ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Холмин невольно замер.

В голове одна через другую скакали разрозненные мысли:

«Что за тварь болотная? Рак? Нет, не может быть. Раки живут в проточной воде, в болотной мути им и часа не продержаться!»

Тут же возникли аналогии с фильмом про пришельцев. «Чужие». У них точно такие же личинки, которые откладывают эмбрион в пищевод человека. Там гад развивается, крепнет, после чего вырывается наружу сквозь грудную клетку.

- Так, спокойствие, – Холмин выдохнул, задержал дыхание и, вздохнув полной грудью, принялся рассуждать, как ему казалось здраво: – Это вовсе не инопланетный монстр. Какая-нибудь отожравшаяся сколопендра. Или любая друга болотная тварь – много ли ты о них знаешь, ботаник хренов?

Сердце забилось ровнее, и Холмин снова потянул за прыгалки.

По воде пошла волна. Докатилась до ног. Разошлась по сторонам. Сомкнулась позади.

Об глень что-то стукнулось.

Холмин кое-как преодолел себя, поднял руку.

То, что предстало его взору и впрямь не поддавалось никакому логическому объяснению. Хотя было реальным, материальным и осязаемым. Вопрос в том: что теперь с ним делать, раз уж выудил на свой риск и страх?

«Лучше бы и впрямь сколопендра была! Или мокрица. Последних ведь даже в банки консервные иногда случайно закатывают вместе с рыбой! Гадость хоть и несусветная, но хотя бы от мира сего. А так...»

Холмин смотрел на белую перчатку от скафандра и медленно сходил с ума. Пальцы держали намертво, так, словно данная часть экипировки космонавта принадлежала человеку, столкнувшемуся с чем-то ужасным. Он ухватился за единственную «соломинку», в надежде спастись, но не вышло. Его удержали. Что-то с той стороны оказалось намного сильнее Холмина. Сильнее и осведомлённее. Оно просто играло. А победив, принялось просто наблюдать за поверженным противником, который именно сейчас походил на маленького мальчика, отыскавшего в песочнице оброненную взрослым вещь. Он не знает, что с ней делать, хотя и знает, для чего именно она предназначена. Так и Холмин не знал, что теперь ему со всем этим делать.

На всякий случай он обернулся. Потом посмотрел по сторонам.

На серое небо.

И тут его осенило: если что и есть, то оно непременно прячется под водой! Снуёт по вязкой тине. Пускает зловонные пузыри.

Подкрадывается.

Словно подтверждая мысль, чуть в стороне булькнуло.

Холмин попятился. Споткнулся. Вновь шлёпнулся в воду. Попытался тут же подняться, но не вышло – прыгалки опутали предплечье, не позволяя нормально двигаться. Рядом продрейфовала, как айсберг, перчатка.

И Холмин понял, что знает, кому она принадлежит! Давно уже знает, просто боится принять страшную данность.

«Подорогин шёл по светлому коридору...» – пронеслось в голове, а на рукаве перчатки отчётливо блеснул символ «Икара»: человек с крыльями вместо рук, летящий на тусклое солнце, и клубящиеся повсюду облака, так похожие на горы.

Холмин потерял дар речи.

Его фантазии стали реальностью.

Обрели первозданный смысл.

Просто проросли на болоте, как вездесущий камыш.

Холмин вскочил на ноги, в остервенении сдёрнул с руки прыгалки, отбросил их подальше. Помчался, не помня себе от страха по топи, шатаясь из стороны в сторону, думая лишь об одном:

«Это тот самый «Икар», что я запустил к чёрной дыре позапрошлым вечером! Тот самый экипаж, которому было суждено заглянуть за грань, чтобы больше никогда не выйти на связь! Это тот чёртов проект «Грань», основная цель которого: заставить население планеты Земля поверить в отсутствие запретов!.. Господи, что же я такое натворил! – Холмин терялся в догадках, падал, снова вставал и продолжал бежать, словно хотел убежать от собственных мыслей. – И Димка вчера перед сном долдонил про какой-то Снежинск... Про треклятые таймеры!.. Про сына, отец которого отважился бросить вызов бездне!»

Холмин затормозил. Выбрался на ближайший островок. Сел, обхватил колени руками и принялся раскачиваться, как даун.

Он то и дело повторял:

- Откуда Димка узнал? Ведь я ничего ему не говорил. Нашёл планшет?.. Да ну, нет. Вот же он...

