ЛитМир - Электронная Библиотека

- А сама умирающей прикидывалась, - усмехнулся Лейс, сплюнув последний раз.

Он притянул Дашу к себе поближе, обнял и откинулся на каменный блок полуразрушенной стены. Пока они отдыхали, у обоих поднялась температура. Пришлось задержаться на сухом островке затопленного разрушенного города.

Девочка горела и металась в бреду, звала родителей. Лейс держал ее на руках, давая знакомые лекарства, имевшиеся в наборе, качал, словно маленькую, и молился, чтобы она выжила. Теперь его больше пугало Дашино состояние, чем губительные толчки земной тверди и багровеющий небосклон. Мимо брели выжившие, некоторые предлагали помощь, но он даже говорить ни с кем не хотел, сидел и как робот укачивал свою малышку.

А вот Дашу вновь и вновь мучил один и тот же кошмар, в котором она теряла свою наставницу. Слишком живо, будто реально видела, как добрая и мудрая ари Майшель уходит под воду и тонет в полной темноте. И землянку из палящего зноя словно окунали в зимнюю стужу. Очнувшись, девочка не смогла вцепиться в Лейса ослабшими пальчиками и в панике прошептала:

- Только нее бросай меня одну. Пожалуйста. Только не оставляй меня...

- Я тебе обещаю, малыш, никогда не брошу, - шептал Лейс.

Дождавшись, когда Даше стало немного лучше, - прекратила бредить и температура спала - парень, подхватив ее под ягодицы, понес дальше, а она, обняв его за шею, положила голову ему на плечо и опять забылась. К ночи он набрел на группу более-менее организованных беженцев: большой костер магнитом притягивал выживших.

Вокруг него на досках или тряпках лежали раненные и сидели усталые х'шанцы. Кого здесь только не было: изящные красивые женщины, в некогда нарядных одеждах, ставших жалкими тряпками; мужчины в некогда деловых костюмах, а сейчас рваных и грязных. Дети жались к родителям или опекавшим их взрослым. А костер гостеприимно горел, обогревая и даря надежду, словно выстреливая вверх искрами общей боли и горя.

Подсевшему к костру Лейсу с Дашей на руках быстро сунули две чашки с горячей едой. Одна из женщин, представившись врачом, осмотрела девочку и, сходив за необходимыми лекарствами, сделала пару инъекций, пообещала, что скоро малышке полегчает.

На них иногда посматривали с любопытством: на родственников они явно не походили, но девочка жалась к парню, как к родному. А молодой хшанец обнимал ее крепко, как свою. После уколов участливо дул на кожу, гладил по грязным вихрам и уговаривал чуточку потерпеть, ведь все пройдет.

А потом Даша нечаянно обожглась, поторопившись схватить чашку, и по привычке, плаксиво надув губы, сунула руку под нос Лейсу, в этот момент разговаривавшему с одним из мужчин. Он, не думая, по привычке, поцеловал ее пальчики и подул. Ребенок быстро успокоился.

- Она твоя? - удивился Мяш - признанный лидер собравшихся возле костра беженцев.

Лейс провел рукой по волосам Даши и кивнул. Потом, все-таки добавил:

- Ей всего двенадцать, вряд ли она готова к...

- Не зарекайся, - нахмурился его собеседник. - И впредь будь осторожнее. Она землянка, ей не страшно. А ты рискуешь.

Хеш'ар горько ухмыльнулся:

- Мой мир умирает. Семья погибла. И думать о чем-то, что могло попасть в мою кровь?.. У нас отобрали будущее!

- Ты не прав, ар! - резко парировал Мяш, привлекая к ним внимание других. - У нас отобрали родовую планету, будущее теперь в нас самих. У Великого Х'шана есть еще семь колоний, и нас слишком много, чтобы так легко...

Мяш захлебнулся злостью и, как ни удивительно, - слезами. Взрослый мужчина вытер скупые, а оттого еще более страшные слезы широкой ладонью, потом выхватил нож и махнул у самой шеи, вызвав у окружающих, прислушивавшихся к их разговору, испуганный вскрик. Затем, бросив в костер отрезанную косу, глухо произнес:

- За Х'ару! Часть меня пусть сгинет с ней.

Лейс, не раздумывая, забрал у него нож и тоже отрезал свою косу.

- За Х'ару! Часть меня пусть сгинет с ней.

