ЛитМир - Электронная Библиотека

Война продолжалась.

Часть 2

На безоблачном небосводе, кажется, с утра раскаленном добела, властвует ослепительно яркий Тру - местное светило, которое немилосердно жарит почти постоянно в этой части материка.

Покинув одну из местных гравилиний, я направила аэробот к стоянке возле Первого технологического университета Тру-на-Геш. Лихо заложила вираж, пролетев между высоченными дерамами, которые земляне, живущие здесь, между собой называют пальмами. Пронеслась над водной гладью километрового искусственного водоема, привычно увидев отражение моего ярко-красного бота. А затем осторожно припарковалась на своем месте. Все-таки должность профессора столь известного в галактике учебного заведения дает множество приятных преимуществ. И персональное парковочное место, в частности. Пока отключала бортовые системы транспортного средства, перед тем как оставить его на длительный рабочий день, снисходительно посмотрела на снующих в поиске свободного местечка студентов. Их боты словно хищные птицы кидались в любой освободившийся проем, лишь бы притулиться.

Надев защитные очки, перевела трансляцию музыки на наушник и с тяжелым вздохом открыла дверь. В лицо ударила волна жара и запахов густонаселенного города. На зеркальной поверхности соседнего транспорта, отражающей палящие лучи тру, я видела происходящее со стороны: дверь огромной красной махины отъезжает в сторону, и из темного нутра появляется стройная невысокая блондинка с ослепительно-золотистыми волосами, распущенными по плечам и спине, светлой, слегка загорелой кожей. Конечно, черные очки скрывают большие голубые глаза с пушистыми темными ресницами, зато хорошо подчеркивают овальную форму лица, высокие скулы, точеный носик и пухлые, четко очерченные губы.

Улыбнувшись своему слегка искаженному отражению, я поправила белоснежную шляпку, надвинув ее на лоб, одернула красный приталенный пиджачок, выгодно подчеркивающий мою грудь и красивую изящную шейку. Налетевший горячий ветер-проказник, нахально задрал мне юбку едва не до ушей, открыв не только колени и бедра, но и не менее яркое нижнее белье. Под звуки ритмичной мелодии, казалось, вторившей ветру, я шепотом выругалась и оглянулась проверить: видел ли кто 'стриптиз'. Мне, конечно, не стыдно - ноги у меня стройные красивые, особенно в босоножках на двенадцатисантиметровых каблуках, - но и лишнее внимание ни к чему.

Закрыла дверь и бодренько, покачивая в такт музыке бедрами и небольшим кейсом, направилась на работу. До сих пор помню, когда впервые, еще в детстве, попала на эту райскую планету. Тогда меня, еще ребенка, поразил яркий Тру-на-Геш. Владельцы зданий, казалось, соревновались между собой кто кого перещеголяет по части невероятного, невозможного сочетания цветов и форм, используя растения, скульптуру, подсветку, фонтаны. Дорожки и тротуары мостили разноцветной плиткой, создавая невероятные мозаичные картины. Не изменился облик этого мира и теперь, вернее, жителям на помощь приходят более и более продвинутые технологии, позволяющие притворять в жизнь самые смелые фантазии.

Туристы, оказавшись за пределами космопорта с относительно 'спокойным' интерьером, сразу буквально утопают в сумасшедших красках Тру-на-Геш - мира развлечений и исполнения желаний, в чем ни родовая планета, ни колонии не отличаются друг от друга. Словно клоны схожи в желании жить, любить и веселиться как в последний раз - непрекращающаяся ни днем ни ночью гонка за удовольствиями.

Именно раса трунов ввела в обиход 'прививку красоты', а зачастую - полную или частичную генную модификацию, развив до галактического уровня индустрию красоты. У самих же трунов стремление выделиться из толпы доходило до абсурда: меняли не только цвет волос, глаз, кожи - это сущая мелочь, вроде смены аксессуаров. Они носили крылья, хвосты, имплантировали клыки и прочая, и прочая, когда в тренд входил определенный типаж из очередного фантастического сериала.

Одной одеждой никто не ограничивается, та вообще должна априори восхищать, удивлять и заставлять завидовать вместе с обувью, настолько разнообразной, самых фантастических форм и видов, что тягаться с трунами по этой части давным давно никто в союзе уже не пытался. Оставив пальму первенства дизайнерам, пластическим хирургам, косметологам, стилистам, визажистам, декораторам и прочим служителям культа 'красоты' Тру-на-Геш.

