ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне хотелось бы, чтобы вы перестали говорить обо мне так, будто я не смогу самостоятельно спланировать свою жизнь. Прошу вас не беспокоиться из-за моей дружбы с Виктором Кармайклом! Я способна за себя постоять, полностью отвечаю за свои поступки, и опекуны мне не нужны! Благодарю за внимание!

Джиллиан почувствовала смесь гордости и возбуждения, увидев, как изменились лица присутствующих. Подбородок хозяйки подрагивал так, будто она собиралась расплакаться в любую секунду. Зэлла и Ронни с открытыми ртами уставились на девушку, потеряв дар речи от ее дерзкой выходки. Только на Стива, похоже, ее речь не произвела впечатления. Он продолжал наблюдать за собеседницей с неподвижным, точно изваянным из гранита лицом, и у Джилли мелькнула мысль, не догадывается ли он, как бешено сейчас колотится ее сердце и как дрожат ее колени.

Потом вдруг вся ее храбрость куда-то улетучилась, и, повернувшись, ничего не видя перед собой, девушка бросилась к выходу. Именно в этот момент хозяин решил встать, и беглянка, летевшая не разбирая дороги, споткнулась о фигурную ножку выдвинутого стула прежде, чем смогла остановиться. В следующий миг она почувствовала, что падает вперед, а затем, к своему великому ужасу, обнаружила себя в объятиях Стива. Секунду она прижималась к груди мужчины, ошеломленная и испуганная, глядя вверх, в его глаза, которые были теперь так близко к ее собственным и взирали на мисс Блэйк с нескрываемой иронией.

— Как видите, вы ошиблись, — сказал он мягко и тихо, чтобы только она расслышала его слова. — Вы действительно не умеете планировать свою жизнь. Разве забыли вы нашу первую встречу, Джилли Блэйк?

Девушка отпрянула. Бежать она не стала, но с достоинством удалилась.

Оказавшись в своей комнате, в одиночестве, Джиллиан закрыла лицо руками, вспоминая обстоятельства своего ухода из-за стола. Как это типично для нее — уничтожить всю симпатию к себе окружающих такой глупой, подходящей только для дешевого фарса сценой! Она подошла к окну и выглянула во двор. Холодные капли моросящего дождя на газоне и опавшие листья. Стив утверждал, что она не способна позаботиться о себе. Был ли это намек на то, что он вынужден вмешаться в ее дружбу с Виктором? Едва заметная злорадная улыбка тронула уголки ее губ. Оформление домика завершится не скоро. Вполне понятно, что в ближайшие недели ей придется часто видеться с молодым повесой, и будет любопытно понаблюдать, насколько это обстоятельство заинтересует хладнокровного и непробиваемого Стива Чарлтона. Нет, говорила она себе, она не такая дурочка и попадаться в капкан не намерена! Отношения с Виктором были исключительно деловыми, и она не намеревалась превращать их в нечто большее. Просто она раз и навсегда докажет мистеру Чарлтону, что Джилли Блэйк не такая юная и глупая девочка, каковой он ее считает!

В течение нескольких следующих недель Джиллиан смогла убедиться в том, что Виктор умел держать слово. В свободное от обязанностей время девушка ходила по магазинам, изучая ассортимент предлагаемых товаров, и с растущим удовольствием замечала, что ее планы обустройства домика начинают осуществляться. К ее огромному облегчению, Кармайкл-младший соблюдал главное условие их сделки и, если не принимать во внимание случайные, не переходящие границ легкого флирта шутки, вел себя вполне пристойно и исключительно по-деловому. Джилли видела, что за его показным спокойствием скрывается сильное волнение и граничащий с трепетом живой интерес к результатам ее труда. Ведь здесь ему предстояло устраивать вечеринки для близких друзей. Немного смущенная неуклонно возраставшими расходами, мисс Блэйк чувствовала неуверенность, покупая старинные рубиновые стаканы, а также тяжелые кварцевые блюдца, которые, по ее мнению, могли стать идеальными пепельницами. Все эти безделушки она присмотрела в витрине магазинчика со странным названием «Любопытная старина». С Виктором она заговорила о своих покупках случайно. Однажды днем он появился в «Хантэрс-Мун» и попросил позвать ее.

