зашипел.

- Разбойник, ты чего?.. – прошептал Димка, силясь сдержать дыхание.

Кот проскрипел какую-то белиберду и мгновенно скрылся. Димка, стремглав, кинулся следом. Тут же на кого-то налетел, сбил с ног.

- Ах ты, пос<...>да!

Вроде как Рыжий. Точно! Руки длиннющие, как хлысты, не ускользнуть!

Димка, не глядя, лягнул преследователя. По натужному мычанию понял, что угодил куда надо, и помчался на четырёх конечностях, как какое-нибудь ополоумевшее животное. Только вновь оказавшись в спасительном бурьяне, поднялся и стал ксыкать.

Разбойник отозвался мгновенно, словно ждал.

Димка уже понял, что не прогадал в своих суждениях – кот и впрямь его куда-то ведёт. Но с какой целью и куда именно – оставалось загадкой. Так или иначе, выбора у него не было. Да и тайное, скорее всего, скоро станет явным.

Димка смахнул с лица грязь и двинулся на приглушаемое шорохом травы мяуканье.

Шагов через пятьдесят на пути начали попадаться кочки. Бурьян сменился осокой, доходящей до колен. Кое-где покосился флегматичный камыш. Дышать было тяжело – над болотом повисли удушливые испарения. Солнце добралось до зенита, а это не сулило ничего хорошего – отец, наверняка, уже вернулся из больницы и ищет непутёвого сына, чтобы отчитать по полной программе.

Звуки преследователей стихли, но Димка старался не сбавлять шагу, понимая, что те знают топь получше него, а потому могут запросто окружить или подкараулить. Однако силы быстро таяли, а мышцы ног деревенели. Откуда-то прилетел слепень, принялся носится над головой, точно стратегический бомбардировщик, не давая ни покоя, ни передышки. Димка махал руками, но всё без толку: ас был проворным, бесстрашным и стремительным. А ещё ВРЕДОНОСНЫМ – не чета противному Разбойнику!

21
{"b":"543830","o":1}