ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, сказала она себе. Если она исчезнет из «Хантэрс-Мун», ее бегство должно быть окончательным и бесповоротным. Задержаться в городе означало проявить слабость, стремление любой ценой остаться неподалеку от Стива. Разве ей будет достаточно мимолетных, случайных встреч с любимым и редких сплетен о жизни усадьбы «Хантэрс-Мун»? Нет, если она уедет, то уедет и из Тайлтингса, причем как можно дальше.

Внезапно Джилли пришлось вернуться в реальность, ибо дверь кафетерия открылась и вошел Виктор. Несколько секунд он стоял у двери и осматривался, вежливо принимая посыпавшиеся на него со всех сторон теплые приветствия. Мисс Блэйк задумчиво смотрела на приятеля. Несомненно, он красив, подумала девушка, пристально изучая светлые, аккуратно уложенные волосы молодого человека, немного небрежно падавшие на лоб. Широкие плечи, пропорциональное телосложение — да, он гораздо привлекательнее Стива. Странно, что обнаружила она это только теперь. Джиллиан отвела и смущенно потупила взгляд. Неудивительно, что Зэллу поражало количество времени и внимания, которые молодой повеса уделял служанке. То был мужчина, которому стоило лишь поманить пальцем любую из местных девушек, и она тут же побежала бы за ним хоть на край света. Было очевидно, что сочетание внешней привлекательности и огромного богатства производило неизгладимое впечатление на представительниц прекрасного пола за соседними столиками.

— Что это ты тут делаешь, Виктор? Ты сюда не очень часто заходишь. — Невероятно привлекательная стройная женщина, пепельная блондинка, деловито взяла приятеля за руку и, подняв голову, посмотрела ему в лицо.

— Ты, как всегда, права, дитя мое, — ответил молодой человек. — Вообще-то я ищу одну девушку, как мне показалось, недавно сюда вошедшую. Хотя я не до конца уверен, поскольку заметил ее издалека.

Собеседница тут же обиделась и изящно надула губки:

— А я-то вообразила, что ты пришел повидать меня!

— В другой раз, красавица моя, — ответил Виктор, рассеянно поцеловав ей руку. — Так уж, увы, случилось, что внимание мое сегодня целиком и полностью приковано к другой леди. Но ты не отчаивайся.

Глаза его осматривали комнату, освещенную теплым сиянием оранжевых люстр.

Затем Кармайкл увидел Джилли и, игриво проведя рукой по волосам спутницы, весьма галантно закончил разговор:

— Расставание — вещь не из приятных, но и в нем есть свои прелести. Я пытаюсь добиться расположения этой девушки.

— Вот как? Кто же она? — Собеседница проследила за его взглядом и на несколько секунд застыла в немом изумлении. — Ты про нее?!

Значит, вот какое впечатление она производит на друзей Виктора, горько усмехнулась мисс Блэйк. Она чужая — не одна из них. Интерес богатого повесы к ней воспринимался как эксцентричный, мимолетный каприз, не более.

Молодой человек протиснулся к ней через всю комнату, выдвинул стул и с довольной улыбкой уселся рядом.

— Так, поймал я тебя, наконец, неземное дитя!

Девушка улыбнулась и поставила чашку на стол.

— Не знала, что ты меня ищешь. Я польщена.

— Вот как, Джилли? — тихо переспросил собеседник.

Она опустила глаза, задумчиво провела пальцем по рисунку на скатерти, затем серьезно произнесла:

— А что в этом удивительного? Ты самый известный и популярный кавалер в этом городе.

Кармайкл погладил ее по руке:

— Дорогая Джилли, и откуда в тебе столько искренности? Разве ты не знаешь, что юной, утонченной девушке не следует обращаться к мужчине с подобными словами? — улыбнулся он. — Твои речи могут быть неверно истолкованы!

Несколько мгновений мисс Блэйк серьезно смотрела на молодого человека, затем ответила:

— Не понимаю, каким образом. Ты и так уже безнадежно испорчен. Впрочем, я полагаю, в этом твоем недостатке прежде всего повинно чрезмерное богатство.

Повеса запрокинул голову и громко рассмеялся:

— Вот что мне в тебе нравится, Джилли Блэйк, так это абсолютная прямота. Лопату ты называешь лопатой, но мужчинам это не всегда по душе.

— Знаю, — спокойно парировала девушка. — Тетя Фишер всегда говорила мне, что я не обладаю чувством такта, что часто говорю не подумав и что мне необходимо учиться хорошим манерам.

