ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Законы Галактической Империи не позволяют заключать контракт на работу на планетах фронтирной зоны с лицом без проверки личности нанимаемого…

Данька нарочито поскучнел лицом.

– …но учитывая тот факт, что на Ленте-5 в настоящий момент действует режим галактического протектората, то согласно нормам галактического права этот вопрос решается на усмотрение Управления делами галактического протектората Ленты-5…

Данька радостно осклабился. В динамике раздался едва слышный скрип поворачиваемого кресла.

На несколько секунд зеркальная стена стала прозрачной.

За стеклом стоял новенький офисный стол с выключенным объемником, пластиковой кружкой в потеках кофе и переполненной окурками пепельницей. За столом спиной к Даньке сидел человек. С этой стороны стекла было видно только обрамленную торчащими как пакля пегими волосами бледную лысину и поношенный темный пиджак с обсыпанным перхотью воротом.

Обладатель голоса, не оборачиваясь, вскинул вверх левую руку с поднятым указательным пальцем. Рука застыла в воздухе. А правая ладонь клерка, в свою очередь, поднявшись над плечом, трижды медленно соединила в кольцо большой и указательный палец.

Затем руки опустились, и стекло снова потеряло прозрачность, превратившись в зеркало.

– Если предложенные… в контракте… условия устраивают тебя, то его можно подписать прямо сейчас.

Со знакомым стуком опустилась стенная панель. На этот раз ниша была пуста.

Данькино лицо выразило мучительную сосредоточенность.

– …Или же ты можешь обдумать всё как следует, и прийти в другой день. Скажем, завтра?

– Да! – сказал Данька твердым голосом. – Завтра!

– Советую не тянуть с решением, – в голосе клерка послышалась насмешка. – На эту работу много желающих.

– Я понял.

– Поскольку я тебя уже знаю, скажешь автосекретарю свой номер, и он отправит тебя ко мне. Запоминай, повторять не стану.

Данька сосредоточенно кивнул.

Голос произнес сочетание цифр и издевательским тоном пожелал удачи.

5

Основную часть своих денег, как наличных, так и на кредитном чипе, Данька израсходовал на полет до Ярры и обратно. Кроме того, трат потребовали и поиски Женьки, и приготовления к путешествию, и некоторые маскировочные мероприятия по запудриванию мозгов родителям. По изложенной Данькой версии, училище отправило его на два семестра на стажировку на военную базу где-то на фронтире у черта на рогах. Таким образом, пресловутая тысяча террубов, которые потребовал за контракт вербовщик, становилась проблемой.

Впрочем… Если знаешь место, где эту тысячу можно достать, то не такая уж это и проблема. А Данька если и не знал такого места, то представлял себе, где его искать.

…Продавец в магазине не мог взять в толк, зачем покупатель переплачивает за пойло в неудобной стеклянной таре, когда на полке рядом стоит такой же дешевый виски в легком стеклопластике. Ну да и берк с ним, может ему на праздничный стол ставить надо… Хотя какой у этого задрипанного может быть праздник, продавец представить себе не мог, да и не сильно об этом задумывался… Ему деньги платят не за то, чтобы он покупателей разглядывал. Так на следующий день он и объяснил городовым, очень заинтересовавшимся этим непримечательным парнем, молча протянувшим продавцу деньги и ткнувшим пальцем в бутылку на витрине.

…Сумерки на грязной кривой улочке где-то между Садом Красоты и Кварталом Шепотов разгоняли несколько тусклых фонарей. Дешевые многоэтажки, предназначенные для временного размещения жителей, эвакуированных с захваченных Берком планет, с течением лет обветшали, а район превратился в трущобы. Несмотря на то, что было еще довольно светло, прохожих на улице почти не осталось.

После выпитой порции виски, девушка шла по тротуару, слегка покачиваясь. Стоптанные босоножки контрастировали с новым миником и изящной кожаной сумкой.

Данька следовал за ней, стараясь держаться в тени домов. Он тоже двигался неверным шагом, полуприкрыв глаза и болтая пластиковым пакетом с початой бутылкой.

Человека на инвалидной коляске он заметил издалека. Выкаченная на тротуар, коляска выглядывала из тоннеля узкого переулка между обветшавшими многоэтажками. Инвалид дремал, уронив с потрескавшегося подлокотника руку с зажатым между коричневых пальцев потухшим окурком. Из-под низко надвинутой шерстяной шапки выбивались черные курчавые волосы. Давно потерявшая цвет бейсболка с мелочью стояла возле левой шины коляски.

