ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так тебе будет полегче, — сказал он.

И она тут же почувствовала, как ее уносит в бархатную черную пустоту — место куда более приятное, чем жадно ревущее адское пламя.

Открыв глаза, Мерели обнаружила, что находится в больничной палате. Уже был день. У кровати сидел Кен и держал Мерели за руку. Руки его были перебинтованы так же, как и у нее. Он выглядел до смерти уставшим — лицо землистого оттенка, тени под глазами. Когда Мерели повернула голову и посмотрела на него, он с явным трудом улыбнулся.

— Ну как, тебе получше?

Ее руки лежали поверх одеяла и были забинтованы. На голове девушка почувствовала что-то стягивающее.

— Я сильно пострадала? — спросила она, вместо ответа.

— Да нет, не очень. Остатки твоих волос пришлось сбрить, голову тебе забинтовали.

Мерели поморгала. Глаза словно опухли и болели.

— Моим глазам как-то странно, — пожаловалась она.

— Ресницы обгорели. Но, слава богу, глаза не пострадали. Наверное, они болят — это от дыма. Почти всю ночь ты пролежала в кислородной палатке, потому что надышалась дымом.

Она слегка пошевелила ногами. Заметив ее движение, Кен пояснил:

— Ноги у тебя тоже забинтованы, но они обожжены не сильно. Слава богу, шрамов не будет.

Мерели перевела взгляд на перевязанные руки Кена.

— У тебя тоже ожоги?

— Да, пустячные.

Она вздохнула и посмотрела мимо него в окно. Оказалось, что она лежит в палате с видом на холм, откуда стреляли в Текса.

— Текс пострадал? — спросила Мерели.

Кен резко выпустил ее руку.

— Нет. Верховая езда не пошла на пользу его руке, но, похоже, он парень крепкий, так что с ним все в порядке. Ему удалось согнать лошадей и вымотать сумасшедших подростков, устроивших все это безобразие. Полиция всех их поймала. Двое ранены, но не серьезно. Мэгги заставила Текса лечь в постель сразу, как все закончилось. И если ей удастся продержать его там несколько дней, это пойдет ему на пользу. На следующей неделе он собирается вернуться в Калифорнию.

— А Кэрол?

Он покачал головой:

— Она мертва. Ее нашли в стойле с лошадью, которую ты пыталась вывести.

Кен отвернулся, так чтобы она не заметила его слез. Но Мерели заметила.

— Мне жаль, — тихо произнесла девушка.

— Это рано или поздно произошло бы. Перед побегом из больницы она приняла такую дозу наркотиков, что это убило бы ее, даже если бы это не сделала лошадь.

— Текс знает?

— Да.

— Как он воспринял?

— Думаю, с одной стороны, ему тяжело, но с другой — он почувствовал облегчение.

— Это можно понять.

Кен молча кивнул и опустил взгляд на свои забинтованные руки.

— Это очень страшно, — произнес он, — эта проблема наркомании. Я подумываю сменить специализацию. Возможно, я не смогу больше оперировать. А врачи, занимающиеся проблемами наркомании, очень нужны. Я решил узнать об этом все, что смогу, и попытаться найти путь борьбы с этим бедствием.

Мерели потянулась к нему забинтованной рукой.

— Все, что ты хочешь делать, я принимаю. Но твои руки… это трагедия. Я чувствую себя виноватой.

— Это не твоя вина. Не забывай, что там еще была и моя сестра.

Мерели печально улыбнулась.

— Ты чудесная девушка, Мерели. — Он немного помолчал. — Теперь Текс свободен. Ты можешь поехать с ним. Я не стану пытаться удержать тебя.

Некоторое время она не могла произнести ни слова — в горле словно встал горький ком. Потом, справившись с собой, возразила:

— Но я не хочу ехать с ним. Я хочу остаться с тобой.

Кен покачал головой:

— Конечно, ты сказала бы это в любом случае. Такой уж ты человек. Но я не позволю тебе жертвовать собой ради меня. Твое счастье значит для меня больше, чем мое.

Из ее глаз полились непрошеные слезы.

— Потому что такой уж ты человек, — дрожащим голосом передразнила она Кена.

Он снова покачал головой:

— Ты рисковала жизнью, пытаясь спасти Текса и его лошадей прошлой ночью. Должно быть, он много значит для тебя.