Даша трясущимися от слабости руками оттянула свои длинные спутанные пряди и ткнула Лейса, прося помочь. Ее волосы упали в костер, и тихий голосок присоединился к десяткам клятв.

Спустя несколько часов, сформированная многочисленная колонна беженцев под руководством более опытных соотечественников двигалась в сторону Шары. Информация, что там организован один из эвакопунктов, подтвердилась и другими жителями, из тех, кто смог воспользоваться старыми короткочастотными приемниками.

На этот раз Лейс приспособил в качестве плота для Даши попавшуюся в дороге дайви - доску, позволявшую часами скользить по водной глади океана. Двигатель, конечно, не работал, но с легкой и маневренной дайви им вдвоем было намного проще передвигаться. Скоро к ним добавилась еще парочка детишек, возможно осиротевших, которых подобрали спасавшиеся х'шанцы.

Выжившие жители умирающей планеты на пути к эвакопунктам встречали сплошь разруху и погибших. Спустя некоторое время, начали появляться 'старинные' боты на воздушной подушке. Их уже почти не использовали, а теперь, когда из-за электромагнитных импульсов более поздние достижения цивилизации не работали, старую технику приспособили для помощи раненым.

В конце концов, маленькая землянка и х'шанец добрались в пункт распределения вместе с другими спасшимися. Дашу по-прежнему нес на руках Лейс, прижимая к себе эту ношу, ставшую для него привычной, чем-то родной. А девочка, вымотанная морально и физически, лишь в коконе его рук ощущала себя живой. Словно лучик света потухла, превратившись в затравленное испуганное существо, вздрагивающее от любого шума и всплеска воды.

Из распределителя всех выживших быстро эвакуировали на орбитальную станцию, затем пересаживали на пассажирские межзвездные корабли, которые сопровождали военные. Война Гадавиша и Х'шана была в самом разгаре, правда агрессор не подозревал, что Земля первой откликнется на призыв участника Союза. И корабли землян продолжали прилетать с той или иной миссией к месту военных действий.

Пока Лейс и Даша растерянно оглядывались, следуя по станции и вслушиваясь в голос координатора, его в спину толкали вновь прибывшие.

- Даша! - услышали они крик отчаяния и радости.

- Дарья! Доча! Мы здесь! - уже не кричали, а орали во все горло родные люди.

Сквозь толпу грязных измученных беженцев протискивались хорошо одетые посол Земли с супругой, в чем им помогал военный эскорт.

- Папа? Мама! - еще не веря в чудо, но уже счастливо улыбаясь, воскликнула Даша.

От юноши с девочкой на руках очень быстро всех оттеснили, а саму маленькую принцессу бережно забрал у Лейса счастливый отец. Анна Михайловна, сходившая с ума от тревоги и страха за своего ребенка, заплаканная, шептала:

- Нам сказали, что посольство полностью разрушено и затоплено. Что все погибли, но я не верила, не могла поверить. Принцесса моя. Солнышко мое, прости...

Даша не сразу поняла, что их с Лейсом разлучили и ее быстро уносят прочь от друга. А когда сообразила, в панике закричала:

- Лейс! Лейс!

- Он не может с нами, Дашенька, - растеряно уговаривал дочь Сергей Дмитриевич. - Пойми, у него здесь родные, он должен их найти и...

- Они погибли, папа, они все погибли! - А потом, снова вырываясь, Даша отчаянно кричала из-за спин охраны: - Лейс!

Парня не пропустили к семье дипломата, но он улыбнулся и крикнул:

- Не бойся, родная. Я вернусь за тобой. Поищу своих, а потом найду тебя. Обещаю!

Даша плакала навзрыд:

- Обещаешь? Не бросай меня, Лейс...

- Я вернусь за тобой, обещаю, принцесса!

Лейс скрылся из виду, а Даша пыталась рассмотреть его среди эвакуированных, увидеть любимые зеленые глаза и широкий разворот плеч. Она поверила ему безоговорочно: раз пообещал, значит, вернется за ней. Надо только дождаться.

Под воркующие радостные возгласы родителей маленькую принцессу увозили со станции дальше, на родину. А она могла думать лишь о потерянном друге. Да надеяться на скорую встречу.

Другие участники Галактического союза, хоть и не сразу, но тоже откликнулись на призыв о помощи. Все больше и больше кораблей союзников устремлялось к звездной системе Х'шана на помощь.

15
{"b":"543854","o":1}