ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несмотря на всё происходящее на улице, дежурный за стойкой выглядел довольно сонным.

"Какой план?" – спросил Данька, не разжимая губ, у своего невидимого собеседника. И поинтересовался: – "И как мне к тебе обращаться?"

– Про меня поговорим в более спокойной обстановке. А план прост…

Дежурный за стойкой поднял голову, оглядел Даньку, перевел взгляд на куб объемника и тут же глаза его расширились, а рука потянулась куда-то вниз, видимо к кобуре.

– …если ты говоришь что пришел сдаться и не сопротивляешься, то тебя при доле удачи не обездвижат станнером и проведут внутрь. Должно сработать – им некогда ждать когда ты очухаешься и будешь снова способен отвечать на вопросы.

"Ну, ты и гад…" – подумал Данька, поднимая руки и медленно опускаясь на колени посреди просторного холла главного управления сил самообороны Ленты-5.

4

– Тебя повезут вниз для допроса, а тебе надо наверх.

Данька внутренне ухмыльнулся. С закрученными назад руками, скованными парой электронных наручников, это было не слишком просто.

"И что?"

– Когда в лифте погаснет свет – импровизируй.

"Вот спасибо, дружище, обрадовал. Обожаю импровизации в наручниках".

– Не благодари. Ты уже внутри здания, в которое хотел попасть. До того как включится аварийное освещение у тебя будет минута. Максимум – полторы минуты.

Четверо охранников были не старше Даньки. Почти все ровесники. Впрочем, главным было то, что вместо силовой брони на них были обычные бронежилеты.

– Лучшие кадры местных хилых сил самообороны твои криминальные приятели и я отвлекли. С этими зелеными у тебя проблем не будет, – сказал голос в голове, словно угадав Данькины мысли. Тот покосился на безусое, обсыпанное веснушками лицо охранника слева и на секунду ему стало невыносимо тоскливо. Даньке вдруг захотелось, чтобы вместо этих мальчишек его конвоировали матерые орденские волкодавы. Пусть даже и в силовой броне.

Он прикрыл глаза, прислушиваясь к напряженному дыханию конвоиров.

Когда лифт дернулся, останавливаясь, и свет, моргнув, погас, Данька, не поднимая век, развернулся налево, по дуге саданув веснушчатого парня головой в лицо. Тот взвыл, а Данька мимо него протиснулся в угол кабины, прикрываясь трясущим головой охранником от пытавшихся добраться до него трех других. Он запомнил, что у одного из парней был станнер вместо табельного бластера, но к счастью, использовать парализующее оружие в кабине лифта тот не рискнул.

Наконец, нашарив рукоять бластера в кобуре на поясе парня, закрывавшего разбитое лицо руками, Данька рванул на себя оружие и, падая на пол, трижды нажал на спуск. Вспышки бластера через закрытые веки не могли ослепить его. Зато отражавшиеся от стен крики боли неудачливых конвоиров показались ему оглушительно громкими. Завоняло горелым мясом и паленым волосом.

Данька открыл глаза и тут, наконец, вспыхнуло аварийное освещение. Кто-то рядом протяжно стонал. Кровь на лицах, на форме и на полу показалась ему черной. Он поднялся на колени, уронил на пол бластер, залез почти ничего не чувствующими пальцами в потайной карман формы одного из охранников, достал электронный ключ от наручников и освободился.

– Сколько знаний, сколько умений!.. – прокомментировал голос в голове.

Данька попытался установить в голове режим абсолютного радиомолчания, и проверил охранников. Двое были живы. Он поднял с пола бластер и объемистый, официальной серой расцветки мешок одного из охранников, в которой тот нес конфискованные у Даньки при задержании бумажник и кобуру с револьвером, и спросил вслух:

– Какой этаж?

И, услышав ответ, вдавил нужную кнопку.

5

Комната была пуста. Данька осознал, что голос, звучавший в голове, обманул его, когда свет зажегся и он увидел облицованные металлическими плитами стены небольшой камеры. Контуры закрывшейся двери на фоне металлической стены были едва различимы.

