ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Димке невольно вспомнились приключения в местном «планетарии». Он даже голову запрокинул, силясь уловить перезвон штативов и зеркал. Но ничего не услышал – здесь и сейчас всё было взаправду. И страхи были самые что ни на есть реальные: скрывающиеся в черноте, крадущиеся, тянущие к ногам гибкие хвосты.

Димка зацепился за корягу и полетел носом в грязь.

- Эй, с тобой всё в порядке? – пришёл на помощь Вадик. – Под ноги смотри.

Димка собирался уже взвиться – ну, какое тут, «под ноги смотри»?! – как вдруг понял, что мрак снова отстал. Тогда он медленно поднялся, опираясь на руку Вадика.

С редких стебельков осоки срывались невесомые пушинки – точно искорки костра в ночи, только голубоватого оттенка, – сбивались в хороводы, кружили, поднимаясь всё выше и выше. Отдельные хороводы собирались в скопления, объединялись в целые системы, внутри которых, на первый взгляд, царил самый настоящий беспорядок. Однако если приглядеться более внимательно, становилось ясно, что каждая искорка играет свою партию: ведёт или оказывается ведомой, танцуя у более решительного партнёра. А никакого намёка на ветер по-прежнему не было! Искры порхали сами по себе, хороводы кружились под действием собственных инерционных сил, системы и вовсе вытворяли невиданные пируэты, смысл которых, скорее всего, заключался в ещё не выведенных на Земле уравнениях. И всё это движение – в обход повисших в темноте сучьев – те, если бы даже захотели схватить одну из искорок, – вряд ли бы смогли. Всё было задумано именно так. Незримый сценарист просчитал все возможные варианты развития событий, а чудо-режиссёр воплотил придуманный сюжет в жизнь. Точнее в невиданный танец непонятных сгустков энергии, а может мыслящих существ – ведь об этом мире Димка практически ничего не знал.

Судя по выражению лиц, и ребята не знали, с чем именно столкнулись... а оттого сделалось вдвойне не по себе.

- Чего замерли? – сухо спросил Юрка. – Идёмте. Пришли уже, считай.

- Юр, а что это такое? – спросила Иринка, восторженно хлопая ресницами.

Юрка хмыкнул.

- Огни.

- Что?! – Светка отдернулась от очередного скопления, подлетевшего на расстояние вытянутой руки.

- Но они же не такие, как описывают... – растянуто проговорил Вадик.

- Разные бывают, – отозвался Юрка. – Такие, маленькие, тут, у Игната, целыми роями вьются. Особенно на день летнего солнцестояния...

- Так сегодня же канун Ивана Купалы! – воскликнул Ярик, непроизвольно заигрывая с одним из огоньков.

Светка долбанула по руке.

- С ума сошёл?! Они же людей в топи губят!

- Так эти вроде совсем не такие...

- Конечно, не такие.

Все синхронно обернулись.

Димка чуть дух не испустил. А когда всё же вдохнул, понял, что не может дышать. Такое ощущение, что в грудь бил шквалистый ветер, хотя вокруг по-прежнему царило полное затишье.

Странно.

Чуть в стороне сгорбился маленький старичок. В сказках таких называют лесовичками. Скорее всего, именно лесовичком и был. Хотя и звучит глупо, других аналогий в голове просто не возникало. То ли от страха, то ли от неожиданности, то ли ещё по какой другой причине – Димка сказать с точностью не мог, – но мозг настаивал на своём. Да и одет старичок был под стать: на ногах – галоши, широкие штанины заправлены в носки – видимо, чтобы не запачкались, – фланелевая рубаха, с закатанными по локоть рукавами, подпоясана красной бечевкой, волосы торчат во все стороны, на круглом лице – борода и усы. В одной руке – посох, в другой – керосиновая лампа с закопченным стеклом, так что света от такого светильника – кот наплакал.

В остальном, обычный человек, каких сотни. Только за последние дня два-три Димка уже настолько привык к странностям, что и сейчас ожидал любого подвоха.

- Игнат, – Юрка поманил ребят за собой. – А мы как раз к тебе.

- И очень вовремя, – кивнул старичок, переминаясь с ноги на ногу. – Медлить нельзя. Началось...

- Что началось? – с вызовом спросила Светка. – Может объясните, вообще, что происходит?

Игнат кивнул.

