ЛитМир - Электронная Библиотека

Он сел на софу, затем, помедлив, сообщил:

— Рука Текса заживает хорошо. Я разрешил ему встать с постели, но предупредил, что пока все же стоит поберечь себя и особенно не напрягаться.

— Ночью у них не было никаких происшествий? — тут же спросила Мерели.

— Нет. Майк спал в доме, а в конюшне, чтобы не оставлять лошадей одних, спал Томми.

— Майк позвонил в полицию?

— Нет. Он сказал, что больше этих хиппи пока не видел и что не надо будить спящую собаку.

Мерели пошла на кухню, принесла оттуда поднос с кофе, сливками и сахаром. Поставила его на столик, налила кофе и подала Кену чашку. Потом налила себе и села в кресло, вместо того чтобы, как обычно, устроиться на софе рядом с ним. Девушка не знала, что сказать. Она понимала, что Кен пришел вовсе не для того, чтобы весь вечер обсуждать дела Текса, и решила — пусть он сам начнет разговор. Кен, однако, не торопился и с удовольствием потягивал кофе. Наконец он начал:

— Поговорим о нас. Что ты хочешь сделать?

Она сделала глоток, отметив про себя, что кофе хорош.

— Что ты имеешь в виду — я хочу сделать?

Кен посмотрел в свою чашку.

— Это и имею в виду. Ты хочешь расторгнуть нашу помолвку?

Ее сердце вдруг стало тяжелым, словно кусок свинца.

— Тогда ты зря купил дом?

— Ну, я могу продать его или сдать в аренду. Это хорошее вложение денег.

Она уставилась на свою чашку.

— Но ты же не можешь всегда жить с Бартонами.

— Нет. Я и не собираюсь.

— У тебя есть еще кто-то, на ком бы ты хотел жениться?

Он посмотрел на Мерели, и она оторвала взгляд от чашки и устремила на него свой взор, однако посмотреть ему в глаза не решилась.

— Ты прекрасно знаешь. — Он поставил чашку на поднос, так и не допив кофе. — Такая дурацкая ситуация. Столько читаешь о подобных вещах, но никогда не думаешь, что такое может произойти и с тобой.

Она, наклонившись, тоже поставила чашку на поднос и откинулась на спинку кресла.

— И что, ты думаешь, с тобой случилось? — поинтересовалась она.

Он заложил руки за голову и вытянул свои длинные ноги под кофейным столиком.

— Это ведь очевидно, разве нет?

— Не для меня. — Горло у нее засаднило от усиленных попыток подавить неумолимо подступающие слезы.

— Ни один мужчина не захочет жениться на женщине, которая его не любит.

— Но я люблю тебя.

— А еще Текса Ховарда?

Она не смогла удержать слез, и они полились по ее щекам.

— То, что я чувствую по отношению к нему, — вовсе не любовь.

Кен удивленно поднял брови:

— И как же ты это называешь?

Мерели покачала головой и с трудом сглотнула. Справившись с собой, она ответила:

— Никак. Я думаю, это простой интерес и… ну, я думаю, я… я запуталась. — «И это правда», — сказала она про себя.

Кен пожал плечами:

— Напомню, ты не проявила желания делить со мной постель — как моя жена.

Она не ответила — побоялась, что подведет голос. Тогда он продолжил:

— Если бы Текс не был женат, ты могла бы выйти за него замуж и делить постель с ним?

Мерели вскочила, глаза ее сверкнули, она сжала кулачки.

— Прекрати! — закричала она. — Прекрати! Что ты хочешь, чтобы я сделала? Бросилась тебе в ноги?

Кен расцепил руки, отодвинул кофейный столик, притянул Мерели и усадил к себе на колени. Он сжал ее так крепко! Ей показалось, что ее ребра вот-вот хрустнут.

— Нет. Я хочу жениться на тебе, как только все устрою. И спать с тобой в одной постели. И обнимать тебя вот как сейчас. — И он стал целовать нежно, со все возрастающей страстью… У нее дух захватило и куда-то потерялась способность сопротивляться.

Внезапно зазвонил телефон.

На мгновение они замерли. Телефон зазвонил снова. Он звонил и звонил… Наконец Кен вздохнул:

— Лучше возьми трубку. Может, я нужен в больнице. — Кен всегда предупреждал Бетти, когда ехал к Мерели. На случай, если вдруг он понадобится на работе.

Кен встал и помог подняться Мерели. Телефон все звонил.

Слегка пошатываясь, она подошла к аппарату и сняла трубку.

— Алло?

