ЛитМир - Электронная Библиотека

Подойдя ближе, собеседник тщательно изучил ее исследовательским взором.

— Хм, вы отличаетесь от остальных увлечений Виктора. И, судя по всему, человек работящий, — добавил он, окинув взглядом комнату. — Понимаете, я ушам своим не поверил, услышав о том, что эта вертихвостка, Зэлла Стэффорд, более не является объектом его поклонения. Похоже, мальчик начинает прозревать, да будет на то воля Господня.

Кармайкл-старший прошелся по комнате, рассматривая уже доставленные и пока стоявшие в углу предметы мебели.

— Ну и дорогущая! — рявкнул он. — Полагаю, вы не поощряли подобную расточительность?

Мисс Блэйк покраснела от злости. Манеры этого человека были просто непозволительными.

— Если вы знаете вашего сына так хорошо, как утверждаете, мистер Кармайкл, то понимаете также, что он в состоянии принимать решения без чьей-либо помощи. Я лишь неукоснительно следовала его инструкциям.

Бизнесмен двинулся обратно к собеседнице и, подойдя вплотную, вновь посмотрел изучающе:

— И постоять за себя вы способны! Прекрасно. Я буду счастлив, если Виктор женится на девушке, как можно меньше похожей на мисс Стэффорд, но только не на мягкотелой и застенчивой клуше с водою в жилах. Кроме того, так проще, ибо говорить я с вами смогу совершенно искренне и перейду сразу к делу. Если вы выйдете замуж за моего сына, мисс Блэйк, я дам вам отличное содержание. Я хочу, чтобы он остепенился, стал уважаемым, женатым мужчиной, а вы как раз похожи на женщину, способную создать для этого все необходимые условия.

Изумлению Джилли не было предела.

— То есть вы предлагаете мне деньги, если я выйду за Виктора?

Ее решительность явно доставляла собеседнику удовольствие.

— Именно так. Он слишком долго откладывал этот шаг. Поймите, он достаточно обеспечен, чтобы исполнить любой ваш каприз. — Бизнесмен немного помолчал, давая мисс Блэйк возможность осмыслить услышанное.

— Но я не люблю его, — безучастно произнесла Джиллиан.

— Любить его? — недоуменно повторил мистер Кармайкл. Он выглядел растерянным и, кажется, слегка раздраженным. — А при чем здесь любовь? Как я уже заметил, девушка вы неглупая. Когда речь идет о браке, влюбленность не так важна, как может показаться. Главное, чтобы между людьми было достигнуто взаимопонимание и чтобы счет в банке был приличный; поверьте мне на слово. Когда станете старше, милая, вы это поймете. Кроме того, — добавил он, возвращаясь к предмету разговора, — Виктор неплохой парень, у него доброе сердце. Я уверен, некоторое время спустя вы его полюбите.

Собеседница покачала головой:

— Я не выйду за вашего сына, мистер Кармайкл. Я пойду под венец лишь с тем мужчиной, которого буду любить всем сердцем.

Богач смотрел на нее с возрастающим раздражением, очевидно расстроенный тем, что его первоначальное мнение о рассудительности этой девушки оказалось ошибочным.

— Хм, — произнес он. — Ваши слова напоминают детский лепет. — Он в который раз внимательно изучил Джиллиан от кончиков туфель до корней волос. — Ходят слухи, что вы не очень хорошо обеспечены. Я полагал, стабильный доход и достойное место в обществе смогут соблазнить любую особу, находящуюся в вашем положении.

Мисс Блэйк улыбнулась уголками рта. В бестактной и грубоватой манере поведения Кармайкла-старшего просматривалось нечто теплое, почти подкупающее. И девушка точно знала, что обидеть ее этот человек не хотел. Просто он сразу выкладывал карты на стол, предлагал условия сделки, которую она вольна принять либо отвергнуть.

Бизнесмен повернулся и пошел к двери, не сказав больше ни слова, затем остановился на пороге, уже взявшись за ручку:

— Джилли Блэйк, вы упрямая маленькая девочка. Однако, если когда-нибудь вам понадобится работа, дайте мне знать. У меня есть друзья, которых я всегда смогу убедить в необходимости изменить интерьер своего жилья, и при этом позабочусь, чтобы вам хорошо заплатили за труды. Хотелось бы, однако, добавить, что если вы ненароком поумнеете и передумаете, то предложение мое остается в силе. — И, не дожидаясь ее ответа, мистер Кармайкл закрыл за собой дверь.

