ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На стыке Южной и Юго-Восточной Азии, между Индией с северозапада, Китаем с северо-востока и Таиландом с востока лежит древняя и самобытная страна Бирма[16].

Сложные исторические пути прошло бирманское государство — вело затяжные кровопролитные войны с соседями, в XIX веке стало колонией Великобритании, после Второй мировой войны, в 1948 году, вновь обрело независимость.

В середине 50-х годов стали развиваться политические и экономические связи Бирмы с СССР.

В последующие годы в Бирме произошли серьезные внутриполитические события. Попытки привить на бирманской почве основы парламентской демократии не принесли успеха. Жесткое соперничество политических партий завело страну в тупик и поставило ее на грань гражданской войны и раскола.

В этот сложный период высшее командование бирманской армии во главе с генералом Не Вином в 1962 году взяло власть в свои руки, восстановив решительными действиями относительную политическую стабильность в стране.

Бирмано-советское сотрудничество в этих условиях не только сохранилось, но и получило дальнейшее развитие. Завершилось строительство всех намеченных соглашениями объектов, в том числе и госпиталя в г. Таунджи — административном центре Шанской национальной области, где стали работать несколько советских специалистов.

Выбирая Таунджи для размещения нового госпиталя, бирманское правительство исходило из политики привлечения на свою сторону населяющих этот регион многочисленных национальных меньшинств, значительная часть которых находилась под влиянием сепаратистских элементов.

Таунджи — небольшой город, находящийся примерно в 700 км от Рангуна, в западной части Шанского нагорья. Юго-восточная часть нагорья, где сходятся границы Бирмы, Китая, Лаоса и Таиланда, известна как «Золотой треугольник». Это один из самых крупных в мире центров производства наркотиков. Здесь в труднодоступных горных районах местное население уже многие годы занимается выращиванием опиумного мака — фактически единственного товарного продукта, дающего ему средства к существованию.

Опиумное сырье скупается действующими в районе мафиозными группировками, которые на месте вырабатывают из него героин, переправляя затем наркотики через Таиланд к побережью Сиамского залива, где они вливаются в каналы международной контрабандной наркоторговли. Все попытки властей насильственно ликвидировать производство наркотиков или с помощью ООН заменить опиумный мак подходящими для этих мест сельскохозяйственными культурами дают ограниченный и временный эффект из-за дороговизны осуществляемых мероприятий и яростного сопротивления наркомафии.

До поры до времени в Таунджи было все спокойно, хотя наличие «букета» потенциальных опасностей для наших граждан, работавших там, вызывало озабоченность руководства посольства и внешней разведки в Рангуне. Сотрудники нашей резидентуры периодически выезжали в Таунджи для ознакомления с оперативной обстановкой и проведения соответствующей работы с советскими гражданами. Однако беда все же случилась, и пришла она из «Золотого треугольника».

В выходной день 15 апреля 1973 года врачи госпиталя Борис Пятницкий и Станислав Виноградов прогуливались с семьями по улице недалеко от своих коттеджей на окраине Таунджи. Неожиданно с ними поравнялся отряд солдат в форме британской армии. Это никого не насторожило, поскольку присутствие военных в таком «прифронтовом» городе, как Таунджи, было явлением обычным.

Однако дальше произошло непредвиденное. Люди в военной форме, а их было около двадцати человек, оттеснили Бориса и Станислава от жен, надели на врачей наручники и повели в сторону поросших лесом гор.

Обескураженные женщины сначала не могли понять, что случилось. Надеялись, что вот-вот недоразумение благополучно разрешится и их мужья вернутся домой.

Когда они подняли тревогу и обратились за помощью к местным властям, было уже поздно. Прочесывание местности в районе похищения не дало результатов. Похитители вместе с их жертвами скрылись в джунглях.

