ЛитМир - Электронная Библиотека

Мерели от всей души согласилась с ним.

— Но ведь это очень тяжелая работа. Вы должны разбираться не только в физиологии, вы должны стать для пациентов… в некотором смысле исповедником, и психологом, и психиатром. А это отнимет все ваше время.

— Я знаю. Но результат стоит того. И я чувствую, что именно в этом мое призвание.

Девушка налила ему еще кофе.

— Сколько вы планируете оставаться у Бартонов?

— Не очень долго. Доктор Грейсон выставит на продажу свой дом на Шайлер-Драйв, как только его новый, у больницы, будет достроен. Он предложил мне подходящую цену, к тому же он оставляет почти всю мебель и оборудование. Оборудование, конечно, не новейшее, как в новых домах, но вполне достойное и в хорошем состоянии, так что я смогу менять его постепенно.

— Да, я знаю, — кивнула Мерели. — Дом действительно в прекрасном состоянии, и не нужно ничего менять еще несколько лет. Вам крупно повезло.

Он сделал глоток кофе, его глаза стали задумчивыми. Помолчав немного, он тихо произнес:

— Практичному мужчине нужна жена. — Кен испытующе посмотрел на девушку, и ее лицо моментально залилось краской смущения. — Как насчет этого? Вы бы вышли за меня замуж?

Мерели почувствовала, что ее начинает мелко трясти. Еще никогда в своей жизни она не была так смущена, или так счастлива, или так возбуждена. Однако девушка нашла силы справиться с собой и, обретя наконец дар речи, пробормотала:

— Но ведь вы едва меня знаете.

Он улыбнулся:

— Я знаю вас уже год. Я работаю с вами в больнице. Я вижу вас каждый день. И я знаю, что думают о вас люди. Я не слышал ни одного плохого слова.

— Но ведь нужно нечто большее. Жить вместе… быть женатыми… это совсем не то же самое, что работать вместе.

Он поставил на стол чашку и протянул ей руку.

— Иди сюда.

Она замялась.

— О… я думаю… что не стоит.

— Почему нет?

— Ну… я ведь вас почти не знаю. И вы у меня первый раз.

Кен рассмеялся, встал и перетянул ее на софу.

— Ты никогда не узнаешь меня, сидя в другом конце комнаты. — Молодой человек удобно примостился рядом и нежно взял Мерели за плечи. — Не хочешь узнать, что ты почувствуешь, если я тебя поцелую?

Лица их были так близко, они смотрели друг другу прямо в глаза. Она слышала, как тяжело стучит его сердце, у нее участился пульс. А его глаза… Мерели была готова утонуть в их манящей глубине. Да и что скрывать — она ведь влюбилась в него сразу, как только увидела в больнице целый год тому назад. Их губы все сближались и сближались.

— Так хочешь? — мягко переспросил Кен.

Непроизвольно девушка обвила руками его шею и простонала:

— Да! О да!

К тому времени, как он ушел, Мерели уже ни капельки не сомневалась, что безумно хочет стать его женой. Это было божественно.

С того вечера любовь их крепла день ото дня. Никакой официальной помолвки не было, но они решили, что поженятся сразу, как только можно будет переехать в дом на Шайлер-Драйв. Медсестры и врачи в больнице были слишком заняты, чтобы заметить то, что происходило между молодыми людьми. А те, в свою очередь, ревностно заботились о том, чтобы не смешивать личную жизнь и чувства с работой. Тем не менее, Кен хотел, чтобы Бартоны знали об их отношениях, поскольку он знаком с ними сколько себя помнит и был уверен, что они искренне порадуются за молодых. Так и случилось. Бетти Бартон пригласила Мерели на ужин в следующее воскресенье. Доктор Бартон и Кен устроили так, чтобы их дежурства закончились одновременно и чтобы этот вечер оказался свободен и у Мерели.

Раньше Мерели не бывала в доме у Бартонов, хотя доктора конечно же знала — они ведь работали в одной больнице. А с Бетти Бартон познакомилась давно — как добровольная помощница она по нескольку часов в неделю работала в больничном магазинчике или в кафетерии.

Миссис Бартон предупредила, что ужинать они будут в четыре, и в половине четвертого Кен заехал за Мерели.

— Нервничаешь? — улыбнулся он, обнимая и целуя девушку.

Она натянуто рассмеялась:

— Немного. Я чувствую себя так, словно ты везешь меня знакомиться с твоими собственными родителями.