— Так вот, твоя тетя совершенно не права, — заверил ее Виктор. — Лично мне твое нежелание болтать о всякой чепухе, чтобы привлечь внимание мужчины, кажется одним из лучших твоих качеств. Это и многое другое я и собирался тебе сказать…

— Работа над домом почти завершена, — торопливо вставила девушка.

— Знаешь, меня поражает, с какой легкостью ты меняешь тему разговора, — заметил собеседник, — особенно учитывая тот факт, что делаешь ты это довольно бесцеремонно и спонтанно. Однако, если тебя так интересует мое мнение по этому вопросу, хочу уверить тебя, что потрудилась ты на славу! Полагаю, когда в дом сбежится стая голодных волков, именуемых в приличном обществе гостями, все попадают в обморок, увидев то великолепие, которое ты создала в моем скромном жилище! А вот теперь, мне кажется, ты в замешательстве! Почему?

Мисс Блэйк глотнула кофе, и улыбка тронула уголки ее рта.

— Я не в замешательстве — просто удивлена.

— Удивлена чем? Не говори загадками, Джилли Блэйк! Тебя это, ей-богу, не красит! Откровенность — сердце твоего очарования, и я хочу, чтобы оно билось всегда!

Девушка откинулась на спинку своего стула и задумчиво произнесла:

— Просто меня удивляет, зачем ты пригласил на вечеринку всю эту стаю голодных волков, как ты сам их только что окрестил! Похоже, ты их не очень-то любишь. Впрочем, как им вообще можно симпатизировать, мне не ведомо, — закончила Джиллиан.

— Почему бы нет, мой маленький оракул? — с усмешкой спросил он.

Собеседница нахмурилась, задумчиво вглядываясь в дно своей чашки:

— Потому что познать и понять человека всегда нелегко.

— А может, мне и не хочется понимать и, тем более, познавать их, — весело ответил молодой бездельник. — Разве ты еще не заметила, моя дорогая маленькая Джилли, от моих так называемых друзей мне Требуется, чтобы они пели, плясали и забавляли меня в надежде, что я кину им сладкую кость. Я и не жду от них особенной теплоты. И не даю оснований думать, будто сам я испытываю к ним особую привязанность.

— Поверить не могу, что ты действительно такой циник, — быстро произнесла девушка. — Мне кажется, ты говоришь все это лишь для того, чтобы произвести впечатление и… Возможно, чтобы шокировать меня.

Кармайкл поднял брови и весело посмотрел на спутницу:

— С чего бы это мне пытаться шокировать тебя?

— Потому что ты считаешь меня наивной и недалекой, не от мира сего. Наверное, поэтому.

Какое-то время собеседник помолчал, затем ответил:

— А тебе никогда не приходило в голову: именно это свойство — что ты не от мира сего — в глазах многих мужчин не является твоим недостатком, а, наоборот, изюминкой, привлекающей внимание?

Виктор говорил тихо, и в его голубых глазах не светились больше привычные задорные искорки.

Джиллиан стало не по себе, и она отвернулась. И зачем она так разоткровенничалась? Какое ей дело, что из себя представляют друзья Кармайкла? Весь этот разговор был для повесы всего лишь хорошим поводом пофлиртовать с ней. Девушка поставила свою чашку на стол и уже протянула было руку к сумочке, когда следующий вопрос собеседника заставил ее замереть:

— Ты влюблена в Стива Чарлтона?

В его голосе прозвучали странные, доселе незнакомые ей покровительственные интонации.

Над ответом мисс Блэйк не думала ни секунды.

— Какое это имеет значение? Он любит Зэллу, — проговорила она упавшим голосом.

Молодой человек кивнул:

— Именно так! Он любит Зэллу, а Зэлла хищница. Я бы даже сказал, тигрица, которая полна решимости завладеть избранным ею мужчиной. Так что шансов у тебя, пожалуй, маловато, верно?

— Да, — прошептала Джиллиан.

— В таком случае, — ласково продолжал ее спутник, — у тебя нет особых причин отвергать мое предложение.

— Какое предложение? — рассеянно спросила девушка, размышляя совсем о другом. Почему она позволяет Виктору так глубоко заглядывать к себе в душу? Джилли Блэйк вовсе не обязана отвечать на вопросы богатого бездельника. Сознание того, что Кармайкл выведал все ее горестные мысли, не на шутку ее тревожило.

29
{"b":"543858","o":1}