ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Следует также отметить, что в очередном плане СНОП, утвержденном в 1999 году, фигурируют три тысячи целей и объектов, подлежащих уничтожению ядерным оружием («ядерные цели»), 2260 из них, как показали данные, добытые внешней разведкой, находятся на территории России. Они подразделены на четыре категории: ядерные объекты — 1100, органы политического и военного управления -160, группировки обычных ВС — 500, предприятия военно-промышленного комплекса — 500. Остальные ядерные цели в плане СИОП распределены между Китаем и рядом других стран — Иран, Ирак (план верстался до начала нападения на эту страну), Северная Корея и другие.

Как показали практические действия по нападению на Югославию и Ирак, США и их ближайшие союзники соблюдают в основном отработанные сценарии, в частности факторы внезапности, массированного поражения военных и гражданских объектов. Все эти операции проводятся под непосредственным руководством американских командующих по схемам «монополярного мира», где за США сохранены главные командные позиции.

Другой вывод, вытекающий из анализа добытых внешней разведкой сведений, — усиление намерений США применить нечто подобное известной концепции «евростратегической войны», используя для этого расширение «зоны ответственности» НАТО на Восток. Иными словами, речь идет о создании военных баз на территории новых членов альянса, в результате чего резко возрастет мобильная досягаемость ВВС блока, что окажется весьма серьезной угрозой для России на Западе. Кроме того, уже имеющиеся базы американских ВВС в Афганистане, в среднеазиатских (бывших республиках СССР) странах являются непосредственной опасностью для России с Юга.

На столе внешней разведки оказался и ряд разработок, подобных рассмотренным выше сценариям стратегических КШУ. В этих разработках фигурируют варианты ударов с применением 30 тысяч крылатых ракет мобильного базирования, которые находятся в Афганистане, в среднеазиатских странах, а затем появятся в Прибалтике и Польше.

Следует также отметить состояние Стратегических ядерных сил России, особенно приближение ряда основных ракет (из состава РВСН) к их предельному техническому ресурсу, а также тот факт, что значительная часть из них была уничтожена по Договору СНВ-2. Обращают на себя внимание такие прогнозирующие разработки, как американский программный документ «Единая перспектива 2010», а также «Доклад о глобальных тенденциях мирового развития до 2015 года», подготовленный в конце 2000 года группой американских экспертов из разведывательных служб США (ЦРУ, Бюро анализа и исследований госдепартамента). В этом докладе рассматриваются пессимистические перспективы существования России и дается тревожная оценка растущей военной мощи Китая.

Практическими действиями США, как следствие этих прогнозирующих разработок, были: выход Соединенных Штатов Америки из Договора ПРО-72 (13 июня 2002 г.), который был краеугольным камнем обеспечения геостратегической стабильности, продвижение военной инфраструктуры НАТО на восток и, конечно же, создание в США дорогостоящей Национальной противоракетной обороны. Все это свидетельствует о намерении США сломать достигнутые договоренности, добиться односторонних преимуществ и права применять новые виды оружия.

5. Тревоги и надежды Ташкентского форума

(из воспоминаний ветерана разведки)

Глубокой ночью 11 января 1966 года в номере представителей советской разведки в гостинице «Ташкент» раздался тревожный телефонный звонок. Звонили из аппарата премьера Косыгина.

— Только что стало известно о внезапной кончине премьер-министра Индии Лала Бахадура Шастри. Помогите срочно организовать доставку индийской делегации в аэропорт для перелета в Индию с соблюдением всех дипломатических процедур и формальностей…

Дежурный по разведгруппе буквально лишился дара речи. Как же так? Еще несколько часов назад этот энергичный лидер индийской делегации на мирных индо-пакистанских переговорах принимал поздравления по поводу успешного завершения встречи руководителей двух конфликтующих государств, и вдруг — такой трагический финал… Неужели все усилия и надежды Москвы были впустую?