К огромному облегчению девушки, в этот момент Стив с Зэллой отсутствовали. Ронни Чарлтон также был занят собственными делами, и Джиллиан это радовало, ибо брат Стива успел уже недвусмысленно намекнуть, что не прочь полюбоваться ее дизайнерскими успехами. Ей казалось, что Рональд в пух и прах раскритикует увиденное.

Вот почему, сев на пассажирское сиденье рядом с Виктором, помощница издала вздох облегчения.

— Почему так тяжело вздыхаете? — усмехнулся он, направляя автомобиль в сторону Тайлтингса.

— Наверное, потому, что чувствую себя виноватой, — ответила Джилли.

— Виноватой? — удивился он. — В чем же?

— Просто, пока я занимаюсь обустройством вашей хижины, меня не покидает ощущение, что в «Хантэрс-Мун» этого не одобряют. По крайней мере, миссис Лэнг мое занятие точно не по душе.

— А ведь вы лицемерите, обвиняя во всем прислугу, не правда ли? — усомнился он. — Сдается мне, что на самом деле все ваши осложнения связаны с Зэллой.

— Что ж, возможно, вы в чем-то и правы, — согласилась спутница, — но я думаю, она считает меня чужаком, поселившимся на ее территории. Захватчицей, появившейся из ниоткуда и посягающей на ее жизненное пространство.

Плейбой снова усмехнулся:

— А еще и претендующей на собственность, принадлежащую ей! Вам никогда не приходило в голову, дитя мое, что именно ревность является причиной ее враждебности?

— Ревность?! — Изумлению мисс Блэйк не было предела.

Спутник кивнул:

— Да, простая, банальная, старая как мир ревность.

— Но это же смешно, — растерянно возразила девушка. — Какие у нее могут быть причины для ревности?

Он с горечью покачал головой:

— Нет, правда, Джилли, иногда мне кажется, что вы потрясающе глупы! Разве так трудно понять: Зэлла меня не любит, однако ей вовсе не улыбается возможность потерять мое общество из-за соперницы. Она женщина, и этим все сказано.

— Ну а вы невероятно самодовольны и тщеславны, — строго парировала Джиллиан.

Как обычно, Виктор добродушно рассмеялся:

— Ладно, а как насчет Стива? Возможно, мисс Стэффорд подозревает, что вы с ним близко познакомились много раньше вашего приезда?

Девушка покачала головой.

— Исключено, учитывая, с каким пренебрежением относится ко мне Стив, — мрачно ответила она. — Знаете, я ему не очень-то нравлюсь. Видимо, постоянно напоминаю своим присутствием о том, какую грубую ошибку он совершил, когда привез меня в «Хантэрс-Мун».

Мисс Блэйк сама не заметила, как в голосе ее появились нотки горькой обиды, и спутник бросил на нее быстрый взгляд. Затем оживился, видимо решив положить конец этой теме:

— Вы ведь продолжите работу над домом, правда? Я хочу, чтобы это стало местным событием года. Чтобы все в округе судачили о моей хижине.

— Понимаете, я присмотрела несколько безделушек, которые отлично вписались бы в интерьер и внесли в него последние, завершающие штрихи, — поведала девушка. — Однако уверена, что безделушки эти обойдутся недешево. Они продаются в магазинчике «Любопытная старина», а в антикварных лавках вещи обычно дорогие, даже если они и не очень древние.

— Разве я не приказал вам, чтобы вы сорили деньгами направо и налево? — спросил Кармайкл. — Берите все, что считаете нужным, а о счетах позабочусь я.

— О, в таком случае притормозите у магазинчика, Виктор. Такие вещицы надо покупать немедленно. Если я стану долго раздумывать, их могут увести прямо у меня из-под носа.

Голос Джиллиан звучал возбужденно и нетерпеливо, и когда автомобиль подъехал к «Любопытной старине», она выскочила на тротуар и взбежала вверх по лестнице.

Пухлый пожилой продавец с розовым лицом, по-видимому владелец лавки, весьма неохотно расставался со своими сокровищами.

— Знаете, уже начинаешь привыкать ко всем этим сувенирам, — объяснял он, неторопливо собирая рубиновые стаканы.

Когда же сделка была наконец совершена и продавец уже заворачивал ее приобретения в папиросную бумагу, взгляд покупательницы упал на маску из слоновой кости, висевшую в тени в самом конце прилавка. Грубо очерченное лицо и горестно опущенные края губ; эта вещь ярко выделялась бы на фоне панели из вишневого дерева.

20
{"b":"543858","o":1}