ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– То о чем я рассказывал… о моем заключении по ошибке… это не вся правда. После того восстания на тюремной планете, когда выяснили что я не маньяк, безопасники мне предложили сделку: я работаю три года на правительство – и меня отправляют домой.

– И тебе тогда было?.. – почему-то шепотом спросила Нинель.

– Тринадцать лет.

– То-то я смотрю, что больно ты шустрый… для курсанта-первогодка…

– Да, готовили серьезно. Это секретная программа, и я им настолько подходил… В общем они пообещали в случае моего отказа навесить на меня несколько убийств тюремных охранников во время бунта… Чтобы отправить меня делать из больших астероидов маленькие уже на совершенно законных основаниях. Конечно же, я хотел домой. Поэтому пришлось согласиться. – Он замолчал на мгновение и словно нехотя продолжил. – Засылали во всякие банды… к террористам… Понять их легко – кто в силах вообразить, что подросток может быть агентом безопасности… диверсантом… убийцей… Я…

Он поднес к лицу ладонь с растопыренными, едва заметно дрожащими пальцами.

– В общем… по истечении трех лет мне предложили подписать так называемый "спящий контракт". За мной сохраняется должность и звание, я считаюсь "законсервированным" агентом, временно уволенным в запас. По моему желанию контракт может быть возобновлен в любое время. Меня убеждали насколько это удобно. Нет работы… Или попал в сложную ситуацию… Бах – и ты снова работаешь на правительство. А значит, тебя отмажут от чего угодно… И вытащат откуда угодно. Только свяжись с любым сотрудником безопасности, произнеси спецкод – и ты снова на коне. – Он криво усмехнулся. – Выходит, они были правы. Вот – пригодилось…

– Ты хочешь сказать, что этот контракт?.. – тихо сказал Яр.

Данька кивнул.

– Да, Яр. Он бессрочный. Я расконсервировал свой контракт, и теперь буду работать на службу безопасности Галактической Империи. Жизнь, навсегда подчиненная приказам. До конца своих дней.

Давящее молчание прервал Яр.

– Ты спас всех, Данила. Ты…

Данька махнул рукой.

– Не надо.

Он бросил взгляд на дисплей, криво улыбнулся, встал с кресла, поправил на бедре кобуру с револьвером Нэтти и медленно-медленно провел пальцами по отполированной деревянной рукояти.

– За мной уже почти прилетели. Давайте прощаться.

Он шагнул пожать руку Яру, но тот уже был рядом, и рядом была Ирха, а потом на шею Даньке бросилась Нинель, и крепко обнял Аккер…

Даньке казалось, что они бесконечно долго стояли так вчетвером вокруг него, заключив в кольцо рук, закрыв крепостью объятий от всего мира.

5

Провожавший Даньку до шлюза Аккер вернулся минут через десять, мрачный и задумчивый.

– Как он? – спросил Яр.

Все не сводили с Аккера глаз, а тот лишь беспомощно пожал широченными плечами.

– Нормально вроде. С девчонками попрощался, с Инной там… И с Егором… Безопасников на катере двое. Вменяемые. Ствол его огнестрельный с собой разрешили…

Нинель и Ирха, словно сговорившись, изучали потолок.

– Ну… Его ж не в тюрьму, в конце-то концов… – совсем упавшим голосом проговорил Аккер.

Яр медленно кивнул.

Он, не отрываясь, следил за зеленой точкой катера на мониторе… Катера, удалявшегося всё дальше и дальше от корабля.

Эпилог

Они посадили флаер на опушке рощи корабельных сосен. Солнце пригревало, по ковру рыжих иголок пробежала белка. Над раскинувшимся у их ног поселком стояла сонная послеобеденная тишина.

– Хочу пройтись… – бросил Яр и спрыгнул на землю.

Вслед за ним из флаера вылезла Женька и с хрустом потянулась.

– Воздух!.. – с чувством сказала она, задрав голову и глядя в небо.

– Ага, воздух! – подтвердила подошедшая Нинель, щелкнула зажигалкой, прикурила, глубоко затянулась и выпустила клуб дыма. Потом подошел Аккер, взял Нинель под руку и они медленно зашагали вдоль опушки.