Еще минуту назад он мчался по коридорам управления сил самообороны, сворачивая на развилках в ту сторону, куда говорил голос. Потом тот резко выкрикнул "Приближается патруль! Вторая дверь слева! Туда! Быстро!". И Данька, не раздумывая, нырнул в темный прямоугольник открывшейся двери. И теперь…

"Куда дальше?" – поинтересовался Данька, стараясь, чтобы его слова прозвучали как можно более равнодушно.

– Чтобы у тебя было это самое "куда дальше", – ответил голос с едва заметной издевательской интонацией, – тебе предстоит принять небольшое решение.

– Где Яр? – спросил Данька уже другим, злым голосом.

– Как ты уже догадался, я взломал местную сеть. В настоящий момент я не могу установить местонахождение Яра Гриднева сотоварищи. Но есть данные городской полиции о местонахождении небезызвестной тебе Инны. Вероятность девяносто четыре процента. Он предала тебя и Яра, у нее есть контакт с орденом и она может вывести тебя на местонахождение Вертуна. А где один – там и другой.

– Ну так чего ты тянешь?! – заорал Данька. – Нафига меня в эту коробку посадил?!..

– Только не надо нервничать. – Голос в голове был безмятежно спокоен. – Ты сейчас в точке старта для максимально быстрого перемещения к твоим друзьям. Есть лишь небольшая сложность со стартом.

– Какая сложность?!

– Ты сейчас находишься в камере для особо опасных задержанных. В камере есть режим эвакуации скоростным неуправляемым флаером с настраиваемой точкой прибытия. Сложность в том, что активировать эту опцию возможно только в действительно экстремальной ситуации, а именно – угроза разрушения здания.

– Ну? И как её создать?

– Систему самоликвидации здания мне обнаружить не удалось. Возможно, ее на этой отсталой планете и не монтируют в правительственных учреждениях… Пожар – вариант, но долго. С учетом материала здания и противопожарных систем это не вариант. Не успеешь – тебя возьмут раньше.

– Так что ты предлагаешь?!

– Если возникнет угроза безопасности… скажем, в здание врежется объект достаточной массы, то компьютерная система безопасности сочтет это весомым основанием для эвакуации.

– Какой объект? – спросил Данька, внезапно похолодев.

– Флаер. Грузовой или пассажирский. Я перехвачу у пилота управление, направлю флаер на здание…

– Что?!

– …и когда эвакуация будет объявлена, отверну траекторию полета флаера и посажу его где-нибудь рядом. Ты согласен?.

– Ну ты и придурок… Ладно! Согласен! Давай!

– Браво! Правильный выбор!

Что-то в интонации говорившего ему не понравилось, но времени для колебаний не оставалось: сейчас главным было вытащить Яра.

– Ну, ты скоро там?..

Взревела сирена и прохладный женский голос принялся успокаивающе рассказывать о необходимости срочной эвакуации.

Металлические пластины пола разошлись в стороны. Двухместный крохотный флаер по мнению Даньки больше всего смахивал на одноместную могилу. Колпак кабины откинулся, и Данька втиснулся в тесное пространство обитое мягким пластиком и заворочался, укладываясь поудобнее.

– Душегубка… – пробормотал Данька.

– Заключенный, займите свое место. Конвоир, пристегните ремни сопровождаемому и позаботьтесь о собственной безопасности. Следите за личным оружием. Вы будете эвакуированы в безопасное место. Сохраняйте спокойствие.

Раздававшийся из подголовника голос был до тошноты отстраненным и асексуальным.

– В путь! – с издевательским энтузиазмом подхватил голос в Данькиной голове.

Крышка душегубки автоматически закрылась. Когда металлическая сигара флаера начала движение, ускоряясь и ускоряясь, включилось тусклое освещение.

Раздался хлопок, и у Даньки заложило уши. Взвыли двигатели и его сжала перегрузка.

Сквозь их шум он сперва почувствовал всем телом, а потом услышал грохот. Флаер качнуло. Взрыв. Совсем рядом.

51
{"b":"543852","o":1}