ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наследник черного престола
Единая теория всего. Том 1. Горизонт событий
Линия мести
Пандора. Карантин
Ужасные дети. Адская машина
Смена. 12 часов с медсестрой из онкологического отделения: события, переживания и пациенты, отвоеванные у болезни
Преступники. Мир убийц времен Холокоста
Господин Дьявол
Как курица лапой
A
A

Её глаза открылись, но смотрели не на Даньку, а куда-то очень далеко.

– Уложила?.. Он в белом…

Данька бросил через плечо взгляд на грузную седовласую фигуру в костюме оттенка сливочного пломбира, лежавшую ничком в расплывавшейся темной луже посередине двора.

– Уложила… – Кивнул Данька, кусая губы. – Ты настоящий стрелок…

Нэтти бледно улыбнулась испачканным кровью ртом, улыбнулась опять не Даньке, а куда-то в пространство.

– Отец так говорил… когда хвалил… Мой револьвер…

Данька пошарил взглядом по сторонам, дотянувшись, поднял с досок крыльца и постарался вложить оружие в ладонь Нэтти. Но холодные пальцы вместо того чтобы сомкнуться вокруг рукояти, лишь погладили Данькину руку.

– Не надо… – Еще одна страшная улыбка. – Он теперь твой… В отцовском столе возьми…

Она задышала чаще.

– Патроны возьми… И дом… И сожги дом… Не хочу чтобы им… Д-дани…а-а…

Данька прижал к себе бьющееся в агонии невесомое простреленное тело и беспомощно поднял глаза туда, куда смотрела Нэтти – в безмятежную синеву над фермой семейства Уилсон.

– Вода!!. – заорал он в небо, срывая голос. – Спаси её!.. Вода!!! Сделай же что-нибудь!.. Вода!!! Ну, пожалуйста…

Ответа не было.

Лишь где-то высоко кричала невидимая птица.

12

Тела сватов и "женишка" он свалил за воротами фермы, нагромоздив их бесформенной кучей посередине дороги. Лопату Данька нашел в сарае, там же где он оставил её накануне – рядом с универсальным комбайном. Когда пламя охватило дом, Данька вышел за ворота, тщательно запер их… потом калитку… потом бросил связку ключей через забор.

Похоронив Нэтти рядом с отцом и братьями, он долго сидел на могиле, глубоко погрузив пальцы рук в рыхлый холмик холодной лесной земли.

Когда он уселся на водительское сиденье флаера, потертая кожаная кобура со старым шестизарядным револьвером примостилась на его бедре.

Глава тринадцатая

База

1

От недосыпа интуиция отключается. Данька наткнулся на засаду когда сделал крюк в сторону от дороги. У него закрывались глаза от усталости, и он решил спрятать флаер в какой-нибудь лощине среди холмов, чтобы передремать пару часов. Выбранное убежище оказалось привлекательным не только для него. Впрочем, ничего толком разглядеть он не успел – фары флаера освещали лишь крутой травянистый склон. После того как Данька откинул колпак кабины, излучение станнера армейского образца моментально превратило его мышцы в кисель, а через секунду отключилось и сознание.

Когда он пришел в себя, то мигом вспомнил произошедшее и немного удивился, что его руки свободны. Осторожно разлепив веки, он попытался незаметно оглядеться. Потом открыл глаза.

Он лежал на обычной жесткой койке, стоявшей возле стены капсулы подземного лагеря "Армейская пещера". Это была не привычная для него, круглая, напоминающая юрту третья модель, а явно более современная модификация: кубической формы, с довольно высоким потолком. В небольшом помещении вокруг круглого стола стояли несколько трехногих пластиковых табуреток, по углам приткнулись три низких армейских койки, на четвертой лежал он сам. Кроме Даньки в комнате никого не было.

Еще один повод для радости: диверс-доспех у него не отобрали. А вот инфобраслет, револьвер Нэтти, бластер и дробовик исчезли. Ладно, разберемся… Он сел и сунул ноги в обнаружившиеся на полу ботинки.

Шелест автоматической двери заставил его поднять голову.

Застывший на пороге рослый мужчина в армейской форме без знаков отличий и с голографической маской на лице молча смотрел на него. В правой руке он держал дымящуюся кружку, в левой – серую папку с электронным замком. Данька спокойно прикидывал как именно при должной ловкости опрокинуть горячий чай на тюремщика, когда тот заговорил.