Холмин прекратил качели и вынул из внутреннего кармана куртки гаджет. Стерев с дисплея влагу, он собирался было открыть мультимедиа, но внезапно услышал шёпот:

«Отпустите... Слышите? Отпустите нас!»

Холмин резко обернулся.

От противоположного берега островка на высоте метр-полтора к нему приближались два светящихся шара, размером приблизительно с теннисный мячик: один чуть побольше, другой чуть поменьше.

- Огни... – прошептал Холмин, машинально открывая приложение «камера».

ГЛАВА 14. ТАЙНИК

Димка весь день просидел на подоконнике. Делать ничего не хотелось, хотя нужно было разбирать вещи – отец и так вчера расстроился из-за его непослушания. Даже напился. Скорее всего переживал, не находил себе места, потому что не знал, где бродит его непутёвый сын. Да Димка и сам не знал, где побывал. Тогда, то есть вчера, Снежинск казался таким же реальным, что и вот этот облупившийся подоконник. Даже приснился ночью во всём своём великолепии. Правда потом заслонился веснушчатым лицом девочки из будущего – Светки. Димка не знал, почему приснилась именно она. Ни рассудительный Вадик, например, ни молчаливый Юрка... ни озорной Ярик, ни, даже, пугливая Иринка. Именно Светка смотрела сквозь тополиный пух синевой и улыбалась только ему, Димке. А высоко в небе стрекотала механическая стрекоза...

Где-то в шесть утра щёлкнул дверной замок, проскрипели ступеньки крыльца. Димка понятия не имел, куда направляется отец, но догнать и спросить не решился. Это вымораживающее «засранец» засело глубоко под ложечкой, протянуло жгутик наружу и неизменно нажимало на маленький язычок, вызывая нестерпимое желание разреветься. Было обидно, хотя Димка и понимал, что виноват, в первую очередь, он сам.

Но откуда ему было знать, что банальная прогулка по парку, обернётся самым невероятным приключением на свете, в реальность которого теперь даже не верится?!

Димка тёр засаленные волосы и, попутно, вспоминал, как Вадик старательно вымазывал его в болотной тине. Потом чесал отбитые пятки, на которых больше не было кед. В конце концов, просто закрывал глаза, во всех подробностях представляя Снежинск – город будущего, что через полтора века взрастёт на месте унылой Нижней Топи.

«Димка!» – кричали в голове множество голосов наперебой.

Димка мысленно оборачивался и видел в конце улицы машущих ему ребят.

«Димка, иди к нам! – вопил во всё горло Ярик. – Мы ещё так много не успели тебе показать! Ну же, скорее!..»

Димка махал в ответ и отрицательно качал головой.

«Но почему? – спрашивала вмиг посерьёзневшая Светка. – Что-нибудь случилось? Я жду тебя вот уже вечность... Где ты?»

Димка хотел ответить, но не знал, что.

«Ему нельзя, – тихо говорил Юрка. – Ему запретили общаться с нами».

«Но кто же такой вредный?» – всхлипывала Иринка.

«Хронос», – задумчиво отвечал Вадик.

Димка чувствовал всем телом мурашки и открывал глаза. Потому что улица резко темнела, словно собиралась буря – чудовищный ураган, что сметает на своём пути всё подряд. От него невозможно укрыться, от него не дозволено бежать. Он просто налетает и уносит неведомо куда. Как девочку Элли из сказки... Но оставшиеся ребята молчали. Они мужественно противостояли взбешённой стихии. Даже Иринка не плакала.

Димка смотрел в окно.

На улице накрапывал мелкий дождь.

По наружному стеклу ударяли редкие капли. Они медленно стекали вниз, искажая мир. Замирали грязными озерцами на скате подоконника, чего-то ждали. Внутреннее стекло запотело. На нём можно было рисовать пальцем. Димка пододвинулся вплотную к раме и коснулся лицом влажной прохлады. Немного подождал и отпрянул.

На него смотрел череп.

Пустые глазницы, провал носа, уродливый рот. Такое ощущение, что из всепоглощающей мглы выглянул скелет, а ещё точнее – сама смерть. Она пожелала взглянуть на наглеца, что так просто наплевал на запреты и печати, а, возможно, если понадобится, утянуть к себе, чтобы неповадно было впредь безобразничать!

43
{"b":"543830","o":1}