Сообщение из Таунджи о похищении Виноградова и Пятницкого вызвало большую тревогу и озабоченность в коллективах совпосоль-ства и нашей резидентуры. После соответствующих консультаций с Центром резидентура приступила к реализации дополнительных мер по обеспечению безопасности советских граждан, работавших в Бирме. Одновременно в работе с агентурой и оперативными связями был сделан упор на получение информации о местопребывании наших людей и возможных путях воздействия на их похитителей.

Определенные надежды возлагались на имевшиеся доверительные контакты в среде вышедших из подполья и легализовавшихся бывших членов левых и националистических организаций, ранее базировавшихся на территории Шанского нагорья. Однако на проработку этих мероприятий уходило много времени и усилий, а отдача от них была незначительной. По линии совпосольства на всех уровнях поднимался вопрос об обеспечении безопасности советских граждан и принятии срочных мер бирманскими властями для освобождения Виноградова и Пятницкого. Однако бирманская сторона в первые дни после случившегося пребывала в неведении относительно исполнителей этой террористической акции и фактически бездействовала. Вся тяжесть работы по освобождению советских людей легла на посольство, а практически — на резидентуру.

В Таунджи сразу же вылетел заместитель резидента внешней разведки для выяснения на месте деталей происшествия. Первое, что ему предстояло сделать, — это выяснить, кто и с какой целью осуществил похищение советских граждан.

В беседе оперработника с командующим правительственными войсками, дислоцированными в этом регионе, выяснилось, что воздушной разведкой в нескольких десятках километров от города в джунглях обнаружен караван вьючных лошадей, двигавшийся в направлении границы с Таиландом. Военные предположили, что люди из этого каравана и похитили врачей. Но это было лишь предположение.

Вопрос о том, какая конкретно группировка пошла на захват заложников, какова цель похитителей, оставался открытым, хотя ответ на него имел большое значение для выяснения обстоятельств дела и последующих действий по освобождению Виноградова и Пятницкого. Первые сведения об этом были получены неофициальным путем.

Оперативный работник, прибывший в Таунджи, поселился в единственной в городе гостинице. Вечером в холле гостиницы ему удалось разговориться с бирманцем из Рангуна, который, как оказалось, часто бывал в Таунджи по делам и располагал здесь хорошими связями. Опытный оперработник интуитивно почувствовал, что бирманец мог бы помочь прояснить многие вопросы.

Однако собеседник оказался резко настроенным против бирманского военного режима и упрекал Советский Союз за оказание помощи Не Вину. Пришлось долго доказывать ему, что СССР оказывает помощь не просто правящему режиму, а народу Бирмы, свидетельством чего была и самоотверженная работа советских врачей в госпитале Таунджи.

В результате продолжительной беседы бирманец наконец согласился с высказанными доводами и вызвался помочь в выяснении подробностей происшествия и судьбы наших врачей.

Интуиция не подвела разведчика — следующим вечером новый знакомый сообщил ему, что, по данным из местных деловых кругов, советских граждан захватили люди шанского наркобарона Кун Са. Резидентуре эта фигура была достаточно хорошо известна. Кун Са — глава шанских сепаратистов, известный авантюрист и крупный мафиозный деятель, промышлявший контрабандой наркотиков и драгоценных камней из Бирмы. Располагая значительными денежными средствами, он содержал хорошо вооруженные отряды своих сторонников, обеспечивавших безопасность его преступного «бизнеса». Главные базы и опорные пункты «войска» Кун Са располагались в горной местности на северо-востоке Бирмы — в районе «Золотого треугольника».

В течение нескольких лет «армия» Кун Са по соглашению с бирманским правительством занималась «охраной» большого участка северо-восточной границы Бирмы. Такое положение давало Кун Са свободу действий в приграничных районах и позволяло безопасно заниматься наркобизнесом.

вернуться

16

Географические и политические термины, упоминаемые в тексте, даются в вариантах, использовавшихся в описываемый период.

30
{"b":"543853","o":1}