– Привет, курсант Одинец. Или тебе больше нравится, чтобы я обращался к тебе по имени, Данила?

Данька пожал плечами и ткнул наугад:

– Браво! У ордена хорошая картотека.

Человек поставил кружку на стол и уселся на табурет.

– Пей чай, Данила. Ты не угадал.

Данька принюхался к запаху свежезаваренного черного чая и картинно поднял глаза к серому пластиковому потолку.

– Значит то же самое, но с противоположным знаком. – И предположил более уверенно, чем думал на самом деле: – Имперская военная разведка.

Под круговертью искривлявших черты лица радужных пятен человек улыбнулся. Данька понял это по едва заметному изменению позы, а потом его догадку подтвердила интонация.

– Не совсем горячо, но уже тепло. Кстати, глотни чаю. После парализующего излучения хорошо ставит мозги на место.

Данька с улыбкой развел руками и, встав, потянулся к кружке.

– Только не надо плескать в меня кипяточком и прыгать через стол. – Всё с той же веселой интонацией попросил человек в маске. – Пожалуйста.

Данька молча отхлебнул добросовестно заваренного черного чая, рассматривая крепко сбитую фигуру собеседника.

– И что же делать имперскому министерству безопасности на планете под галактическим протекторатом другой цивилизации. Как это говорят в кино… – Данька снова нарочито закатил глаза. – "Это не ваша юрисдикция!". А?..

На сей раз человек в маске рассмеялся в голос.

– Предмет забот министерства безопасности Галактической Империи – Галактическая Империя. А состоит наша с вами, молодой человек, Галактическая Империя не из каменюк, вращающихся вокруг звезд, а из тех, кто на этих каменюках обитает. Из граждан. Из людей. О людях, Данила, мы тут и заботимся. Протекторат протекторатом, но население… во всяком случае значительная часть его, имеет гражданство Галактической Империи. По крайней мере пока… А своих мы не бросаем.

Данька заткнул большие пальцы за ремень диверс-доспеха и широко улыбнулся.

– По крайней мере некоторых? Как красиво.

– …Своих мы эвакуируем. – Продолжил человек в маске, словно не заметив Данькиного ехидства.

– …И очень благородно. Даже чересчур. – Выдержав короткую паузу, Данька добавил. – Особенно по отношению к населению Олдтауна. Оттуда, думаю, никто живым не ушел.

Человек в маске развел руками.

– Ты меня не понял, Данила. За местное население мы не в ответе. Эвакуируем отдельных граждан, случайно попавших сюда. Туристов всяких самодеятельных, которые не знали куда суют голову… Или вот курсантов, любящих экстремально проводить каникулы.

– А местные пусть значит помирают?

– А куда мы их денем? Целые города? Или со всеми инопланетниками разом войну начнем? Узко мыслишь, курсант Одинец. Впрочем, думай что хочешь, моё дело предупредить. И если ждешь допроса – то его не будет. Мне без разницы, зачем ты здесь очутился.

И он выложил на стол папку, откуда извлек несколько листов пластбума.

– Это положение об эвакуации гражданина Галактической Империи с планеты, находящейся под галактическим протекторатом. Через недельку вывезем на торговом корабле. Тебя и еще нескольких безумных туристов. Доставим гарантированно, поскольку "крестам-полумесяцам" на это наплевать, им же лучше чтобы на их планете посторонние не шлялись, так что на нашу деятельность смотрят сквозь пальцы… Распишись на каждом экземпляре что ознакомлен с ситуацией на планете и предложение об эвакуации получил.

Данька, не говоря ни слова, шагнул к столу, взял протянутую человеком в маске ручку и молча расписался.

– Вот и славно. Внизу второй страницы обведено рамкой предупреждение о том, что уход с эвакуационного пункта автоматически приравнивается к отказу от эвакуации. Там дополнительная подпись. Что смотришь? Думал в силовые наручники тебя закуем, и на Метрополис отправим? Хочешь найти себе могилу на Ленте-5 – никто не мешает. Нам главное чтобы родственнички потом правительству иски за детишек-экстремалов не выставляли.

37
{"b":"543852","o":1}