Когда девушка замедлила шаг возле колясочника и потянулась к сумке, инвалид проснулся, словно включенный радиосигналом кибер. Коричневая рука со скоростью ирканской лавовой змеи метнулась к девушке и, сомкнувшись на запястье, дернула на себя. Девушка, потеряв равновесие, изумленно улыбнулась и начала заваливаться на колени человека на коляске, когда несколько рук высунулись из переулка и втащили их обоих в темноту.

Короткий вскрик и вьющаяся словно змея улица опустела.

…Оранжевые стены замыкаются в круг…

…Квадрат выхода озаряется пламенем…

…Черно-красная занавеска колыхнулась…

…Дым и огонь…

Данька на бегу перехватил квадратную бутылку в правую руку, а пакет запихал под ремень джинсов.

Маслянистая темнота переулка не была для него непроницаемой. Старый трюк – идешь почти закрыв глаза, а в темноте их открываешь.

"Инвалид" прислонял к исписанной стене уже сложенную коляску, а рядом со стеной несколько теней словно сошлись в бешеном танце без музыки, но под аккомпанемент звуков рвущейся ткани. Квадратная бутылка уже летела "инвалиду" в голову, когда он обернулся и Данька увидел, как в глазах противника вспыхнул красноватый ореол.

Геймлинзы, чтоб их… Золотая молодежь развлекается. Что наша жизнь? Игра, мать её так… Вот вы и доигрались, детки…

Когда сбитый ударом бутылки в лоб "инвалид" начал заваливаться на растрескавшийся асфальт, Данька невысоко подпрыгнул, оттолкнулся ногой от прислоненной к стене инвалидной коляски и в прыжке с разворота ударил пяткой одну из теней чуть ниже затылка. Голова противника мотнулась, и ему послышался едва слышный хруст. Есть!

Еще трое.

Мягко приземлившись на обе ноги, Данька согнулся, и луч бластера прошел над его правым плечом. Вооружены и в геймлинзах видят как днем.

Он, не вставая, прыгнул на парня с бластером и тот потерял равновесие. В падении Данька сунул ему в кадык пальцами, сложенными в "кошачью лапу". Потом вывернул кисть руки с зажатым бластером и, наложив свои пальцы на чужие, дважды нажал на спуск.

Один налетчик успел вскрикнуть, закрыв руками вспыхнувшее лицо. Другой молча сполз по стене.

К аромату виски из разбитой бутылки добавилась вонь горелого мяса.

Данька вывернул из руки хрипящего парня бластер и поднялся на ноги. Поставил оружие на предохранитель и сунул за пояс.

Возле стены, сжавшись в комок, сидела девчонка. Она судорожно пыталась прикрыться обрывками миника, смотрела на Даньку полными ужаса глазищами и явно готовилась заорать.

Данька приложил палец к губам.

– Тихо. Сиди тихо, чтоб еще кто-нибудь не прибежал.

Девчонка закрыла рот ладошкой и мелко закивала.

Данька проверил трупы, с того у кого башка не была прожарена бластером, задрав пальцами веки, снял геймлинзы. Инфобраслет. Карманы. Деньги. Еще деньги. Кредитный чип. У парня, которого он ударил ногой, как он и предполагал, оказались сломаны шейные позвонки. Линзы. Инфобраслет. Деньги. Еще кредитный чип.

Так, нокаутированный бутылкой "инвалид" в отключке. Линзы. Инфобраслет. Карманы. Деньги. Ого, флаерный ключ. Тот со сломанной гортанью еще дышит. Линзы. Инфобраслет. Карманы. Деньги. Кредитный чип.

Он поднял взгляд на девушку.

– Зажмурься на минуту.

Та наоборот выпучила глаза.

– Зажмурься, говорю. Пожалуйста.

Подействовало. Данька перевернул беспорядочно сучившее конечностями хрипящее тело на живот, задрал ему голову, взялся одной рукой за скользкий от слюны подбородок, другую запустил в густую, пахнущую цветочным шампунем, шевелюру и единым рывком развел руки. Хруст и короткие конвульсии.

18
{"b":"543852","o":1}