ЛитМир - Электронная Библиотека

Собеседник замолчал, сунул руки в карманы и, нахмурившись, уставился на шкатулку, словно вспоминая некий безрадостный период своей жизни.

«Что привело его в «Хантэрс-Мун»?» — удивленно думала Джилли. Наверняка финансовые проблемы, связанные с работой! Почему-то брат Стива не казался ей внушающим доверие бизнесменом. Скорее всего, думала девушка, Ронни, подавив в себе пренебрежение, испытываемое к брату, появился здесь, чтобы получить возможность продолжить свою деятельность с помощью финансовых вливаний Стива. Джилли обнаружила, что ей даже немного любопытно, каково отношение хозяина «Хантерс-Мун» к этому своеобразному человеку, волею судьбы являющемуся его родственником. Пытаясь нарушить повисшую в комнате гнетущую тишину, будто околдовавшую художника, она быстро сказала:

— Разве она не прелестна?

— Шкатулка? — оцепенело уточнил Ронни. Затем глаза его блеснули, и он направился обратно к столу. — Похоже, это одна из тех вещиц, которые могли бы заинтересовать очень многих моих клиентов. Я мог бы выторговать за нее немалую сумму, если…

— Ой, нет, не надо! — воскликнула девушка, схватив шкатулку и метнувшись с нею к шкафу. — Я думаю, эта шкатулка принадлежала одной из ваших прабабушек.

Джиллиан подняла ее так, чтобы собеседник смог разглядеть инициалы.

— Л.Ч., — медленно прочитал он.

Мисс Блэйк немного застенчиво рассмеялась и закрыла дверцу шкафа.

— Я подумала, что буква «Л» может означать имя Люси. Люси Чарлтон. А еще там есть дамская шляпка и пляжный зонтик. Наверное, эти вещи тоже принадлежали ей!

— Полагаю, ваше воображение уже рисует вам романтическую историю, — фыркнул эксцентрик. — О прекрасной Люси Чарлтон, не так ли? Так вот, дабы вы не обольщались: у меня была прабабка, которую звали Лукреция и которая, по мнению всех знакомых с ней людей, была уродливой, злой, старой дрянью. Так что расстаньтесь с вашими фантазиями о прекрасной Люси! — Мужчина глянул на нее с подозрением. — Надеюсь, дитя мое, вы не относитесь к категории романтиков и мечтателей?

— Не совсем понимаю, что вы подразумеваете под этими определениями, — ответила Джилли.

Собеседник раздраженно пожал плечами:

— Я имею в виду, верите ли вы в любовь и прочую ерунду! Если честно, девушек с возвышенным отношением к жизни лично я нахожу невероятно скучными. Они так увлекаются этой игрой, что игнорируют реальность, так увлечены своими иллюзиями, что готовы отдать все на свете, лишь бы с ними не расстаться.

Несмотря на то что эта сентенция была высказана полушутливым тоном, у Джилли она вызвала бурную ярость и отвращение, и сдерживаться дольше она оказалась уже не в силах.

— Можете не волноваться! Я не намерена с вами заигрывать, и никаких иллюзий на ваш счет я также не питаю, — горячо заявила мастерица.

— Заранее могу себе представить, как скучно вам будет в «Хантэрс-Мун», — ничуть не смутившись, заметил дизайнер. — У нас, Чарлтонов, романтическая жилка отсутствует напрочь.

— Вот как? — отозвалась девушка, закрывая машинку старым деревянным, похожим на башню чехлом и запирая маленькие ящички для инструментов. — Однако ваш брат, Стив, очень сильно влюблен в мисс Стэффорд.

Она подняла глаза и встретила злорадный и ехидный взгляд Ронни.

— Так вот откуда у нас ветер дует! Я угадал? — заинтересовался он.

Собеседница густо покраснела, не зная, как ей реагировать на столь беззастенчивую клевету.

— Я… я понятия не имею, о чем вы, — запинаясь, пролепетала она.

— Зато я очень хорошо знаю, о чем мечтаете вы. И вот единственное, что я могу вам ответить: вы невероятно глупы. Влюбиться в Стива — это одна из грубейших ошибок, которую вы можете совершить. Мой братец вовсе не страдает избытком сентиментальности, и, уж тем более, он не влюблен в Зэллу.

Глава 6

— Стив не влюблен в Зэллу? — недоуменно повторила Джилли. Не в силах взять себя в руки, она пожирала глазами собеседника, ожидая продолжения разговора.

