ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Данька помолчал, а потом ответил:

– Ну… Других вариантов нет. – И добавил: – Но есть дополнения. Посади флаер рядом с каким-нибудь проточным водоемом. Только подальше от людей.

Инна кивнула.

– Там, в участке… там был готовый к использованию силовой доспех. – Проговорил Данька медленно. Мысли всё еще путались. – Почему не взяла?

Инна выразительно окинула взглядом кабину двухместного флаера.

– И куда я его запихать должна? В багажник точно не влезет!

– На себя! – сказал Данька. – Очевидно же…

Инна сокрушенно хлопнула себя ладонью по лбу.

Данька только покачал головой.

9

Расшнуровывая ботинки на берегу неширокой речной протоки, Данька вдруг подумал, что всё безумие последних дней уже его не удивляет, оно стало почти привычным. Кровь и грязь… И безумие общения с чем-то, что выше его понимания, несмотря на все занятия по психотехнике в училище. Вот сейчас он будет делать… а что собственно он сейчас будет делать?.. Вызывать духа?.. Впрочем, времени на рефлексию не было.

Он сделал несколько шагов по мелководью. Ощущение покалывающих пальцы камушков и щекотка слабого течения отозвались в памяти каким-то полузабытым детским воспоминанием.

Данька глубоко вздохнул, прикрыл глаза и начал звать так, как его научила Дева Источника…

…Инна смотрела как стоя по колено в воде парень в джинсах и водолазке беззвучно покачивается из стороны в сторону. Потом бросила взгляд на стоявшей под деревьями флаер и, наконец, уставилась в небо. Глядеть на Даньку ей не хотелось. Совсем бедняга сбрендил… Стоило ради этаких танцев флаер сажать… Хотя на полного психа не похож, но явно поехал головой. Опять же, может всё-таки слишком сильно ему по затылку сегодня врезали…. Она и не такое видела. Потому и вопросов не задавала. Вот сейчас еще минут пять подождет и скажет, что, мол, хватит бреда, дело надо де…

Инна подскочила и схватилась за бластер. Её начала бить дрожь.

Из воды на берег медленно выходила полупрозрачная, словно отлитая из голубоватого стекла фигура, на глазах обретавшая плоть. Инна вспомнила, как слушала вполуха всё что этот парень нёс на конспиративной квартире про деву, воду, духов и про что-то еще, но не особо поверила и не придала этим байкам значения, а вот гляди-ка – не наврал!

Данька и стройная девушка в длинном белом платье подошли к Инне. Девушка улыбнулась и сказала:

– Привет!

Глава семнадцатая

"…И стала смерть"

1

План был – на живую нитку. С другой стороны, продумывать всё пришлось почти на ходу, плюс они не знали, сколько у них времени, пока Яра, Женьку и всех остальных Алексей Эс, он же Вертун, не начнет прокручивать через какую-нибудь высокотехнологичную мясорубку. И поэтому даже при самом блестящем исполнении оставалась немалая доля риска. И, конечно же поэтому, хоть вслух этого не произносилось, надежда была во многом – на везение. Данька видел, что Инна осознает это, по сомкнувшимся в упрямую линию губам и нахмуренным бровям прочесть это было проще простого. И даже Вода… он постоянно напоминал себе, кто это на самом деле тут рядом с ним в неизменном белом платье с синей каймой высказывает свои суждения голосом-колокольчиком… и не слишком-то верил в происходящее. Словом, даже в глазах Девы Источника он видел тревогу. Никто никого не отговаривал. Придумывать что-то замысловатое не было времени. Именно поэтому во многом они надеялись на удачу.

И несколько часов спустя, стоя с бесполезным револьвером в руке, Данька отстраненно подумал, что удача иссякла. Значит вот так вот всё для него и закончится. И никто не узнает. Хотя может Вертун как раз станет демонстрировать запись его смерти своим пленникам круглые сутки, в качестве дополнительного развлечения… Впрочем, за пределы резиденции Вертуна такая запись не выйдет, в предусмотрительности этого типа можно не сомневаться.

Вариантов не оставалось.

Данька вскинул револьвер.

