ЛитМир - Электронная Библиотека

- Хочу, чтобы ты стала полностью моей, Шарали, - прошелестел вместе с ветром голос Лейса. - Не только в постели, но и в жизни. До конца...

- Лейс, я не думаю, что ...

- Я уверен в своем желании, - заверил подружку парень и потянулся к ее губам.

Даше хотелось крикнуть, остановить его. Ведь мама только что сказала про поцелуи на Х'аре. Но не успела, беловолосая х'шанка опередила - вскинула руки, явно не захотев целоваться, и визгливо заявила:

- Ты с ума сошел? Это решение на всю жизнь! А ты собрался в военную академию. Извини, я не вижу себя в качестве жены вояки. Пока ты в космосе болтаться будешь, я что - должна бросить к твоим ногам свою жизнь?

- Но ты говорила, что любишь?! - глухо отозвался Лейс.

Девушка высвободилась из его рук, отвернувшись, посмотрела на небо.

- Мне так казалось, но сейчас понимаю, что у нас с тобой разные пути в жизни. Одно дело - ничего не значащий... защищенный секс, а другое - слияние. Я не готова к этому. Сейчас. Мне всего девятнадцать...

- А в будущем? - едко, с горечью спросил Лейс.

- Потом - конечно, но с партнером, которому будут близки мои интересы. А мы с тобой, как две звезды из разных галактик, - слишком далеки.

- Спасибо, что просветила, - хмыкнул будущий военный, внешне эмоционально закрываясь.

- Только не расстраивайся и не обижайся на меня, - неожиданно мягко, почти виновато, попросила Шарали, пытаясь положить Лейсу на грудь ладонь, но он дернулся и отступил. - Лучше я сейчас приму решение за нас обоих, чем потом, осознав свою ошибку, буду страдать всю жизнь. И я хочу остаться твоим другом.

- Думаю, тебе сейчас лучше уйти, - слишком ровным тоном произнес отвергнутый влюбленный, холодно посмотрев на девушку.

- Как знаешь, - фыркнула та и, взметнув хвостом, резко развернувшись, скрылась в тумане и зелени.

Лейс сжимал кулаки, провожая взглядом Шарали. Тонкие крылья его носа яростно трепетали, а губы сжались в узенькую линию. Даша ощущала себя странно: с одной стороны, она испытывала легкое головокружение от радости, что обошлось без противных поцелуев, ведущих к свадьбе, а с другой - ей стало обидно за своего кумира, даже жалко его.

'Как, скажите на милость, та дурочка могла отказаться от Лейса?!' - мысленно негодовала Даша. - Вот сама бы она вполне вытерпела эти слюнявые прикосновения ртами, только бы он так не переживал'.

Тем временем Лейс решительно подошел к первому тренажеру, взялся руками за ручку, которая приводила в движение тяжелый пресс и вдруг - сорвался, словно плотину прорвало. Выплескивая ярость и боль, он нещадно колотил ручкой по тренажеру и совсем скоро сломал его.

- А твой папа меня уверял, что сломать ваши тренажеры невозможно... - Даша не сдержала удивленного возгласа, подойдя поближе с намерением выразить сочувствие.

Лейс резко развернулся, взбешенно сверкнул глазами и пару раз глубоко вдохнул, чтобы успокоиться.

- Это ты? - мрачно спросил он, кривя губы. - Снова подглядываешь? Вынюхиваешь?

- Прости, я нечаянно, - девочка сникла, виновато пожала плечиками и, искренне сочувствуя, предложила. - Тебе помочь починить тренажер? А то вдруг х'шет Гияс ругаться будет?!

- Плевать! - процедил Лейс. Снова резко, глубоко вдохнул, выдохнул и неожиданно сделал вывод: - Да, действительно хорошо, что все выяснилось сейчас, а не когда было бы поздно...

- Мне очень жаль, - тихонько шепнула Даша, робко положив ладошку ему на предплечье. Она впервые коснулась его и теперь ощущала, как двигаются мышцы под ее рукой.

- Я не нуждаюсь в твоей жалости, - Лейс чуть ли не с ненавистью посмотрел на юную землянку, которая невольно стала свидетельницей его самого большого унижения в жизни и провала.

- Нет-нет, это не жалость. Ты очень сильный, умный, добрый. Ты справишься. Просто мне досадно, что тебе сделали больно, - пояснила Даша, заглянув в зеленые глаза обожаемого х'шанца, зло взирающего на нее, но предательские жалостливые нотки все равно звенели в ее дрожащем голоске. - Я бы никогда тебя не обидела. Если хочешь, можешь жениться на мне. Правда через четыре года...