— Да. Он прекрасный человек. Я восхищаюсь им, но не люблю его так, чтобы выйти за него замуж.

Голос ее дрожал, она даже всхлипнула, и Кен посмотрел на нее долгим, испытующим взглядом. В конце концов он пробормотал:

— Как бы я хотел верить в это.

Она подавила рыдание и, сделав над собой усилие, сказала:

— Ты должен верить. Должен. Ты — все, что у меня есть, и мы должны прямо сейчас переехать в тот дом.

— Вчера ты так не думала, — напомнил он.

— То было вчера. С тех пор я… ну, не хочу, чтобы мои слова прозвучали чересчур драматично… но стояла перед лицом смерти. Я все переосмыслила.

Он встал, склонился над ней и нежно коснулся губами ее губ. В этот момент в палату вошла Сью Хастингс.

— Так-так, — оживленно произнесла она, — и что здесь происходит?

Кен выпрямился, лицо его осветилось улыбкой.

— Просто целую мою будущую жену, — с гордостью пояснил он.

Сью улыбнулась ему в ответ, подошла к кровати, взяла Мерели за руку и отыскала место, где не было бинта и она могла прощупать пульс. Взглянув на часы на своем левом запястье, Сью сказала:

— Если мне будет позволено сказать, доктор, я попросила бы вас не волновать так сильно пациентку.

Кен усмехнулся:

— А я как раз собирался. Что ж, я уверен, вы сможете успокоить ее. — И, приветственно махнув рукой, он вышел из палаты.

Как только девушки остались одни, Сью полюбопытствовала:

— И как долго все это продолжается?

— Около шести месяцев, — ответила Мерели.

Сью осторожно положила ее забинтованную руку на одеяло и сунула ей в рот термометр.

— А я-то думала, что тебя интересует поющий ковбой.

Ответить с термометром во рту Мерели не могла. Она просто помотала головой.

Сью принялась наводить порядок в палате.

— Вообще-то одно время я подозревала вас с доктором. Но тогда, на ярмарке, ты так бросилась к этому поющему ковбою… я не знала, что и думать.

Мерели что-то промычала. Сью подошла и забрала у нее термометр, взглянула на него, стряхнула и сунула в ящик тумбочки.

Мерели продолжала оправдываться:

— Я тогда немного запуталась. Но вчера, когда я чуть не погибла, для меня все стало ясно.

Сью удивленно подняла брови. Помолчав, она спросила:

— Вчера погибла его сестра. Он тебе сказал?

— Да. Ты знаешь, что она была женой Текса?

— Нет. Я и понятия не имела. Да, как хитро все переплелось, правда?

Мерели кивнула, и Сью, ничего больше не говоря, вышла из палаты.

Лежа в одиночестве, Мерели начала перебирать в мыслях события последних недель, с тех самых пор, как Текса впервые привезли к ним в больницу. Многое требовало объяснения, начиная с того, что Текс был сильно избит в тот день. Почему друзья Кэрол, вернее, эта банда хотела убить Текса? И почему Расти хотел, чтобы она привезла Тексу фотографию Кэрол?

Расти ответил на ее вопросы, когда в тот же день после обеда пришел навестить ее. Он принес букет цветов и, выслушав слова благодарности, присел рядом с ней.

— Я слышал обо всем, что случилось, и подумал, надо бы навестить вас. Попытаться спасти Пегаса — это был мужественный поступок.

— Возможно, я должна была попытаться отыскать и спасти Кэрол, а не лошадь.

Расти покачал головой:

— Из того, что я слышал, я понял, что она умерла немного раньше, чем вы приехали. Даже если бы ее не убила лошадь, это сделали бы наркотики. Она приняла слишком много, прежде чем сбежать из больницы, если верить врачам. Удивительно, что она не умерла раньше.

— Текс очень переживает?

— Конечно, ему сейчас плохо. Он винит себя. Думает, что должен был что-то предпринять.

— Но ведь она не хотела жить с ним как его жена. Почему же он должен был?

— Она была просто взбалмошной, капризной девчонкой. Никто не смог бы вправить ей мозги. Майк одно время пытался, как раз перед тем, как они с Тексом расстались. Но и он в конце концов отступился.

26
{"b":"543836","o":1}