ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Третья часть «триады»

Последней по счету, но отнюдь не по значению, составной частью «триады» была экономическая война администрации США, которая неуклонно велась многие годы в целях подрыва народного хозяйства СССР и доведения его до полного банкротства. Рейган принял эстафету по ее продолжению в декабре 1981 года. Первым его шагом на этом направлении стал отказ от участия в строительстве газопровода Уренгой — Помары — Ужгород — Европа (по американской терминологии «Уренгой-6») и принуждение союзников последовать примеру Вашингтона. Затем в ноябре 1982 года была разработана и утверждена комплексная программа экономического удушения Советского Союза. Главной задачей было объявлено выявление слабых мест советской экономики и нанесение по ним прицельных ударов объединенной мощью США и стран Запада. Этого надлежало достигнуть путем:

— резкого сокращения поступления в Советский Союз твердой валюты за счет снижения мировых цен на нефть и газ (в этом деле главная ставка делалась на сотрудничество с Саудовской Аравией);

— ограничения поставок советского природного газа в Европу и срыва строительства упомянутого выше газопровода;

— блокирования доступа Советского Союза к передовым западным технологиям;

— широкой кампании технической дезинформации Советского Союза, с тем чтобы загнать перспективные советские технические и технологические разработки в невозвратный тупик.

В соответствии с этими директивами эксперты ЦРУ под личным контролем Кейси провели тщательное исследование экономики СССР и выявили ее наиболее чувствительные точки. Например, в области добычи и экспорта нефти ключевое значение придавалось не добыванию фактологической информации о сумме доходов Советского Союза от продажи углеводородов, а точному определению степени его зависимости от этого источника поступления средств, необходимых для развития. Разобрав до деталей очередной пятилетний план СССР (1986–1990), американцы составили подробный перечень технологий, в которых советская экономика испытывала наиболее острую потребность. Короче, Рейган и Кейси стремились не столько к прощупыванию экономического пульса Советского Союза, сколько к тому, чтобы держать его за горло.

Из сообщений ПГУ советское руководство в достаточной мере было осведомлено о намерениях США в экономической войне. Ему было также известно и о том, что это жесткое противоборство, затеянное Рейганом, не всегда встречает одобрение европейских союзников. Они переживали не лучшие времена и надеялись решить ряд своих проблем за счет участия в строительстве газопровода «Уренгой-6» (обеспечение энергоресурсами по приемлемым ценам, сокращение безработицы в своих странах и т. д.). Но американский президент полагал, что экономическое уничтожение Москвы является прекрасной стратегией, которая начинается как раз со срыва строительства этого газопровода. Полностью добиться этого он не смог, однако завершение данного грандиозного проекта было задержано на два года. На этом сказалось мощное давление США на своих европейских союзников, в том числе через КОКОМ и НАТО.

После избрания Ю.В. Андропова в ноябре 1982 года Генеральным секретарем ЦК КПСС вопрос о настоятельной необходимости активизации разведывательной деятельности по вскрытию и парированию подрывных акций ЦРУ, РУМО, АНБ, а также спецслужб НАТО был поставлен особенно остро. В связи с этим в 1983 и 1984 годах по линии КГБ была проведена серия важных совещаний по этой проблематике. Перед центральным аппаратом разведки и ее загранаппаратами поставлены конкретные задачи. Наполнялось актуальным содержанием сотрудничество с разведками социалистических стран и взаимодействие с органами безопасности ряда развивающихся государств. В результате высшее руководство СССР и соответствующих ведомств получало в достаточных количествах разведывательную информацию, необходимую для принятия нужных политических решений и осуществления мероприятий по отражению ударов геополитического противника.

Скоро это почувствовали на себе и американцы. Например, Кейси не раз жаловался Рейгану, что из-за нарушений правил сохранения государственной тайны из федеральных ведомств происходят утечки чувствительных данных. «Каждый раз, — сетовал он, — когда мы хотим что-либо предпринять, информация об этом утекает, словно сквозь сито. А я желаю проводить операции, которые были бы действительно секретными». Ему вторил и Джон Пойндекстер, член Совета национальной безопасности США: «Глупо было бы полагать, что Москва не догадывается о многом из того, чем мы занимаемся. У нее были свои информаторы»[4].

О том, какие у советской разведки были в те времена агентурные возможности, теперь стало кое-что известно. А вот источники ЦРУ и РУМО в СССР, по признанию самих руководителей этих спецслужб, тогда начали сильно «пересыхать». Отнюдь не всегда их потеря могла быть компенсирована за счет современных технических средств, использовавшихся АНБ. Такое положение, болезненно переживавшееся в Лэнгли и Пентагоне с апреля 1984 года, было результатом совместных усилий советских разведчиков и контрразведчиков, наносивших по противникам ответные удары. Именно поэтому Кейси настойчиво требовал от зарубежных резидентур все новых вербовок агентов, которые были бы способны продуктивно работать по проблематике Советского Союза.

Противоборство спецслужб США и НАТО, с одной стороны, и Советского Союза и стран — членов Организации Варшавского договора, с другой, являлось одним из составных элементов противостояния двух мировых систем и, разумеется, осуществлялось в строго конспиративных формах и специфическими средствами. Факты, которым, по всей видимости, суждено оставаться скрытыми в архивах, свидетельствуют, что на этом «невидимом фронте» советская разведка выполнила свой долг перед Отечеством и народом на достаточно высоком уровне.

Более того, она вооружала руководство страны необходимыми данными, на основе которых осуществлялись мероприятия государственного значения. Вот лишь один пример.

К 1984 году Москве стало окончательно ясно, что Рейган будет переизбран на второй срок, а его стратегической программой, выходящей, по нашей оценке, за пределы реальности, останется стремление сокрушить «империю зла» и отправить ее на «свалку истории». В связи с этим было решено довести до него, что о его планах доподлинно известно и что Советский Союз с этим не смирится и будет защищаться всеми доступными средствами. Такая миссия была поручена А.А. Громыко. 27 июля 1984 года в Ялте он высказал эти соображения в беседе с бывшим сенатором Макговерном.

23 сентября 1984 года Громыко, выступая в ООН, подверг открытой критике администрацию США за вмешательство во внутренние дела СССР, за ведение против него экономической войны, за раскручивание гонки вооружений и оказание беспрецедентного давления на многие страны, с тем чтобы они свертывали отношения с Советским Союзом.

В кулуарах Лэнгли по поводу этой речи ехидничали: мол, советский руководитель говорил так, будто он изучил самые секретные директивы президента США по вопросам национальной безопасности. Конечно, Громыко не читал упомянутые тексты в подлиннике, но их содержание ему было известно из докладов ПГУ.

28 сентября 1984 года Громыко в личной беседе с Рейганом прямо заявил, что политика администрации США явно рассчитана, по оценке Москвы, на то, чтобы Советский Союз в ходе обострения холодной войны истощил свои материальные ресурсы и в конечном счете был вынужден сдаться на милость Америки. Рейган предпочел отделаться неуклюжими шутками и перевести разговор на другие темы.

В начале 1987 года умер Кейси. «Машина войны» без этого «мощного мотора» на короткое время «зачихала», но скоро ее «маховик» вновь был раскручен: работа по подрыву Советского Союза изнутри и его удушению экономически и политико-дипломатически извне продолжалась до конца пребывания Рейгана в Белом доме, а потом по эстафете была завещана новой администрацией, кстати сказать, тоже от республиканской партии.

10
{"b":"543853","o":1}