ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вторым важным достижением доклада, но уже с точки зрения методики работы, стала разработка в нем систем признаков существования в стране программ создания конкретных видов ОМУ и ракетных средств доставки и нахождения страны на том или ином этапе реализации таких программ. Причем эти признаки были сгруппированы в иерархические структуры, что делало их понятными и естественными даже для неспециалиста. Помимо облегчения понимания подхода к оценке информации о степени продвинутости страны на пути к обладанию ОМУ разработанные системы имеют и чисто практическое значение: они реально могут быть положены в основу базы знаний систем мониторинга программ создания ОМУ конкретных стран. Фактически это макеты экспертных систем в ядерной, химической, биологической и ракетной областях.

Кроме указанных научно-практических результатов доклад содержал серьезный анализ катализаторов процесса распространения, а также существующих международных механизмов, формально декларирующих своей целью противодействие этому процессу. Некоторым идеологам ПостКОКОМа[15] и других подобных международных новаций было, вероятно, небезынтересно увидеть, что весь наводимый ими вокруг подобных организаций идеологический туман был на самом деле для СВР абсолютно и изначально прозрачен.

С особым интересом, судя по поступавшим оценкам из-за рубежа, был воспринят раздел, данный в приложении и по объему занимавший немногим менее половины объема доклада. В нем были приведены объективные на тот момент результаты анализа потенциала ОМУ и ракетных средств его доставки 16 стран, относимых СВР к категориям «пороговых» и «околопороговых». Естественно, в их число не включались государства, официально обладающие всеми видами ОМУ.

Доклад вызвал неподдельный интерес у различных ведомств России, спецорганов других стран, в дипломатическом и журналистском корпусе.

По имеющимся сведениям, в зарубежных спецслужбах отметили высокий профессиональный уровень и содержательность доклада СВР. Кроме того, подчеркивалось, что доклад СВР позволил им внести коррективы в свои базы данных по проблемам ОМУ и в дальнейшем строить работу с учетом критериев нашего доклада. Они также указывали на проявленную Службой смелость, с которой она «вторглась» в столь чувствительную область и четко выразила свое отношение к поднятой теме.

Но жизнь не остановилась, и вслед за этим докладом были подготовлены еще три, не столь, может быть, фундаментальных, но по очень важным вопросам: бессрочная пролонгация Договора о нераспространении ядерного оружия, перспективы запрещения химического оружия и проблема уничтожения противопехотных мин. Они стали первыми документами на сайте СВР в Интернете и до сих пор остаются на нем, не теряя востребованности со стороны посетителей сайта.

4. Атомные сценарии НАТО на столе разведки

С момента появления у США атомного оружия многократно возросла опасность применения качественно новых средств массового уничтожения. Тот факт, что президент Трумэн решился отдать приказ о применении первых же их образцов против японских городов, когда исход войны с Японией оказался предрешен, был в Москве понят как грозное предупреждение прежде всего СССР, бывшему союзнику по антигитлеровской коалиции. Отныне у обладателя нового вида оружия возникло искушение покончить одним ударом со своим потенциальным соперником. Это в корне меняло соотношение сил, стратегию и тактику возможной войны, ставя на грань уничтожения важнейшие жизненные центры страны, ее физическое выживание.

Появление с 1949 года аналога такого оружия у СССР первоначально, в момент, когда его производство было незначительным, даже усиливало соблазн нанести первыми решающий удар. Лишь по мере обретения Советским Союзом баллистических средств его доставки и выработки минимально необходимого запаса средств сдерживания риск внезапного развязывания атомной войны сократился. Но, как показывали материалы, добытые внешней разведкой в США, опасения получить в ответ удар с нанесением «недопустимого ущерба» или угроза «атомной зимы» и другие соображения не останавливали стратегов ядерного удара в разработке форм его применения. Речь шла лишь о том, чтобы на каждом данном этапе видоизменять формы и методы его нанесения, сделать это крайнее средство поражения практически применимым.

Об этом убедительно свидетельствовало содержание последовательно добытых советской разведкой американских планов атомной войны, которые становились предметом тщательного изучения в Москве.

