ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как много осталось надежд, какими радужными казались мечты, как легко и непринуждённо было бежать под лучами заботливого солнца! И вот, ничего этого больше нет. Балерина лежит у подмостков сцены, считая про себя последние удары сердца. Она хочет одного: заново подняться на ноги и кружить вновь и вновь, даря зрителям только позитив!

Но этого хотят все.

А судьба распорядилась иначе. Злой рок подкараулил, а пассивность статистов не позволила предотвратить трагедии. Ничего не стало. Только пепел и пыль. А ещё багряный свет скорбящего солнца, утратившего смысл своего немого существования. Ведь никто больше не улыбнётся, не протянет руки, не назовёт по имени.

Внезапно всё и впрямь прекратилось. Даже мгла и та исчезла, словно затянутая в раструб гигантского пылесоса. Остался лишь прежний зелёный свет и мелодичное побрякивание штативов с зеркальцами над головой.

Димка сглотнул ком: второй раз, за время пребывания в Снежинске, он столкнулся со страхом. Будущее вовсе не выглядело безоблачным. Напортив, оно обволакивало сознание страхами прошлого, которые так никуда и не делись по пришествие сотни лет, не смотря на безудержный прогресс, постигший население планеты Земля. А оттого, безысходность в груди только стократ возросла. Нет, это ещё не было отчаяние. Но и не твёрдая уверенность в завтрашнем дне. Он мог и впрямь не настать. Просто по нелепой случайности, или потому что так пожелал кто-то свыше.

- А ведь и впрямь похоже на человека, – Вадик стоял напротив Димки и смотрел тому в глаза. – Я только сейчас окончательно понял. Как увидел сценарий.

- А по мне, так словно по настоящему всё было, – Светка прижала к груди всхлипывающую Иринку. – Ириш, ну ты чего? Мы больше не будем это виртить. Обещаю.

- Честно?

- Честно-честно.

Иринка доверчиво кивнула; принялась ксыкать, силясь разыскать запропастившегося невесть куда Разбойника.

Вадик откашлялся.

- Точно так и с личностью может случиться.

- Ты это о чём? – насторожился Юрка.

Вадик почесал лоб.

- Человек способен терпеть муки, вплоть до самой смерти. А может чинить их, превратившись в монстра, способного убивать. Достаточно лишь проникнуться тем или иным событием. Или во что-то сильно поверить.

- Или понести утрату... – прошептал Димка. – Тогда вообще всё равно.

- Свет, а давай на антилопу лучше посмотрим? – попросила Иринка, щекоча отыскавшегося Разбойника за ухом.

- Да, давайте уж лучше эту вашу тилопу, – голосом умудрённого опытом взрослого проговорил Ярик. – А то что-то вообще настроение испортилось после всего услышанного.

Светка пожала плечами.

- А что, прикольное местечко!

Димка напрягся всем телом, подготавливая себя к очередному вращению в темноте... Однако на сей раз он оказался внутри разрезанного на две половики арбуза! По крайней мере, так показалось в самом начале, как только потух зелёный свет, и принялись звенеть над головой штативы.

- Каньон Антилопы, – заговорила Светка на манер телевизионного диктора, – каньон, расположенный на севере Аризоны, рядом с городом Пейдж, в двухстах сорока километрах от Великого Колорадского Каньона. Каньон получил своё название, благодаря рыже-красным стенам, напоминающим шкуру антилопы.

(Димка аж покраснел от аналогии с арбузом, что возникла в его голове)

- Каньон Антилопы не является национальным парком и, вероятно, поэтому не известен так широко, как Великий Каньон или каньон Брайс. Он лежит на землях племени Навахо и принадлежит индейцам этого племени. Чтобы попасть туда, согласно легенде, нужно заплатить пошлину за проход по индейской территории и нанять проводника. Существует два каньона Антилопы – Верхний и Нижний. Они знамениты среди фотографов всего мира из-за причудливой формы скал, освещённых восхитительным магическим светом. Оба каньона представляют собой естественно возникшие гигантские щели в песчаных скалах. В течение нескольких столетий вода и ветер вытачивали в красном песчанике углубления на несколько сотен метров. Раз в несколько лет, во время ливневых дождей, каждый каньон, обычно пересыхающий в течение года, затопляется водой. Именно дождевая вода, медленно стекая и унося с собой песчинки, за много лет сформировала эти изящные рельефные линии внутри скал.

