ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Как себя чувствуешь? – спросил он, испытующе глядя в глаза Подорогину.

Подорогин отвернулся.

- Как дерьмо, которое отскребли от стенки.

- Всем сейчас нелегко. Хм... Я про тех, кто всё же выжил, – Грешник помолчал. – На мостике – дурдом. Никого не пускают в исповедальню. Да и иллюминаторы по всему космолёту задраили.

- Почему?

Грешник улыбнулся.

- Потому что там что-то есть. Снаружи. Что-то такое, чего они не могут объяснить.

- Кто – они?

- Капитан и его приближённые. Те, кто по каким либо причинам всё же увидели. Правящая коалиция, обладающая информацией.

- Но ведь так не должно быть!

- А как должно?

Подорогин нахмурился.

- Мы должны доверять друг другу. Политика умалчивания ещё никого до добра не довела. Вспомни историю.

Грешник придвинулся.

- Мне кажется, я знаю, что этим всем движет.

- Что? – Подорогин и сам невольно подался навстречу Грешнику, напрочь игнорируя боль во всём теле.

- Им страшно.

Подорогин откинулся на мягкую спинку.

- Ты ведь что-то видел в момент прыжка... – растянуто проговорил Грешник. – Бьюсь об заклад, каждый видел, даже те, кого так и не откачали.

- А ты сам? – в лоб спросил Подорогин.

Грешник смутился.

- Думаю, это личное дело каждого из нас. Ты ведь и сам так считаешь, верно? Не пробил ещё час откровений.

Подорогин молча кивнул.

Грешник помолчал. Потом разродился цитатой:

- После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего.

- И что же там может быть? – хрипло спросил Подорогин, смотря в потолок.

Грешник медлил.

- Что, нет подходящей цитаты? – Подорогин насмешливо глянул на друга.

Грешник качнул головой.

- И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий.

- Брось.

- Что именно?

- Нести бред.

- Тогда, может быть, ты объяснишь мне, что именно происходит? – Грешник крамольно воздел руки перед собой.

Подорогин отвернулся.

- Скорее всего, просто аномалия, с которой человечество ещё не сталкивалось.

- И ты веришь в ничто?

- А во что мне верить? В то, что мы все мертвы? Ну же, подумай. Если верить твоей логике, значит мы предстали перед Ним. Тогда что же сталось с теми, кого так и не откачали?.. Они всё ещё живы?!

- Нет. Просто сейчас они в другом месте, так как открыть книгу о семи печатях может не всякий.

- Да ну! И кем же нужно для этого быть? Агнцем?

- Юмор тут не уместен, – сухо проронил Грешник. – Пойми, если мы очутились здесь и всё ещё способны здраво мыслить, значит Ему от нас что-то нужно. Потому что никто и ничто не способно уцелеть внутри чёрной дыры. Ты ведь и сам это прекрасно понимаешь.

Подорогин ухватился за голову.

- Ведь это было известно ещё изначально, до старта экспедиции. Мы все были смертниками, потому ко всем нам так трепетно относились. Как к агнцам, тянущим нелёгкую ношу, – Грешник встал. – Поправляйся, а мне нужно идти.

- Постой!

- Что-то ещё? – Грешник терпеливо ждал.

Подорогин сглотнул ком.

- На борту есть человек по имени Олег?

Грешник задумался.

- Нет, – ответил он спустя какое-то время. – Могу побиться об заклад. Никакого Олега нет, да и не было.

Подорогин выдохнул.

- А почему, собственно, Олег? – Грешник возвышался как изваяние на фоне подсвеченных стен.

- Не знаю. Но знаю другое: я должен найти этого Олега. Он где-то тут.

Грешник кивнул. Направился прочь, смешно подгибая коленки.