— О, все не так плохо. Если бы мои родители были живы, я бы очень хотел вас познакомить.

— А как насчет твоей сестры? Я с ней когда-нибудь встречусь?

Его лицо помрачнело.

— Не знаю. Я не виделся с ней уже года два.

— Да ты что! Вы что… не дружите?

— Нет!

Мерели почувствовала, что он не на шутку рассердился.

— Ой, прости.

— Да ладно, не бери в голову. Что было — то прошло. Она выбрала свой путь, а я свой. Ну что, теперь мы можем ехать к Бартонам?

Как только они вошли в старомодный, но очень уютный дом, Мерели сразу почувствовала вкусный запах жаркого из барашка. А еще восхитительно пахло домашними булочками. Стараниями Бетти — необыкновенно радушной хозяйки — Мерели почувствовала себя словно в родном доме.

— Мы так рады, что Кен решил остепениться, — радостно заявила Бетти, когда они, сидя за столом, потягивали освежающий фруктовый напиток.

Кен рассмеялся:

— Ты так говоришь, будто я шалопай и гуляка…

— Нет-нет, — живо возразила Бетти. — Но ты уже несколько лет один. А ты такой человек… Тебе обязательно нужно, чтобы рядом был кто-то близкий.

— А разве это не всем нужно? — удивленно спросила Мерели.

— Всем, конечно, — одобрительно кивнул доктор Бартон. — И если мне позволено будет вставить словечко, я от души порекомендовал бы вам Кена. Он парень старой закваски, я много лет знал его отца. Прекрасный человек, Кен — весь в него. — Бартон с гордостью улыбнулся.

— Я в этом не сомневаюсь, — широко улыбнулась Мерели, и ее глаза встретились с глазами Кена. В его взгляде светились любовь и обожание, и ей стало так тепло и радостно! Повинуясь внезапному импульсу, она добавила: — Я надеюсь, что мы с ним сможем быть такими же, как вы с миссис Бартон. — Она с симпатией посмотрела на супругов.

Доктор Бартон зарекомендовал себя прекрасным врачом. Его даже считали врачом от Бога. Этого невысокого, коренастого человека любили все. Ему не так давно исполнилось пятьдесят пять. Его редеющие волосы уже стали седыми, глаза орехового цвета всегда смотрели прямо на собеседника. Он излучал искренность и надежность. Сразу было видно, что ему можно довериться, он все поймет. Бетти была его копией женского рода: немного ниже ростом, с милым лицом, мягкими седеющими волосами, которые она зачесывала назад и убирала в пучок. Для Мерели она представлялась воплощением материнства, хотя у миссис Бартон никогда не было детей.

Хозяйка встала из-за стола и собрала пустые бокалы, подготавливая стол к подаче жаркого из ягненка.

— Вы чудесная пара, — оживленно заметила она гостям, — и как супруги доктор и миссис Кенделл Райдер принесете огромную пользу обществу.

Доктор Бартон задорно рассмеялся:

— Ой, перестань, Бетти. Ты же не на собрании женского клуба.

Бетти улыбнулась:

— О, дорогая, я высказалась так напыщенно?

— Нет-нет, — с жаром заверила ее Мерели, — я считаю, вы прекрасная жена для врача, и надеюсь, что смогу стать такой же.

— Если не станешь, то я с тобой разведусь и сбегу с моей хорошенькой кабинетной медсестрой, — шутливо заявил Кен.

Доктор Бартон хихикнул:

— Если только сможешь позволить себе одну из них. Должно быть, ты рассчитываешь зарабатывать куда больше меня. Я вот могу позволить себе только миссис Смит.

Этой миссис Смит, Мерели точно знала, было шестьдесят — приятная толстуха, но только не очаровательная обольстительница.

После ужина они слушали пластинки в уютной гостиной с большими окнами, обсуждали книги, говорили о музыке и новых подходах к медицине.

Мерели была счастлива. Она чувствовала себя как дома и не могла дождаться того дня, когда они с Кеном поженятся и, как сказала Бетти Бартон, займут в обществе место как доктор и миссис Кенделл Райдер.

Глава 2

Утром, на следующей день после того, как в больницу привезли Роберта Блейкли, Мерели вошла в палату, которую он делил с мистером Олдсфилдом. Пожилого мужчины в постели не было. Возможно, он отправился на первый этаж на процедуры. Новый пациент уже проснулся.

4
{"b":"543836","o":1}