ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Да, – мальчик беспечно отогнал от кормы двух лупоглазых рыбин, соревнующихся у кого рот шире. – Только потом я попросил его больше не разговаривать со мной, и на утро Баюн умолк.

- Но почему?! – в один голос спросили Подорогин и астрофизик.

Мальчик вздохнул, что-то припоминая.

- Он рассказывал страшные сказки... Наверное, именно поэтому я не могу заснуть. Не помню.

- Про что были эти сказки? – спросил Грешник.

Мальчик долго мялся. Потом окончательно сник.

- В основном про людей, которые на него когда-то охотились. Что с ними стало.

- И что стало? – Подорогин аж взмок.

- Я не хочу об этом, – мальчик отвернулся, принялся следить за траверзом. – Я не помню.

- А когда на него охотились в последний раз? – спросил астрофизик.

- Давно.

Больше мальчик ничего не сказал, как ни пытались Подорогин с астрофизиком его разговорить – то ли не хотел, то ли снова не помнил, то ли вредничал; просто висел на борту и размышлял о чём-то своём.

На небе ожили тени.

Подорогин обеспокоенно глянул вверх; там вместо облаков волновалась кромка воды. Они медленно поднимались с глубин в крохотном бумажном кораблике, который заменил им субмарину. Дна было уже не разглядеть. Совсем рядом послышался озорной смех.

Мальчик обернулся; на его лице играла лучезарная улыбка, совершенно не вяжущаяся с этим местом.

- Дельфины! – крикнул он во всё горло и принялся скакать на одной ноге, размахивая руками.

Подорогин было забеспокоился за сохранность судёнышка, но кораблик шёл уверенно, даже не смотря на танцы своего малолетнего капитана, – так что всё было в порядке.

- Откуда им тут взяться? – подивился астрофизик, вытягивая шею.

- Сейчас помчим! – пообещал мальчик, на что Баюн лениво зевнул, показав остры клыки.

Смех повторился, и из свинцовой серости вынырнул весёлый дельфин. Он снова засмеялся. Потом кувырнулся через голову и устремился ввысь. Кораблик пошёл следом.

Внезапно промозглость куда-то делась. Пелена тоже отступила, как поблекло и солнце. Над головой повисли звёзды – крупные и блестящие, – точь-в-точь консервные банки на витрине магазина.

Подорогин протянул руку и сорвал жестянку с небосвода.

- Повесь на место! – приказал мальчишка. – Так корабли сбиваются с пути, неужели не ясно?!

Грешник кивнул: мол, не чини беспорядка в чужом доме.

Подорогин послушно вернул «звезду» на прежнее место. Кораблик, словно повинуясь жесту, притормозил, после чего заново ринулся вперёд, навстречу шквалу!

Девятый вал накрыл с головой.

Подорогин на силу успел задержать дыхание и ухватиться за борт. Когда открыл глаза и отплевался, увидел внизу бездну – кораблик скользил вниз по волне, как заправский серфер. Впереди мелькала спина стремительного дельфина. Позади, насколько хватало взора, вздымался покрытый пенной сединой гребень. Сбоку, на траверзе левого борта, что-то сверкнуло...

- Нам туда! – крикнул мальчишка, и кораблик послушно сменил направление. – Спасибо! – кричал капитан уже дельфину, а тот игриво махал хвостом в знак прощания.

- Маяк, – прохрипел Грешник, вытирая со лба влагу. – И вы ещё не верите в благосклонность небесных сил?

- Да тут и неба нет! – огрызнулся Подорогин, указывая на блямбы звёзд.

- Меня на кафедре засмеют, – улыбался астрофизик. – Точно на смех поднимут, если вернусь.

Баюн, фыркнув, отряхнулся от брызг.

Все заслонились ладонями.

Когда вновь посмотрели вперёд, чуть в стороне по курсу возвышался мыс с маяком.

Кораблик размяк и стал тонуть, попутно уменьшаясь в размерах.

- Ой-ёй! – Мальчик взмахнул руками, силясь удержаться. – Дальше вплавь придётся! Говорил же, не надо было звезду трогать – вот и сбились малясь!

Баюн зашипел на Подорогина, мелко семеня на толстых лапах, – по всему, купание было ему в тягость.

Но окунуться пришлось.

Благо мальчик знал, где отмель, иначе стремительное течение унесло бы путников невесть куда, особенно барахтающегося астрофизика. Баюн плыл, как заправский пёс: фыркал, топорщил усы, но не отставал.

Девятый вал закинул их на седьмые небеса.