Первый такой план под кодовым названием «Тоталити» предусматривал нанесение внезапных атомных ударов с использованием 20 бомб по 17 городам, включая Москву, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов. План был разработан уже через четыре месяца после Потсдамской конференции, на которой главы СССР, США и Великобритании договорились установить «прочный мир на Земле». В июле 1946 года была завершена разработка второго американского плана «Пинчер» («Клещи»), в котором намечалась атомная бомбардировка 50 советских городов и вторжение на советскую территорию через Польшу, Балканы и Средний Восток. Очередной план «Сиззл» («Испепеляющий удар») расширял зону атомных атак до 70 городов, включая Москву (8 бомб) и Ленинград (7 бомб).

Но наиболее широкомасштабным в политическом и оперативном отношениях был план атомной войны против СССР «Дропшот» («Моментальный удар»), подготовленный Комитетом начальников штабов (КНШ) ВС США к началу 1956 года. Этим планом предусматривались ни много ни мало ликвидация Советского Союза как государства и оккупация его территории силами 160 дивизий США и их союзников. Следует отметить, что план «Дропшот» постоянно уточнялся, в частности намечалось даже уменьшение количества атомных ударов, «всего» 220 бомб вместо 300 в первоначальном варианте плана. Кроме того, по подсчетам Пентагона, к середине 1950-х гг. СССР мог иметь достаточное количество атомных бомб, чтобы нанести «ощутимый ответный удар по США». Исходя из этого, КНШ ВС США определил так называемый «день А», которым обозначалась последняя благоприятная для США возможность безнаказанного нанесения атомных ударов по Советскому Союзу.

После испытания в СССР межконтинентальных баллистических ракет идея превентивного использования атомного оружия заметно изменилась. В США начались разработки новых видов боевых атомных средств: от термоядерного оружия (водородные бомбы), мощность которого исчисляется в мегатоннах, до тактических атомных средств («ядерные фугасы») мощностью от одной килотонны и ниже, предназначенных для уничтожения стратегических объектов в тылу противника.

В декабре 1960 года вступил в силу первый общий план ядерной войны против СССР — «Единый комплексный оперативный план» («Single Integrated Operation Plan, SIOP» — СИОП), разработанный Комитетом начальников штабов ВС США. СИОП представлял собой основной документ ядерного планирования в США, предусматривающий ведение ядерной войны против СССР и КНР. Этот план периодически изменялся и уточнялся, причем количество целей и объектов, подлежащих уничтожению атомными бомбами («ядерные цели»), постоянно возрастало. Так, в СИОП-1 намечалось нанесение ядерных ударов по территории СССР и Китая с применением 3,5 тысячи атомных боеприпасов общей мощностью 780 мегатонн (!). В результате этих ударов в Советском Союзе и КНР могло быть уничтожено около 280 млн человек. В плане СИОП-2 (1961 г.) считыва-лось уже 6 тысяч «ядерных целей». В СИОП-4 (1971 г.) — 16 тысяч, в СИОП-5 — до 25 тысяч.

Отработка планов СИОП и проверка ядерного планирования в целом осуществлялись путем проведения стратегических командноштабных учений (КШУ). Основные цели и задачи этих учений включали: проверку и повышение эффективности органов управления ВС, усвоение командным составом теории и практической организации и ведения различных видов боевых действий, особенно в сложных условиях оперативной обстановки, обучение принципам применения атомного оружия. При необходимости для участия в КШУ могли привлекаться части, соединения и объединения отдельных видов и родов войск. По масштабам КШУ были стратегическими, оперативными и тактическими, а по организации — односторонними и двусторонними, одностепенными, двухстепенными (например, дивизия — корпус) и трехстепенными (дивизия — корпус — армия). Подготовка и проведение КШУ осуществляются под руководством командиров соединений или командующих оперативными объединениями (армия, группа армий).

вернуться

15

Временная организация, сменившая КОКОМ, существовала в 1994–1996 гг. и имела фактически ту же направленность — ограничить передачу в Россию высоких технологий и произведенной с их использованием продукции.

16
{"b":"543853","o":1}