– Ну чего они так? – обиженно спросила Женька. – Всю обратную дорогу со мной едва слово скажут… И вот это вот сейчас…

Яр пожал плечами.

– Думаю, они не в восторге от того что ты проспала тот момент когда мы прощались с Данькой…

– Ну… – Женька отвела глаза. – Да… Проспала… С кем не бывает.

Яр, ничего не отвечая, смотрел на Аккера, привалившегося спиной к нагретой солнцем сосне. Нинель уселась прямо на хвою у его ног и что-то негромко ему говорила. Аккер протянул руку, Нинель принялась рыться в карманах и наконец, протянула мужу сигаретную пачку. Через мгновение к одной поднимающейся к солнцу ветке бледного синеватого дымка присоединилась вторая.

– Объясни мне еще раз его статус. Он арестован?

– Не-а. – Подчеркнуто отстраненно сказал Яр. – После прибытия на Землю, когда мы оформляли документы и писали все эти бесконечные объяснения произошедшего, я расспросил одного безопасника о "спящих контрактах". Хороший мужик попался, но много не рассказал. С его слов негласно их называют иначе – "черные контракты". "Черному контрактнику", если он учится, скороговоркой зачитывают приказ о досрочном окончании учебного заведения – в Данькином случае военного училища – в связи с особыми обстоятельствами. Затем присвоение соответствующего звания, перевод в их ведомство и срочное отбытие к новому месту службы.

– И что?

– И всё. На его военной карьере теперь поставлен крест. Он будет бессрочно работать с безопасниками… На их условиях.

Сзади к Женьке бесшумно подошла Ирха

– Аккер рассказал, что Данька хотел с тобой попрощаться. – Сказала ярранка. Яр не впервые подумал, что ее нарочито равнодушный тон – лучший детектор того что девушка раздражена. – Но ты со своим… – Ирха словно специально помедлила, делая вид что подбирает нужное слово, но обошлась без него. – В общем, вы двое уединились, а безопасники не были настроены ждать.

– Да знаю я… И что? – спросила Женька.

Ирха каким-то очень человеческим движением пожала плечами.

– И ничего. Его увели.

– И?! Мне теперь что – на осине удавиться, что ли?! – взорвалась Женька. – Вот заладили все одно и то же! А я когда из этого приюта чертового сбегала, с охранником переспала, и что теперь? Затрахала его до полусмерти, и ключ-карту украла, и открыла камеру в которой Сергей сидел. Да, мне нужен был сильный мужик – напарник для побега! Кто же знал, что так всё выйдет?! И что теперь?! Ну давай, Ирха, назови меня как-нибудь! Ну?! Как там у вас на Ярре таких девушек называют?!..

Ярранка грустно покачала головой.

– Ты не поняла о чем я, Женя. Кто же тебя осудит? Дело же не в этом… не только в действиях. Дело в отношении. Данька…

Яр поднял руку, не дав Ирхе продолжить, и обнял ярранку за плечи.

– Ирха, милая… Я думаю, стоит устраивать родителям сюрпризы по частям. Останься пока с ребятами здесь. Первый шок от встречи у родителей чуть схлынет, и мы вас позовем.

– Как скажешь, Яр.

Ирха кивнула ему и зашагала к наблюдавшим за ними Нинели и Аккеру.

– Пойдем. – Сказал Яр сестре, и они в молчании начали спускаться по тропинке к поселку.

Когда они подошли к даче, Яр поднял руку, чтобы толкнуть калитку, но, подумав, опустил ладонь и бросил задумчивый взгляд на Женьку.

– Дом совсем не изменился… Ты еще что-то хотел сказать? – спросила она, рассеянно поправляя выбившуюся из-под панамы цвета хаки прядь волос.

Яр сосредоточенно кивнул.

– Да. Пока мы не увидели родителей и не начали этот сложный разговор…

– …нам предстоит другой сложный разговор? – угадала Женька. – Не стал меня при Ирхе воспитывать? Держишь перед ней лицо?

– Скорее странный разговор. – Улыбнулся Яр, не обращая внимания на Женькины подначки. – Потому что я и сам не переношу душеспасительных бесед.

Он окинул взглядом штакетник с облезшей краской, за ним утонувшую в зарослях сирени беседку перед домом и, наконец, поднял глаза на сестру.

65
{"b":"543852","o":1}