Еще некоторое время девушка задумчиво стояла, поигрывая отверткой, затем вернулась к работе; визит отца Виктора был не только необычным, но и наводил на неприятные размышления. Джилли злило, что ее невинное общения с молодым человеком способно породить у окружающих столь нелепые домыслы. Отныне все свои дела и поступки ей придется тщательно взвешивать, чтобы себя не скомпрометировать и не дать бизнесмену повода думать, что она решила согласиться на сделку. Ей было также абсолютно ясно: Кармайкл-старший пребывал в полной уверенности, что Виктору девушка об их разговоре сообщать не станет. Это означало бы посеять вражду между отцом и сыном и, возможно, потерять доверие и дружбу молодого человека — а его дружба стала ей необходима. Добрая натура парня, его жизнерадостность, энтузиазм — все это поддерживало мисс Блэйк и помогало терпеть холодную, равнодушную атмосферу «Хантэрс-Мун».

Мастерица вернулась к работе и трудилась до тех пор, пока не позвонил Виктор, понятия не имеющий о том, какую тайну ей теперь приходилось от него скрывать.

Глава 7

Неприятности, в гуще которых очутилась Джилли по возвращении в усадьбу из города, куда отправилась за покупками, застигли ее врасплох. Она не торопясь миновала подъездную дорожку, намереваясь отправиться прямо к себе в комнату, однако была остановлена миссис Лэнг, которая, судя по всему, ждала ее прихода с большим нетерпением.

Домоправительница подалась вперед, стоило девушке войти в холл.

— Ах, вот и вы! — с триумфом воскликнула шотландка. — Хозяйка пожелала видеть вас немедленно, как только вы вернетесь.

Мисс Блэйк уставилась на нее, изумленная тем злорадством, которое с большим трудом пыталась скрыть собеседница.

— Что-нибудь не так, миссис Лэнг? — с тревогой спросила она.

— Можете выяснить это сами, мисс. Не мое это дело — сообщать вам о случившемся, однако, если уж вы заинтересовались, попробуйте догадаться сами! В конце-то концов, ведь это вы работали в швейной комнате!

— О чем это вы? — ошарашенно спросила Джиллиан, тревога которой начала перерастать в панику.

Однако, не проронив более ни слова, домработница повернулась к ней спиной и пошла к двери гостиной. Открыв дверь, шотландка стояла подобно стражнику до тех пор, пока Джилли не вошла.

Сцена же, представшая ее взору, едва не превратила растущую панику в настоящий ужас. Миссис Чарлтон сидела в своем кресле и, опустив голову, рыдала. Лицо ее было мокрым от слез, а пальцы судорожно сжимали носовой платок. Зэлла стояла рядом, будто опекая хозяйку, и при появлении мисс Блэйк бросила в ее сторону долгий, пронзительный взгляд. В поведении чувствовалась почти кошачья настороженность. А вот Стив выглядел сосредоточенным и рассудительным, будто все присутствующие находились в суде и он с холодной беспристрастностью готов был выслушать оправдания девушки. Только Ронни, похоже, на все было наплевать: небрежно растянувшись на коврике перед камином, он, судя по всему, отчаянно скучал.

Миссис Чарлтон жалобно посмотрела на девушку, затем спрятала лицо в носовом платке.

— Мы ведь уже начали привыкать к тебе, так хорошо к тебе отнеслись… О, Джилли, как ты могла?!

— О чем вы? — изумилась Джиллиан.

Зэлла осторожно прикоснулась к подрагивающему плечу миссис Чарлтон и резко произнесла:

— Только не говори, что не понимаешь, о чем идет речь. У кого, кроме тебя, была возможность обшарить швейную комнату вдоль и поперек? Ты наверняка видела шкатулку — и даже такая простушка могла определить, насколько это ценная вещь.

Мисс Блэйк только покачала головой.

— Я… я не понимаю, в чем вы меня обвиняете, — запинаясь, проговорила она.

— Неужели! — насмешливо парировала красотка. — Никто и не сомневался в том, что ты будешь все отрицать. Надеешься убедить нас, будто шкатулка тебе приглянулась? Ведь это единственное твое оправдание, не так ли?

22
{"b":"543858","o":1}