В трубке раздался голос Бетти:

— О, Мерели, Кен у тебя?

— Да, он здесь.

— Могу я поговорить с ним?

— Конечно. — Она передала трубку Кену: — Это Бетти.

— Да, Бетти? — ответил он, плотно прижав трубку к уху.

Мерели не могла слышать, что говорила Бетти, но увидела, что лицо Кена вдруг побелело как мел, а рука стиснула трубку.

— Я сейчас буду, — сказал он и отключился. Потом повернулся к Мерели: — Кэрол… Она сбежала.

— Сбежала?

— Она выбралась из палаты, когда медсестры ужинали, и сбежала!

— Куда?

— А кто знает? Они думают, что она проникла в кабинет, где хранятся лекарства, и… — Не договорив, он повернулся, выбежал из квартиры. Торопясь, вскочил в машину. Автомобиль, протестующе взвизгнув шинами, понесся по улице.

Прежде чем Мерели собралась с мыслями и решила, что же делать, телефон зазвонил вновь. Она схватила трубку.

— Да?

На этот раз звонила Мэгги.

— Мисс Максвелл, доктор у вас?

— Он только что уехал в больницу. Что-то случилось с Тексом?

— Нет. Он в порядке… пока. Дело в Кэрол. Она здесь. Она словно сошла с ума. Вы не можете связаться с доктором, чтобы он приехал как можно скорее?

— Я сейчас позвоню в больницу. Я привезу доктора Бартона.

— Нет, вам лучше не приезжать, — предупредила Мэгги. — Вы можете пострадать.

Мерели услышала в трубке вопль, похожий на клич индейцев.

— Что там за шум? — с тревогой спросила она.

— Это ее банда, — нервно ответила Мэгги. — Она привезла их с собой. Майк позвонил в полицию. Они просто ненормальные! Накачались наркотиками… Ох, что-то случится!

Ее банда. Это те люди, которые, как говорила Кэрол, пытались убить Текса! Мерели почувствовала дрожь в коленях.

— Я сейчас буду! — крикнула девушка и бросила трубку.

Она позвонила в больницу, но Кен еще не успел доехать. Мерели оставила ему сообщение.

— Скажите доктору Райдеру, чтобы он немедленно приезжал на ферму. Он знает, что я имею в виду. Скажите, пусть поторопится.

Потом она позвонила доктору Бартону, но он был на вызовах. Тогда Мерели рассказала все Бетти.

— Мне только что позвонила экономка Текса, Мэгги, и сказала, что Кэрол приехала к ним и ведет себя как сумасшедшая. С ней ее банда. Если вы сумеете связаться с доктором Бартоном, расскажите ему, ладно? Он наблюдает за ней в больнице, так что, может, он захочет приехать.

— Хорошо, — ответила Бетти. — Я ему передам. А ты едешь туда?

— Да, прямо сейчас. — И прежде чем Бетти успела задать хоть один вопрос, Мерели бросила трубку. Не зная почему, она торопливо переоделась в больничную униформу. Надела даже шапочку. Потом побежала в гараж, запрыгнула в машину и помчалась сквозь ночь в самое пекло. Девушка не знала только, что едет в настоящее пекло. Зарево она увидела даже раньше, чем успела свернуть с шоссе на боковую дорогу, ведущую к поместью. Ошибки быть не могло — горела конюшня. Однако пока она ехала, ее не обогнала ни одна пожарная машина. Пожар пожаром, но, спеша к ферме, Мерели не ожидала увидеть и услышать то, что увидела и услышала, остановив свой голубой «мустанг» у дома на подъездной дорожке.

Озаряемая пламенем сцена, представшая перед ее глазами, казалась нереальной. Везде носились лошади, преследуемые странными фигурами, одетыми как индейцы, мексиканцы, хиппи. От визгов, которые издавали эти типы, кровь стыла в жилах, и ни на секунду не вызывало сомнения, что лошади были страшно напуганы. Глаза у них были совершенно дикие, как и у тех, кто гонялся за обезумевшими от страха животными.

Длинноногий мчался, как, наверное, ни на одной гонке в своей жизни. Его повод болтался с правого бока, а хвост развевался, словно флаг на ветру. Он спасался от двух вконец распоясавшихся молодчиков из банды Кэрол, судя по всему под завязку накачанных наркотиками. Они, как ни старались, не могли поймать Длинноногого. Голубая Молния, сверкая глазами от страха, бешено взвивался на дыбы на лужайке, а трое наркоманов пытались схватить повод и забраться лошади на спину.

24
{"b":"543836","o":1}