ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Грешник молча чего-то ждал.

- Вы как хотите, а я голосую за то, чтобы немедленно поворачивать назад, – доктор скрытно взглянул на мнущегося в нерешительности Подорогина. – Обеими руками!

- Тут и впрямь не всё ладно, – нахмурился астрофизик. – Бьюсь об заклад, мы всё время шли прямо, никуда не сворачивая...

- И никуда не пришли! – съязвил доктор. – Да по чём вам знать, что прямо?! Не на что же ориентироваться! Даже солнце, и то, на одном месте!

Астрофизик качнул головой.

- Нет, я в этом уверен. К тому же в детстве я занимался в кружке по пространственному ориентированию. Могу поклясться чем угодно на свете, что наш маршрут пролегал по прямой! Более того, я смотрел только вперёд – на секунду лишь отвлёкся, чтобы оглянуться на вас, – это растение просто появилось из ниоткуда!

- Но это невозможно, – сказал Подорогин.

- Я говорю, что видел, – спокойно отозвался астрофизик.

- Мы... давно в пути, – сбивчиво говорил доктор. – Силы... на исходе. Движемся... так сказать... на морально-волевых. В подобном состоянии... и не такое может привидеться.

- Моряки в древности даже слышали голоса сирен, после недельного штиля, – зачем-то сказал Подорогин.

Все посмотрели на него как на дебила – по крайней мере, так показалось самому Подорогину.

- Не верите, – тихо сказал астрофизик. – Так посмотрите на скалы у камней. Это недавний разлом. Идёмте, я докажу!

- Стоять! – рявкнул Подорогин, сам не понимая, что такое на него нашло.

Все переглянулись; даже Грешник оторвался от монотонного созерцания выросшей на пути диковины.

- Никто не назначал вас главным, – не мигая, проговорил астрофизик. – Если нет желания разбираться в происходящем, можете оставаться на месте. Убедиться в достоверности увиденного необходимо мне самому.

Астрофизик обошёл сопящего Подорогина и двинулся к дереву, однако на полпути остановился и оглянулся, словно ожидая, что его всё же кто-нибудь остановит.

- «От всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познаний добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь».

Подорогин отчётливо увидел, как от произнесённых вполголоса слов Грешника лицо астрофизика приняло недвусмысленное выражение ужаса. Так боятся не чего-то конкретного. Так боятся неизвестности. Так боятся смерти.

Сделалось не по себе, и Подорогин отвёл взгляд.

А астрофизик сказал:

- Бред. Только послушайте себя.

- Идёмте, – Подорогин почувствовал прикосновение к собственному локтю. – Сами же говорили, что нужно держаться вместе.

Первый шаг дался с трудом – мышцы словно задеревенели, – однако затем чувства пришли в норму, и Подорогин пошёл самостоятельно, уткнувшись взором в широкую спину доктора.

Грешник никак не препятствовал, но и следом не двинул. Остался стоять в стороне, размышляя о чём-то своём.

Вопреки ожиданиям дуб приближался: становился выше, массивнее, объёмнее – нечета иллюзорному массиву, достичь подножий которого казалось немыслимым. Проступила потрескавшаяся в некоторых местах кора, узловатые завязи сучьев, взрыхлившие каменистую поверхность плато корни.

- Видите, на глыбах нет пыли, которая тут повсюду, – астрофизик, не оборачиваясь, указал себе под ноги; потом наклонился и подобрал один из булыжников. – Следовательно, данные новообразования вышли на поверхность совсем недавно, как я и говорил. Дерево проросло не больше часа назад, в противном случае, на камнях образовался бы налёт.

- Но вам же говорят, что это невозможно, – не унимался доктор. – Деревья так быстро не растут! Мне кажется, вы всё же заблуждаетесь...

- Я рад бы заблуждаться, но факты говорят за себя!

Подорогин медленно шёл в обход спорящих, краем уха прислушиваясь к шаблонным фразам: невозможно, кажется, заблуждаетесь... И так с тех самых пор, как его разбудил Грешник.

«Разбудил?.. А ведь и впрямь. Иначе ничего этого просто бы не было. Как не было бы меня, надежды... памяти... Юрки... памяти, надежды, меня, ужаса...»