- Ничего себе горы! – Ярик, по обыкновению, скакнул на округлый выступ и сполз по нему, как студень, продолжая широко улыбаться.

- Руки прочь, вандал! – замахнулась Светка.

- Так не настоящие ведь! – Егорка поскорее отполз от возбуждённой спутницы. – Вам нельзя в вирт, вы какие-то неадекватные становитесь!

Димка осторожно дотронулся до ближайшего массива, растущего из идеально ровной поверхности песчаника.

Гладкий... Тёплый! Как настоящий!

- Мы совершенно случайно с Иринкой наткнулись на это место, – Светка потеряла интерес к Ярику и смотрела на уносящиеся вверх уступы. – Так красиво!

- Ага, – подбежала Иринка. – И не страшно бродить. В реальности потеряться можно запросто, а тут – нет!

- В реальности и не попадёшь так просто, – улыбнулась Светка. – Племена Навахо трепетно относятся к былой культуре и обычаям, а потому даже сейчас сложно с ними договориться. Да и фотографии не получаются на местности.

- Почему это? – спросил Димка.

- Слишком широкий диапазон яркости, созданный лёгким отражением стен каньона, – объяснил Вадик, наткнувшись на Светкин взор о помощи.

- А, ясно, – без выражения сказал Димка, смотря на полосатый бело-оранжевый массив, отдалённо напоминающий куколку гигантского насекомого. В средней части песчаной аномалии зиял провал, из которого сыпалась невесомая пыль – неведомое существо давно вышло на свет и где-то затаилось... а может, улетело, став гигантской бабочкой.

А вдруг так?

- Выветривание, – Вадик положил руку на Димкино плечо. – Ну а сам-то ты, где бы хотел побывать? Что увидеть? Только не говори, что будущее!

- Да, правда! – спохватилась Светка. – А то мы всё со своим лезем, будто первый раз в Центре...

Димка смутился, не зная, что сказать, дабы не обидеть друзей.

Иринка потянула за штанину.

Разбойник широко зевнул, словно напоминая о времени.

- А на берег океана можно попасть? – шёпотом спросил Димка. – Думаю, мне вживую никогда не увидеть. Именно океан.

Светка широко улыбнулась; она угадала Димкину мысль с точностью, на какую не способна ни одна вычислительная машина на свете – только человек, наделённый самосознанием, душой, верой.

Димка содрогнулся от мощнейшего порыва, метившего в грудь. Огромные волны с воем накатывали на скалистый берег, мерно оседали возмущённой пеной, откатывались назад, словно щупальца реликтового монстра, поднявшегося из неизведанных глубин. Над головой нависло свинцовое небо. Лицо обожгли мелкие брызги. В груди заклокотало. Дыхание сбилось... А вот душа просто пела, не в силах усмирить восторженных чувств! Такое невозможно передать словами. Нужно испытать самому. И для этого вовсе необязательно покидать родную планету. Вот оно, совершенство живого естества, которое большинство из людей современности попросту не замечают. А оно – повсюду, достаточно оглянуться по сторонам. Царит совсем близко, на расстоянии вытянутой руки, словно в назидание нам всем: пользуйтесь моментом, цените, как нечто сокровенное, потому что повторить заново будет проблематично. Пока проблематично. И совсем скоро – невозможно. Когда балерина оступится...

- Почему ты думаешь, что не увидишь всего этого вживую?! – прокричала Светка, силясь совладать с непокорными волосами.

Димка пожал плечами.

- Слишком неправдоподобно!

- Скажи это тем, кто летят на «Икаре» – они от души посмеются, – Ярик подмигнул.

Светка коснулась таймера.

Буйство стихии тут же прекратилось.

Димка вздохнул.

- Как же много всего неисследованного ещё осталось, не смотря на прогресс. А если потянуться к небесам или нырнуть в океанические глубины – так просто дух захватывает! Только познать всё равно не получится...

38
{"b":"543830","o":1}