Поэтому среди бесконечного многообразия лохматых, лысых, почти голых, звероподобных, похожих на корзинки с фруктами местных жителей и туристов я в совершенно обычном красном костюмчике выделялась исключительно блеклостью и непрезентабельностью. Да и шпильки мои - из прошлого столетия, не меньше. На взгляд трунов, я абсолютно отстала в моде и жизни, заработала имидж холодной пресной стервы, но торопиться догонять здешний мир не спешила. Да и зачем?!

Встречались и проходили мимо студенты, служащие, преподаватели университета. Многие здоровались, я вежливо улыбалась и кивала головой.

- Профессор Кобург! Дарья Сергеевна, постой...- не услышать вопль и сопровождавший его перезвон было бы невозможно. Даже сквозь ритм музыки у меня в ухе.

По дорожке ко мне спешил коллега и самый великий сплетник - доктор Мьяло Дож. Худощавый, среднего роста мужчина; по его мнению, в самом расцвете лет. После того, как мы с этим весельчаком выяснили, что он совершенно не в моем вкусе, а я - не в его, наши дружеские отношения, хоть и достаточно своеобразные, на местный лад, только окрепли.

Я отключила музыку и приготовилась отступить, чтобы не пострадать от эксцентричного костюма Мьяло, по-моему - клоунского. А он, видно, решил, что в разноцветных шароварах - шелковых лоскутах ядовито-зеленого цвета, - и красном топике выглядит неотразимо и оригинально. Мало того, шею доктора украсил ошейник, ощетинившийся цветными иглами с бубенчиками на концах. Туфли с длинными носками, увенчанными колокольчиками завершили наряд. Сегодня его лицо порадовало нежно-розовым оттенком кожи и - сиреневыми губами. Надо полагать, в тон волосам, топорщащимся в разные стороны, и глазам.

Мьяло надвигался, а я, стараясь делать это незаметно - обидится еще - пятилась, но он заметил мои телодвижения и раздраженно закатил глаза:

- Кобург, когда ты уже поймешь, что яркая, красивая внешность необходима человеку для счастливой жизни? - раздвинув иглы с моей стороны, благодаря которым доктор напоминал сумасшедшего дикобраза, подхватил меня под локоть.

- Видимо, я ценю безопасность выше такого счастья, - ехидно парировала я, продолжая путь в его компании и наш извечный спор.

Мужчина, блеснув сиреневыми глазами, с наигранной печалью посмотрел на меня:

- Твоя повернутость на безопасности почему-то исключает все прелести жизни. Не только яркие краски, но и веселье, общение, секс.

- Я общаюсь и...

- Со студентами на лекциях, со мной, начальством и родителями. Отличная компания, чтобы умереть со скуки, не находишь?

- Слушай, что ты от меня хочешь? - возмутилась я. - Работы выше крыши, а через месяц вступительные экзамены и я буду вынуждена бросить свои исследования и дурью маяться в приемной комиссии. Причем, по твоей милости, - и злобно уставилась на виновника предстоящей каторги, - да-да, мне уже поведали, что по твоей рекомендации, друг называется!

- Дарьюшка...

- Ой, только не надо подражать моему брату, у тебя не выходит так брутально.

- Нашла с кем сравнивать! Михаил - бледная моль в сравнении со мной и...

- Только месяц назад он легко увел твою певчую птичку из бара на Цветочной!

- Ему просто повезло! - взвился Мьяло. - Она с выпивкой перебрала. Или в темноте плохо разглядела, или...

- А может она ценит в мужчинах мускулы, а не экстравагантный стиль?!

Мы остановились и злобно сверлили друг друга взглядами. Обычное дело для трунов - выплескивать эмоции наружу. Так проще жить и гораздо веселее. Особенно тем, кому повезло со стороны наблюдать за публичным проявлением чужих эмоций - зрелища необыкновенно обостряют чувства, отвлекают от повседневности. Хотя, рутина и покой - не про аборигенов Тру-на-Геш. А мне пришлось привыкнуть за десять лет жизни здесь.

16
{"b":"543854","o":1}