Подорогин старался игнорировать мысли, как и то, что предстало перед глазами. Он заставлял себя воспринимать происходящее, как что-то само собой разумеющееся – но не чувствовать это было нельзя. Как невозможно было не видеть.

«Разве только взять в руки по вязальной спице и выколоть собственные глаза. Хотя и подобная экзекуция мало что изменит. Ведь факты – как там было сказано? – говорят за себя».

Подорогин остановился. Присел. Принялся массировать переносицу. Он даже не сразу заметил, как за спиной кто-то замер. В нерешительности, по всей видимости, испытывая те же самые чувства, что и он сам.

- Откуда это? – прохрипел незнакомый голос доктора.

- Понятия не имею, – отрешённо вторил астрофизик. – Выходит, мы здесь далеко не первые...

- Как и не последние, – заключил Грешник. – Нам нужно идти. Незачем туда соваться. Любопытство ещё никого до добра не довело.

- Соваться куда? – Подорогин схватил с камней оброненную детскую сандалию и уставился на Грешника; тот просто взмахнул рукой, указывая на что-то за спиной Подорогина на уровне затылка.

- Да что тут происходит?! – Доктор в ужасе отшатнулся прочь.

- Тише, – предостерёг астрофизик. – Возможно, там кто-нибудь таится. Не вспугните.

- Таится?! Не вспугните?.. – Голос доктора вновь сорвался на фальцет. – Что вы такое несёте?! Откуда эта чёртова сандалия?! И кто её владелец?!

- Это – ребёнок, – прохрипел Подорогин, на сей раз не узнавая своего голоса.

- Что? – Доктор вмиг позабыл про дупло, уставился на детскую сандалию, как на что-то в высшей степени иррациональное. – Повторите, что вы только что сказали?..

- Эта сандалия принадлежала ребёнку, – отчётливо выговорил Подорогин, в первую очередь для самого себя, потому что и впрямь не верилось в реальность всего происходящего. – Лет, этак, девять-десять.

- Тогда где же этот ребёнок? – прошептал астрофизик и невольно обернулся к дереву.

- Даже не вздумайте! – крикнул доктор.

- И я не советую, – эхом вторил Грешник.

- Пойдите прочь! – возмутился астрофизик. – Возможно, этому ребёнку угрожает смертельная опасность, а мы тут с вами в пересуды играем, да домыслы сеем, когда на счету каждая секунда!

Подорогин ухватился за виски, потом снова за переносицу. Приступ мигрени походил на обоюдоострый клинок, что медленно вонзают в мозг... или на ушат ледяной воды, который опрокидывают в умело вскрытую черепную коробку.

«Кажется, в средние века даже был такой метод пыток... – Боль стремительно отступила. – Откуда эта треклятая мигрень?..» Пальцы свободной руки, сами собой, скользнули к верхней губе.

Снова кровотечение?

«Снова. Хм... Ты сам-то помнишь, когда это “снова” было в последний раз?»

Кровь не шла и, собрав волю в кулак, Подорогин выпрямился.

За время его душевных метаний склока набрала полный ход. Разве что только кулаки в ход не шли, а в остальном эмоций хватало, даже через край. Люди будущего ничем не отличались от своих примитивных предшественников только-только слезших с деревьев. Шагов они сделали много, только вот на одном месте, как ни крути.

- Тихо! – Подорогин, вновь не понимая, откуда берутся силы, раскидал спорящих в разные стороны, после чего, как ни в чём не бывало, подошёл вплотную к стволу дуба.

Волосы на макушке зашевелились... Но нет, это был вовсе не страх.

- Что вы себе позволяете! – возмущался доктор, потирая ушибленный при падении затылок.

- Чувствуете? – прошептал Подорогин, поднимая руку. – Ветер...

- Но как? – Астрофизик шагнул к Подорогину, поднёс руку к дуплу. – И впрямь дует! Нет, вы сами попробуйте! Это сквозняк!

Сзади послышался нездоровый смех.

Подорогин с астрофизиком синхронно обернулись.

Доктор явно был не в себе.

- Нет, вы только послушайте их! Сквозняк!.. Да откуда ему тут взяться? Вы, случаем, не того?! Нет? А очень похоже! Нет, сквозняк, подумайте только!..

Астрофизик подошёл к смеющемуся и встряхнул за грудки.

56
{"b":"543830","o":1}