ЛитМир - Электронная Библиотека

- К прутьям, Даша, плыви к прутьям, на просвет... - прохрипела она, когда их начало крутить в водовороте каменного мешка.

Х'шанка все-таки вытолкнула девочку к единственному выходу из ловушки и помогала ей удержаться, чтобы не снесло напором хлещущей сверху воды. Но силы Майшель были на исходе. Она вымоталась окончательно и в какой-то момент хлебнула слишком много воды. Сознание угасало, руки отнимались... отпустили ребенка...

Теперь Даше, успевшей изо всех сил вцепиться в прутья, самой пришлось противостоять натиску воды, а обессилевшую женщину потоком увлекло вниз, в темный провал каменной могилы. Девочка не сразу заметила, что осталась перед стихией в одиночестве, а осознав, в панике закричала, отчаянно закрутила головой по сторонам в поисках спасительницы. Но вода прибывала и прибывала. Убийственная мутная масса дошла почти до горла, грозя накрыть с головой. Маленькая пленница истошно закричала. Паника захлестывала вместе с подступающей водой настолько, что исчезло все, кроме непередаваемого, не поддающегося разуму страха перед неизбежным. Даша инстинктивно подтянулась, затем, прижавшись лицом к прутьям, жадно вдыхала ускользающий воздух и отчаянно звала маму. От холодной воды судорогой сводило руки и ноги; уставшая сопротивляться девочка слабела, а в рот лезла вода, булькала в хрипевшем горле... Слов уже было не разобрать - писк, скулеж, вой...

И именно в момент, когда вот-вот могла отпустить прутья, Даша увидела своего кумира. Лейс - грязный, мокрый, в оборванных у коленей штанах и синей рубашке, облепившей жилистое тело, до крови ободранный, но главное - живой!

- Киш, здесь Даша! - крикнул он, обернувшись, и схватил детскую ручонку. - Тащи рычаг, надо прутья отогнуть.

Наружу Даша лишь губы да нос могла выставить, а на спасителей смотрела уже сквозь заливающую глаза воду: образ Лейса волновался, подергивался плавающей взвесью. К нему присоединился полуголый здоровяк Киш, тоже в рванье и ссадинах. Парни вдвоем отогнули прутья, надавив на рычаг изо всех сил. Им потребовалось несколько долгих секунд, чтобы вызволить едва дышавшую Дашу из каменного плена.

Спасенная девочка корчилась в жестоких судорогах, откашливаясь и отплевываясь. Подвывая как щенок, ничего не соображая. Вокруг парней бурлила, поднималась мутная беспощадная вода. Наконец, несколько раз свободно вдохнув, Даша немного пришла в себя и на коленях подползла к Лейсу, вцепилась в него и приникла всем телом. Парень тяжело дышал, обнимая насмерть перепуганного, трясущегося ребенка за плечи, чувствуя, что и самого колотит.

- Надо уходить, Лейс, - напряженно посоветовал Киш, с состраданием посмотрев на измученную девочку, а потом со страхом - вокруг.

- Я к маме хочу и папе, - зарыдала Даша, цепляясь еще сильнее за спасителя.

- Где хоть кто-нибудь из посольства? Или охрана? Или... - начал Киш.

- Все там, под домом остались, а ари Майшель утонула, - всхлипнула, похоже, единственная уцелевшая здесь землянка. - Я хочу к маме...

Лейс отстранил от себя несчастную мокрую девочку и несколько раз чувствительно встряхнул:

- Успокойся! Ты нужна мне! Ты должна нам помочь!

По мокрым щекам Даши текли слезы, осунувшееся бледное личико облепили волосы, но огромные испуганные голубые глаза немного прояснились. Лейс мягко убрал мокрые пряди с ее лица, погладил, пытаясь успокоить.

- Надо уходить выше, в горы, - напомнил Киш, ероша волосы на макушке. - Иначе мы здесь...

- Понятно, - оборвал друга Лейс, не желая продолжения детской истерики. - Тогда пошли.

- Скорее, поплыли, - нервно хохотнул Киш, махнув рукой на воду, залившую все вокруг.

Даша еще крепче вцепилась в Лейса и полезла по нему выше с криком:

- Нет, нет, не хочу плавать, я не могу. Мы опять утонем, мы...

- Успокойся! - приказал Лейс. - Мы с тобой, значит - ты не утонешь.

- Я не могу, я не хочу, я...

Визг и истеричный лепет испуганного ребенка Лейс оборвал жестко и резко:

- Либо ты идешь с нами, либо остаешься здесь. Одна.