Под ногами возникли скалы. Утёс навис над головой уродливой гильотиной. Звёзды померкли. На линии соприкосновения воды и неба щурилось флегматичное солнце – оно словно не решалось оставить небосвод. По всему, приближались сумерки, и Подорогин заторопился.

- Вы посмотрите только!.. – прошептал астрофизик, отпихивая заботливые руки Грешника.

Подорогин оглянулся. Вертикальный дождь, прожорливые твари, прогулка на бумажном кораблике – всё отошло на второй план, сделавшись блеклым и самом собой разумеющимся по сравнению с вновь увиденным.

- Теперь понятно из-за чего такое стремительное течение на отмели, – астрофизик всё же выпрямился во весь рост. – Только не понятно, как такое возможно...

Рядом с утёсом бушевал водопад.

Тонны морской воды подходили вплотную к утёсу, дыбились под действием некой невиданной силы и извергались вертикально на высоту не менее пятидесяти метров! Там поток изгибался под прямым углом, повторяя очертания береговой линии, и терялся из виду за кромкой скал. В воздухе кружила мутная взвесь – она не желала оседать обратно в море, напротив, стремилась вглубь утёса, к истоку, вместе с остальной массой воды. Захваченные потоком морские обитатели разлетались в разные стороны подобно воздушным шарикам, переворачивались, шевелили плавниками и ластами, лупили глаза-блюдца, открывали молчаливые рты.

- Уму непостижимо... – выдохнул Подорогин, смотря во все глаза на необычный водопад. – Ведь это же и есть путь к истоку. Он всё же существует.

- Сдаётся мне, миссия «Икара» оказалась успешной, – тихо сказал астрофизик. – Не смотря ни на что.

- Действительно, кто бы мог подумать, что мы столкнёмся с подобными чудесами, – Грешник впервые за всё время экспедиции излучал оптимизм.

- Вы чего, водопада не видели? – Мальчик выловил остатки кораблика из воды, скомкал и запихал в карман.

- Такого – нет, – ответил за всех астрофизик.

- А разве бывают другие?.. – Мальчик осёкся, ухватился за голову.

- С тобой всё в порядке? – тут же озаботился Грешник.

Мальчик кивнул; заслонился руками от брызг, летящих с шерсти отряхивающегося кота.

- Так иногда бывает, – сказал он, как ни в чём не бывало, поднимаясь вверх по скалам. – Идёмте, а то скоро закат.

- Вот бы посмотреть! – размечтался астрофизик.

Мальчик обернулся.

- Хм... Если бы вы только знали, сколько разумных существ погибает во время него.

Путники переглянулись между собой, а мальчик продолжил восхождение, временами хватая прыгающего с уступа на уступ кота за хвост.

- Скорее, – поторопил Грешник. – Что-то не нравится мне здешние устои. Да и с нашим проводником, уверен, не всё ладно.

- Думаешь, он чего-то недоговаривает? – спросил Подорогин, подхватывая астрофизика и возобновляя путь.

Грешник лишь пожал плечами.

- Похоже, у него частично стёрта память, – сказал астрофизик. – Но, признаться, я не представляю, кому или чему потребовалось проводить столь ужасные эксперименты с детским сознанием. Хотя, возможно, всё дело случая: произошло что-то страшное, и теперь мозг блокирует отдельные воспоминания, чтобы не спровоцировать шок.

- Так или иначе, выбора у нас нет, – подвёл итог Подорогин. – К тому же, без этого мальчишки, нас с вами давно бы уже не было в живых.

- Думаю, вода пресная, – сказал астрофизик. – Пока есть такая возможность, не мешало бы утолить жажду.

Подъём был недолгим и самую малость утомительным. Проблемы возникли лишь в самом конце, когда продолговатые валуны, по которым было удобно ступать, сменились каменистым крошевом, скользящим под подошвой сланцев. Но это препятствие не шло ни в какое сравнение со всеми теми, которые уже удалось преодолеть.

Путники взошли на уступ и огляделись.

Вправо и влево, насколько хватало взора, тянулась горная гряда – своеобразный водораздел между соседними климатическими зонами. А может раздел между сном и явью. Как знать... Вперёд и вверх уносился пик, в основании которого зиял провал. Скорее всего, пещера. Верхушки видно не было, но вокруг, по спирали, шла узкая тропка. По соседству громоздились массивные скалы, однако ни одна из них так же не желала выдавать своих тайн. Сзади торчал старый маяк. По всему, не работал он уже давно. Стены потрескались, на месте осыпавшейся верхушки примостилось что-то отдалённо напоминающее гигантское птичье гнездо, окна зияли чёрными дырами.

62
{"b":"543830","o":1}