- Уходи, - приказал Лейс, убирая руку, повернулся и шагнул в снова расползающийся туман.

Даша еще пару минут, глотая слезы, вглядывалась в белесую муть, надеясь, что Лейс вернется. Тщетно. Печально опустив плечики, девочка впервые возвращалась от соседей подавленная донельзя и в слезах. Ее жизнь рухнула, мечты развеялись.

***

Сумерки на побережье наступают всегда резко, словно кто-то выключает свет. Даже природа замирает, почти не слышно гула города, гомона людских голосов и птичьих криков. Становится все тише и тише. Вот большой оранжевый х'шан еще окрашивает плотную взвесь тумана и облаков в закатные розово-красно-фиолетовые цвета, напоследок касаясь лучами деревьев и отражаясь в окнах домов, а затем, без малейшего, кажется, перехода, раз - и становится темно. В небе загораются первые звезды. Наступает ночь, часто совсем непроглядная из-за туманов и, словно темная клубящаяся субстанция, разрезаемая искусственным освещением.

Семья посла, кроме старшего сына, собралась за столом. И глава ее очень любил тихие домашние вечера, когда не надо держать лицо перед очередными чужеземными гостями, вести светские и деловые беседы и следить за каждым словом. А вместо официоза можно расслабиться и наслаждаться обществом самых близких и любимых женщин. Только Даша сегодня, понуро опустив плечи, без аппетита ковыряла вилкой в тарелке.

- Дашенька, что-то случилось? - обеспокоено спросил Сергей Дмитриевич и попытался пошутить. - У тебя такой вид, словно я тебе червей с Граппа отказался для опытов купить.

Не привыкшая держать свои тайны при себе, явно расстроенная Даша поделилась:

- Папочка, в жизни все так сложно. Сегодня подруга Лейса отказалась с ним целоваться и становиться невестой. А разозлился он почему-то на меня. И, наверное, больше не захочет дружить. - Обиженно тоскливо шмыгнув носом, вопреки заботливо прививаемому этикету, Даша закончила просвещать родителей, процитировав бабушку: - Куда катится эта пропащая Вселенная?

- Дашуль, все образуется, вот увидишь, - мягко коснулась дочкиной руки Анна Михайловна. Мысленно женщина вздохнула с облегчением: серьезно беспокоившая ее дружба девочки с парнями много старше дала трещину и, по-видимому, скоро закончится. Несомненно, маленькая принцесса сейчас переживает, но через какое-то время неприятности забудутся. Уж в этом Анна Михайловна поможет своему обожаемому чудо-ребенку.

Даша вяло, равнодушно пожала трогательно-худенькими плечиками, но по привычке поинтересовалась у отца:

- Пап, а как у тебя дела? Надеюсь, не так плохо, как у меня?

Супруги Шалые тепло, сочувствующе улыбнулись, затем Сергей Дмитриевич решил отвлечь дочь своими проблемами:

- Не так гладко, как я надеялся.

- А что случилось? - Даша проявила искренний интерес.

- Гадавиш темнит, - поморщился посол. - Не зря его Темным миром назвали. Я пару дней назад связывался с сокурсником... - Шалый обратился к жене: - Аня, ты наверняка помнишь Зорана.

- Рыжий, вечно мятый зануда? - улыбнулась Анна Михайловна, а Даша с еще большим любопытством слушала родителей.

- Он сейчас хоть по-прежнему рыжий и нудный, но существенно изменился. Дипломатическая служба ко многому обязывает, а уж на Гадавише и подавно. Теперь Зоран - респектабельный, солидный и весьма аккуратный. И специалист первоклассный.

- Так о чем вы говорили? - поторопила отвлекшегося отца Даша.

- Мы не могли все обсудить даже по защищенному каналу связи. Но общее положение дел настораживает. Пока Гадавиш в статусе наблюдателя, но нота, направленная несколько месяцев назад правительству Х'шана, насторожила Союз.

- Это та, в которой они оспаривают право открытия и владения одной из колоний Х'шана? - уточнила Анна Михайловна.

- Да, - мрачно кивнул посол. - Думаю, что они из-за постоянных внутренних войн совсем потеряли чувство самосохранения. Чувствуют себя абсолютно безнаказанно за любые действия. С планет-участниц месяц назад начали массово депортировать гадавишских наемников.

8
{"b":"543854","o":1}