2

На территорию военной базы ордена пробраться без подготовки было почти невозможно. Расположенная в нескольких сотнях километров от Сайнттауна частная ремонтная база уже не первый год, несмотря на старое оборудование и обветшавшие ангары, странным образом выигрывавшая тендер на обслуживание космопорта, подходила для задуманного куда больше.

Заплатив старику-владельцу придорожного кафе, они получили в свое распоряжение подключенный к сети компьютер в подсобке, тесной как каюта переселенческого корабля. Инна без труда взломала переписку ремонтной базы с начальством. Ремонтники жаловались на орденских, которые мало того, что уже вторую неделю не забирают отремонтированные корабли, так еще и не платят за аренду ангаров. В приложенном файле значились несколько кораблей.

– Очень хорошо. – Сказал Данька. – Это не военный объект. Там нет казарм, скорее всего обычная охрана. Было бы время подготовить спектакль – мы бы заслали им фальшивое письмо, и я разыграл бы орденского, приехавшего забирать отремонтированный корабль. Но и так пойдет.

Дева Источника задумалась на секунду и медленно сказала:

– Туда можно пройти под землей. И еще… Пара решеток с простыми замками, но никакой сигнализации.

– Спасибо, – кивнул Данька. – Это то, что надо. Вода, если что-то пойдет не так и мне позарез понадобится помощь – я свяжусь по инфобраслету с Инной. Но тебя я прошу сосредоточиться только на приюте и освобождении наших. С угоном корабля я справлюсь сам. Инна, если всё пойдет совсем не так – любой ценой вытащи наших и пусть Вода вас всех спрячет в своем Лесу. Яр придумает как быть дальше. И еще. Вода, как там ярранка?

Дева Источника мягко улыбнулась.

– Злится, что мы не берем её с собой на войну.

Данька кивнул.

– Вот пусть злится дальше и остается там же. Если с ней что-нибудь случится, Яр мне голову оторвет. Подбираем её на корабль только в последний момент.

Инна и Вода внимательно рассматривали Даньку.

Он размеренно произнес:

– Я хочу быть уверен, что мы предусмотрели всё.

3

Пробираясь по подземным тоннелям, гваздаясь в грязи и вслушиваясь в цоканье капель, Данька вспоминал непрерывно всплывающие на каждой странице планетарной сети баннеры, посвященные как уже пойманным, так и разыскиваемым диверсантам. Впрочем, теперь орденская пропаганда начала называть их террористами.

Логично. Для рядового жителя с промытыми орденской пропагандой мозгами названный "террористом" является таковым уже от того, что его так называет власть.

Мелькавшие в новостях портреты Яра, Женьки, Аккера, Нинели, полицейского Егора и красавчика Сергея, были явно обработаны в графическом редакторе, чтобы придать им с одной стороны криминальной угрюмости, а с другой – приличествующей их нынешнему положению покорности судьбе.

Фотолики Даньки и Инны были сделаны без искажений. Закономерно – их еще надо поймать, а значит требуется безошибочно узнать в лицо. Данькино изображение было явно кадром с записи камеры наблюдения в момент, когда он шел по коридору главного управления сил самообороны. Фото Инны, похоже, взяли из какого-то официального документа. Данька подумал, что представить Инну в реальной жизни в платье, да еще с таким вот вышедшим из моды, а оттого особенно трогательным остроклювым воротничком, довольно сложно…

"Террористы, не надо больше жертв!" – надрывался крупный красный шрифт баннеров. – "Сдавайтесь, и тогда вам и вашим сообщникам будут гарантированы жизнь и справедливый суд. Террористы, хватит крови!..".

Конечно, думал Данька, скоба за скобой карабкаясь по лестнице к невидимому в сырой темноте люку на поверхности. Конечно, хватит… "Хватит крови!". Человечество не меняется. И любимый палачами всех времен лозунг не стареет… Характерно, что они начинают петь эту песню лишь когда их власть слабеет, а очередь из желающих пустить кровь самим палачам становится всё длиннее. Вот тогда и начинается… "Хватит крови!"… "Пора прервать порочную цепь насилия!"… "Великодушие – добродетель победителей!"… "Злопамятность и благородство несовместимы"… "Люстрации не к лицу цивилизованному обществу"… "Не будем вспоминать плохое"… И прочая…

54
{"b":"543852","o":1}