Подорогин дождался, пока за другом не закроется люк, после чего поднёс левую руку к лицу. Часы шли. Резво скакала с деления на деление секундная стрелка. Медленно ползла вслед за ней минутная. Скучала часовая... Каюту наполняло дивное тиканье. Подорогин поборол желание залезть с головой под одеяло – так он поступал в детстве, играя в путешественников во времени. Тогда он и представить себе не мог, что восторженные мечты в скором времени воплотятся в реальность. Но так случилось. Непонятно, по чьей-либо воле, или по случайному стечению обстоятельств, но Подорогин всё же столкнулся с фундаментальным порядком, выстроенным могущественным существом с известной только ему одному целью. Да, происходящее казалось абсурдом, но тот факт, что «Икар» уцелел в лоне чёрной дыры и впрямь свидетельствовал о некоей цели, что вынашивало в отношении космолёта и его экипажа некая, неизвестная на Земле сущность. Возможно, именно божественная. Грешник был прав. В который уже раз прав. А вот воспетая на Земле наука плелась позади обоза, не в силах привести ни одного очевидного аргумента в свою поддержку.

Часы отставали на тридцать секунд. И это значило только одно: Подорогин и впрямь где-то побывал во время скачка. Там, где нагнал упущенное перед стартом время. Там, где слышал детей, видел свет и чувствовал кожей хватку невиданной твари, что утянула в бездну, – всё это было реальным! Только, что значили оставшиеся тридцать секунд?.. Обратный отсчёт? Бред. И кто такой этот Олег, которого нужно разыскать? Откуда он, вообще, взялся в его голове?.. Почему не сын Юрка, а именно он?!

Подорогин нажал кнопку сбоку на часах. Циферблат откинулся в сторону на миниатюрной пружинке, открыв гравировку компаса. Стрелка безумно вращалась то в одну, то в другую сторону, не находя ориентира. Горизонта не было. Как не было и массивного тела, способного породить магнитное поле, подобно земному. Но что же тогда царило за бортом? И царило ли хоть что-нибудь?

«И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий».

Подорогин опусти руку. Поднял другую, взглянул на таймер. На монохромном дисплее мерцали непонятные символы – по всему, прибор утратил связь с «Хроносом», утратил заложенный в электронную память алгоритм, сделался элементарно бесполезным.

- Сидящий... – прошептал Подорогин, чувствуя животом страх. – Но ведь он может быть кем угодно. Или чем угодно... Но тогда получается, бездне и впрямь что-то нужно от нас. Если, конечно, это не последний суд. Самый страшный.

ГЛАВА 11. СНЕЖИНСК

Снежинск и впрямь оказался прекрасен!

Нечета заросшей Нижней Топи.

Светлый, красочный, свежий на привкус – он был идеальным местом для идеального общества.

Высотки уносились в небеса на сколько хватало взора. В стеклянных гранях играли разноцветные блики летнего солнца. Из приоткрытых дверей подъездов сквозило кондиционированной прохладой. Клумбы пестрели ромашками, подстриженный кустарник забавлялся с пронырой-ветерком, тропинки были изрисованы цветными мелками – складывалось впечатление, что повсюду тут царит детство.

Вдоль тенистых аллей скучали каштаны, чуть в стороне над ними высились тополя. Заборчик с диковинным орнаментом так никуда и не делся. Добавились, правда, фонарики, мерцающие дивным зеленоватым светом – точно дымка от испарений. Рядом высились непонятные конструкции, вроде фонарных столбов. Только вместо лампочек их верхние основания венчали прямоугольные пластины, закрепленные под определённым углом.

Вадик принялся объяснять, что это за диковина такая, но Димка и сам быстро сообразил: солнечные батареи, от которых, по всему, и питаются светильники! Тем более, и проводов никаких нету.

Под ногами друзей поскрипывали квадратные плиты – своей обуви Димка лишился, так что вышагивал босиком, дивясь тому, как приятно пружинит загадочная поверхность. Не то пластик, какой, не то пластмасса – кто его знает?.. По мостовой, жужжа, носились каплеобразные автомобили без колёс – видимо на воздушной подушке, – Светка называла их «карами». Работают на жидком азоте, вместо оксидов углерода, вызывающих парниковый эффект, выделяют обычную воду, которая потом преобразуется в специальных криогенных установках и вновь превращается в топливо. Замкнутый цикл и здоровая природа. Таково оно, светлое будущее.

33
{"b":"543830","o":1}