— Стив, моя несчастная, наивная девочка, не способен любить никого. Этот человек тверже камня, и чувства ему чужды. К Зэлле же его влечет страсть, о которой вы, мое милое, романтичное дитя, ничего не знаете.

Девушка с жадностью ловила каждое его слово, что Ронни находил довольно забавным. Он сделал небольшую паузу, и Джиллиан услышала, как в глубине дома раздался звонок. Она от души надеялась, что звук этот не отвлечет художника от беседы с ней, какие бы тайны он ни собирался ей поведать.

— Нет, моя дорогая Джилли, Стив не любит Зэллу. Просто он восхищен ею. Эта женщина зачаровывает его. — Ронни посмотрел на платье Зэллы и провел пальцами по гладкому, блестящему шелку. — Красота часто привлекает взоры мужчин, но взоры эти могут оставаться холодными и безжизненными… Потому что дела сердечные тут совершенно ни при чем.

У мисс Блэйк возникло такое ощущение, что ее внимание, жадный интерес, проявляемые ею к рассказу, лишь подогревают тщеславие дизайнера. Ибо Ронни Чарлтон любил внимание и — это было очевидно — умел приковывать взоры людей, играя эксцентричные роли. Однако, будучи искусным актером, он абсолютно не умел вести себя естественно, натурально, вечно что-то изображая. Но, описывая характер своего брата, Ронни не солгал. С того самого момента, как предприниматель подобрал девушку на обочине и привез в «Хантэрс-Мун», Стив Чарлтон не пытался скрывать, что воспринимает новую прислугу как ненужную обузу. Невозможно было сомневаться и в том, что его привязанность к Зэлле не походила на слепое, затмевающее сознание и отвергающее здравый смысл чувство. Мужчина не всегда одобрял действия мисс Стэффорд и отнюдь не испытывал к этой женщине беззаветной преданности. Их связь казалась Джилли довольно сложной, трудно объяснимой, даже загадочной. Вот почему мисс Блэйк так хотелось, чтобы всезнающий и мудрый Ронни в деталях поведал ей об их отношениях и как следует проанализировал поведение брата.

Однако, как ни прискорбно, тема эта Ронни уже наскучила.

— Идемте вниз, я зверски голоден, — равнодушно произнес он, выходя из роли психоаналитика.

Джиллиан неохотно кивнула. Разговор с художником вызвал у нее удивительно тягостное ощущение, и в душе она опасалась выхода к обеденному столу. Чарлтоны народ бесчувственный, как утверждал Ронни. А что до нее, то в «Хантэрс-Мун» ей, наверное, не место.

За едой Джилли поймала себя на изучении каждого члена семьи в попытке подтвердить либо опровергнуть утверждения Ронни. Миссис Чарлтон, очевидно, обожала младшего сына, и девушка оказалась приятно удивлена, заметив ее оживление. Стив, напротив, не скрывал своего недовольства. Когда мать заметила младшему, чтобы он не забывал о еде, бизнесмен раздраженно добавил:

— Не беспокойся, мама, Ронни не придется повторять это дважды. У него всегда был аппетит, как у жеребца.

Хозяйка сияла, глядя на младшего сына, который теперь молча уставился в тарелку.

— Но бедный мальчик так отощал! Правда, Ронни, милый, ты очень сильно похудел со времени твоего последнего приезда; впрочем, неудивительно — мужчины совершенно не умеют заботиться о себе! Нам нужно тебя непременно откормить, прежде чем ты снова нас покинешь. Надеюсь, ты поживешь дома подольше, чем в прошлый раз? Мы с миссис Лэнг тогда заранее составили меню из твоих самых любимых блюд. А ты, как обычно, встал однажды утром и просто уехал. Я сохранила в твоей комнате все без изменений. Обещай, что останешься в «Хантэрс-Мун» хотя бы на несколько недель. В последнее время я так мало тебя вижу…

Ронни положил нож и вилку. Ему было явно не по себе.

— Откровенно говоря, я как раз и собирался задержаться подольше, — заметил он. — В моем бизнесе возникли некоторые довольно серьезные и неожиданные трудности административного характера. Почему всегда выходит так, что хочешь целиком и полностью посвятить себя творчеству, но не можешь этого сделать из-за денежных проблем?

— Так я и думал, — коротко бросил Стив. — Другими словами, ты снова прогорел и надеешься на срочные финансовые вливания!

18
{"b":"543858","o":1}