Встрече в Ташкенте предшествовало резкое обострение отношений между двумя крупными государствами Азии. В основе конфликта лежали разногласия о территориальной принадлежности Кашмира, статус которого остался не до конца отрегулированным после ухода из Индостана англичан и образования двух государств: Индии и Пакистана.

Эта проблема периодически вызывала обострение обстановки между двумя странами в районе Кашмира. В августе 1965 года пакистанцы направили несколько тысяч моджахедов в Кашмир с целью поднять население этого штата против индийского правительства. Это им не удалось, но вторжение пакистанцев переросло в серьезный вооруженный конфликт.

Столкновение между двумя крупными государствами Азии расценивалось в Советском Союзе как возникновение опасного очага войны, который необходимо немедленно погасить. Военные действия, развернувшиеся в Кашмире, вызывали озабоченность советского правительства еще и потому, что этот район примыкал непосредственно к границам СССР. В Москве понимали, что противоречия между Индией и Пакистаном сплелись в такой сложный клубок, что распутать его можно было только при наличии доброй воли сторон, в спокойной обстановке и при чрезвычайном терпении. Именно поэтому в посланиях президенту Пакистана Айюб Хану и премьер-министру Индии Л.Б. Шастри, направленных 4 сентября 1965 года, председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин подчеркивал: «В нынешней серьезной обстановке вряд ли следует на первый план выдвигать вопрос о причинах возникновения конфликта и искать, кто прав, а кто виноват. Главные усилия должны быть сосредоточены на том, чтобы немедленно прекратить военные действия…» Этот призыв к Индии и Пакистану сопровождался в послании Косыгина предложением добрых услуг советского правительства.

Однако вооруженный конфликт продолжался, и 17 сентября Косыгин направил главам Индии и Пакистана новое послание, в котором от имени советского правительства внес на их рассмотрение предложение установить непосредственный контакт друг с другом в целях достижения договоренности о восстановлении мира между обеими странами. «В случае, если того пожелают обе стороны, — говорилось в послании, — во встрече мог бы также принять участие председатель Совета Министров СССР. Такая встреча могла бы быть проведена, например, в Ташкенте или в каком-либо другом городе Советского Союза».

20 сентября президент Айюб Хан и 22 сентября премьер-министр Л.Б. Шастри в ответах на послание Косыгина дали свое согласие на проведение переговоров в Ташкенте. Этому способствовала принятая благодаря усилиям Советского Союза резолюция Совета Безопасности ООН, предлагавшая Индии и Пакистану прекратить огонь и использовать политические методы для решения спорных проблем. Это положение резолюции было выполнено, и в ночь с 22 на 23 сентября на индо-пакистанских фронтах наступило перемирие. Путь к встрече в Ташкенте был открыт.

В Москве началась подготовительная работа к переговорам в Ташкенте, которые были намечены на 4 января 1966 года. В этой работе активное участие приняла и внешняя разведка (Первое главное управление КГБ), которая уже располагала солидной информацией по кашмирской проблеме и другим вопросам индийско-пакистанских отношений. Тем не менее, когда было принято решение о переговорах, перед резидентурами в Дели и Карачи была поставлена задача максимально эффективно задействовать все имеющиеся возможности для получения дополнительной актуальной информации. Полученные сведения своевременно направлялись в Центр и учитывались при подготовке к предстоящим переговорам.

Сотрудники разведки тщательно готовились к выполнению задач в Ташкенте, задействуя все возможности.

К концу декабря 1965 года была сформирована оперативная группа сотрудников разведки, перед которой ставилась задача обеспечить на месте, в Ташкенте, А.Н. Косыгина необходимой информацией. В группу были включены специалисты по проблемам Азии. На них возлагалась задача по добыче, анализу и обработке поступающей информации и подготовке ежедневной оперативной сводки для А.Н. Косыгина. Подготовке к предстоящей работе группы в Ташкенте большое внимание уделял начальник разведки А.М. Сахаровский. 1 января эта группа прибыла в Ташкент.

20
{"b":"543853","o":1}