- Чего ты начинаешь?! – осадил девочку Юрка. – Правила хорошего тона нам не писаны?

- Кто бы говорил! – огрызнулась Светка, оттягивая любопытную Иринку от стайки вьющихся огоньков.

- Так, значит, огни бывают разные? – уточнил Вадик.

Старичок улыбнулся.

- Да, разные. Есть добрые, есть злые. Одним всё больше хочется пошутить или поиграть, но есть и такие, которые прикидываются дружелюбными, хотя на деле являются подлецами.

- Как люди, что ли? – не сдержался Ярик.

Юрка назидательно отвесил подзатыльник.

- Ты чего?! – обиделся Егорка.

- А чего перебиваешь? Человек же объясняет!

- Не надо, Юра, – Игнат поманил посохом ребят к себе. – И так много зла на этом свете. Не уподобляйся ему, иначе будет совсем худо.

- Это ведь и есть люди, – не то спросил, не то сказал Вадик.

- Сбрендил, – Ярик покрутил пальцем у виска.

- Отнюдь, – вздохнул Игнат, наблюдая за искрящимся скоплением, подлетевшим к его тусклой лампадке. – Это то, что остаётся от вас. От тех, кого так и не отпустили.

- От нас?! – Светка совсем поменялась в лице.

- Что вы такое говорите? – ужаснулся Димка.

Игнат тщательно всмотрелся в его лицо.

- А вот и путешественник во времени. Сыскался.

- Так я и не терялся! – в порыве чувств заявил Димка.

- Хоть бы так, – кивнул в ответ Игнат. – Но для того, чтобы не потеряться тут, нужно будет преодолеть немало трудностей.

- И в чём они заключаются? – спросил Ярик.

- В преодолении. В преодолении самого себя, дабы не стать злом.

- Но как можно стать злом? – сипло спросил Димка.

- Да, вот злым, я ещё понимаю, как. А тут... – Ярик растерянно пожал плечами.

Игнат долго молчал, потом всё же заговорил:

- Ступая за грань после смерти, каждый из вас попадает в судное место, где сталкивается лицом к лицу со своими страхами. А это, всё чаще, зло. От того, как та или иная сущность поведёт себя в противостоянии с ним, и зависит дальнейший расклад сил. По ту и по эту стороны бытия.

- Так жизнь после смерти и впрямь существует? – подал голос Вадик.

- Это нельзя назвать жизнью в буквальном смысле, но путь души продолжается и после смерти физической оболочки. При определённых условиях, он и вовсе бесконечен.

- Так кто вы такой? – спросила Светка. – Вы ведь не ставите себя вровень с нами. Вровень с человеком.

- Я и не есть человек. Я тут и везде. Контролирую порядок и ход вещей. Когда появляется необходимость, вмешиваюсь в континуум, дабы исправить допущенные человечеством ошибки. Скажем так, я корректор.

- И что сейчас не так? – Вадик переглянулся с товарищами. – Ведь явно что-то не то.

- Многое. Проект «Грань» нарушил законы. Те самые, что сдерживали бездну. И теперь услужники тьмы имеют возможность проникать в этот мир. Более того, они способны влиять на ход событий. А это непозволительно, так как приближает хаос.

- Игнат, так что пошло не так? – спросил Юрка. – От чего ты спас нас тогда в лесу?!

Игнат вздохнул, отогнал взмахом руки приставучие огоньки.

- Всё пошло не так. «Икар» достиг намеченной цели. Он прошёл сквозь горизонт событий чёрной дыры нетронутым и открыл для человечества другую реальность. Иной мир. Альтернативную вселенную.

- Но этого не может быть, – качнула головой Светка. – Экспедиция ведь только отправилась.

- Да, на этом пространственно-временном отрезке. А на другом, совершила скачок за грань дозволенного. Они прошли сквозь врата безумия, и континуум перестал существовать как одно целое.

- Но как такое возможно? – спросил Вадик. – Ведь это нарушает теорию относительности.

- Вовсе нет. Потому что и самой теории относительности больше нет. Точнее её и не было. Были печати, которые установили, стараясь навести в этой вселенной порядок.

- Чтобы защитить нас от чудовищ, – сказал Вадик. – Но при этом нужно соблюдать законы.

- Но кем установлены эти законы? – сглотнул Димка. – Или печати?

67
{"b":"543830","o":1}