Даша судорожно всхлипнула, в ужасе таращась по сторонам: они по-прежнему сидят в воде, продолжающей угрожающе подниматься! Другого пути нет. И живой теплый Лейс - единственный островок надежды во внезапно ставшем смертельно опасным мире.

Дальше трое изрядно измочаленных друзей медленно, осторожно, тщательно выбирая куда ступить, спустились к 'большой' воде. Один раз Киш рывком приподнял девочку и, спрятав ее лицо у себя на груди, тяжело запрыгал по камням. А в это время Лейс с содроганием проверял: живы ли находившиеся в воде... Друзья не хотели, чтобы Даша видела плавающие трупы, хотя, судя по творящемуся вокруг, уберечь ее от страшного зрелища не удастся.

Из-за многочисленных препятствий и утопленников плыть с ребенком в руках было проблематично, поэтому Киш приспособил под плот остатки забора. Теперь девочка сидела на белом 'настиле', прижав острые коленки к груди и обняв их руками-веточками, а парни то плыли, то толкали подручное спасательное средство перед собой.

Разрушенный город представлял собой ужасающую картину. Пару раз х'шанцы помогали выжившим сородичам, кто-то спасался сам. Даша не могла смотреть вокруг - зрелище многочисленных исковерканных мертвых тел и разрушенные здания на фоне краснеющего небосвода потрясли ее настолько, что, наверное, равнодушное отупение, последовавшее за первыми эмоциями, было спасением. Она почти не шевелилась, ушла в себя и, казалось, ничего не замечала.

Обрывки густого тумана, недавно бережно укрывавшего город, рваными клочьями висели в воздухе, постепенно таявшими, становившимися более и более прозрачным и редкими. Птицы сходили с ума в небесах, усугубляя ощущение беспросветного хаоса и смерти, царившей в еще вчера прекрасном городе.

Дальше снова начался ад. По воде пошла сильная рябь. Поток резко сменил направление и вместо прилива, начался отлив, обнажая остовы домов, искореженный транспорт и деревья, демонстрируя произошедшую трагедию во всем своем безобразии. Бесчеловечности! Оставшиеся в живых жители кричали: 'Спасайтесь - новая волна!'

Парни начали нервно озираться, пытаясь найти убежище. Лейс схватил валявшуюся в грязи веревку, которой, видимо, закрепляли ящики в находящемся рядом разрушенном магазинчике. Завязал узел на ремне своих штанов, потом, быстро подтянув к себе Дашу, проделал ту же процедуру, предупредив:

- Видишь хвостик, если я тебе буду... мешать, потяни за него.

- Нет-нет, я только с тобой, - словно очнулась и снова заплакала девочка, цепляясь за его крепкую руку.

- Я на всякий случай, - натужно ответил Лейс, помогая Кишу быстрее толкать плот к деревьям.

- Они слишком низкорослые, - разочарованно выдал здоровяк, - нас снесет вместе с ними волной. И еще неизвестно, безопасно ли... может лучше подальше от них.

- Среди развалин еще хуже, напоремся на арматуру...

Сначала понесся гул и водяная пыль, потом все накрыла волна - не такая большая как первые, но сильная. Лейс успел схватить Дашу за руку. Дальше их швыряло и крутило как щепки. Парень чуть не захлебнулся, когда бок пропорола острая ветка. Руки свело судорогой, не позволившей расцепиться в страшной круговерти. Оказываясь на поверхности и успевая вдохнуть, он слышал Дашины вопли - значит, еще живая!

Только неимоверная жажда жизни и ответственность за другую жизнь помогли Лейсу подтянуться и вылезти на крышу какого-то большого общественного здания самому и вытащить девочку. Здесь, подальше от берега, располагались строения, которые хоть и выглядели менее презентабельно и современно, но оказались надежнее, а возможно потому что стояли подальше от океана. Вот одно из них, почти уцелевшее, и стало спасательным островком. Даша, снова натужно дыша, судорожно выплевывала воду, пока Хеш'ар в панике обшаривал взглядом пространство в поисках друга. К его ужасу, Киша нигде не было видно.

Лейс не помнил, чтобы когда-то плакал. Родители рассказывали, что даже совсем маленьким он хмурился, ворчал, но почти никогда не плакал. А сейчас, стоя на коленях и бессильно сжимая кулаки, он чувствовал, как сотрясается от рыданий. Сегодня он потерял всех: родителей накрыло обвалом первого же землетрясения, отец даже не успел пояснить, почему ворвался в дом, вернувшись неожиданно; Лояр погиб у Киша дома; теперь и лучший друг исчез. А красное зарево над головами сулит скорую гибель целого мира.

12
{"b":"543854","o":1}