ЛитМир - Электронная Библиотека

Алексашка же тем временем собрал остатки войск и продолжил осаду с оставшимися русскими офицерами и генералами безупречного арийского происхождения. Одними русаками. У него набралось еще 20000 войск и полсотни пушек. Для осады было вполне достаточно. Для взятия усилившегося гарнизоном города этого было мало. Потери были во основном не боевые. Полегло русских всего полторы тысячи и три с половиной тысячи шведов. В гарнизоне Нарвы теперь сидело немногим более десятка тысяч шведов, деморализованных потерей короля.

***

- Чего вы такие грустные девчонки? - пристал я к нашим понурившимся снайпершам на обратном пути: - Такой у нас прибыток по деньгам! А то государь все попрекал нас расходами. А тут доходы пошли!

- Так грех-то какой! Столько народу перебили! Душу погубили! - запричитали девочки.

- Пустое, вы не правильно считаете, - начал я их утешать: - Вот если бы мы не помогли нашим, то у нас бы погибло тысяч семь народу, не меньше. Да шведов не менее полутора-двух тысяч. А так сгинуло только полторы тысячи наших, да три с половиной шведов. И того баланс в нашу пользу... гм... четыре тысячи спасенных христианских душ где-то. Смекаете? А если учесть, что потом Карла пошел бы и дальше народ губить по Польше и и прочим странам, так мы вообще спасли десятки тысяч жизней. Понятно?

***

В Преображенское мы поспели как раз к показу теткой новогоднего спектакля "Ирония судьбы". А концу новогодних праздников прибыл и царь-батюшка викторию праздновать на Москве. Меня он отчитал весьма сердито, так как раскопал последствия моих действий. Он вломился как раз когда мы репетировали мюзикл "Раз-два-три-четыре-пять, вышел зайчик погулять..." и я с надрывом и жалестно пел на сцене в костюме зайца "Ах неужели навсегда закроются мои косые очи, и не увижу я тебя, моя любовь..."

- Тебя-то мне и надо! - сдублировал реплику охотника Хер Пидер мрачным тоном. И удивленно оглянулся, когда все вокруг захихикали. В его очах мелькнуло бешенство. Все сразу рассосались и бедный зайчик остался один-на-один с "охотником".

- Алешка, ты вроде смышленый мальчик? - мягко начал батюшка разговор: - А пошто озоруешь так? Зачем под Нарву явился с отрядом и мародерничал? Мне же перед державами иноземными неудобно! Позор-то какой!

- И ничего я не мародерничал! - ответил я, потупив взор.

- Царю врешь! Не людским хотеньем, а божьим соизволением аз есмь царь! - покачал головой Хер Питер с укоризной.

- То батюшка не мародерка, а воинские трофеи, - упорствовал я: - Мародерка, это когда чужое грабишь, а когда убиенных тобой врагов обираешь, то воинский трофей! Это закон войны. Шведы вон тоже обирали и грабили наших. А я их пограбил.

- На трофеи имеют право только комбатанты! - воскликнул возмущенно царь.

- Комбатанты это те кто воюют! А там воевали со шведами только потешные. Твои да мои. Остальные разбежались.

- Какой ты комбатант сопляк? - возмутился царь: - Зачем ты вообще под Нарву поперся?

- Ну у нас был подряд на ремонт дорог...

- Только по территории Руси! А чего к шведам полезли?

- А из интересу. Путешествовал я со свитой. Людей посмотреть, себя показать. А чего? Ты же тоже путешествовал по всей Европе.

- Нет ты как вор крался со своими татями!

- Это слово ругательное и прошу ко мне его не применять! Я честно воевал. И победил врагов. И устрашил зело их! И викторию принес всем нам!

- Ты помазанника божьего убил!

- Да ты вроде жив. Зачем наговариваешь?

- Я про Карла!

- Да какой он божий помазанник? Лютеранин поганый. Тызмь есмь царь! А он король поганский. Да тьфу на него! Их там как грибов наросло много, князьков. Нового выберут.

- Так ладно, хватит дурачиться, - устало сел на стул царь: - Поговорим серьезно. Ты понимаешь что мои планы порушил?

- Пока нет. Ты же мне о своих планах не говорил, - пожал я плечами: - План шведов воевать я вроде выполнил.

- Не в том план был! - с досадой вздохнул Петр: - План был в том, чтобы Карл распыхался от радости, что меня побил, да потом на Европу двинул воевать! Чего ему у нас делать? Грабить нечего. Я специально ему все старые пушки наши подогнал в трофеи, да казну в брошенном обозе. Специально генералов нанял ненадежных, чтобы кинулись сдаваться Карлу. Специально предупредил остальных чтобы не усердствовали. Только Алексашки разрешил небольшую острастку дать с потешными, чтобы не слишком позорно было. А то бы Карл вообще обнаглел, и на Новгород попер!

- Чего-то какой-то сильно заумный план у тебя был, - покачал я головой: - Я думал ты и правда иноземцев любишь.

- Люблю, но странною любовью, - ухмыльнулся Петр: - Так бы и придушил в объятиях.

- Великая сила любви? - понятливо кивнул я: - То-то мне казалось все время, что ты шуткуешь. А чего вдруг такая обида на них? Ну и пусть бы себе жили? Зачем ты туда Карлу направлял? К чему такие сложности?

- Это я им решил припомнить свое великое посольство, - скрипнул зубами Петр: - Я тогда всю Европу объездил в поисках союза против турок. Ни одну падла не ворохнулась впрячься на борьбу с басурманами. Каждый сам за себя. А тут у них замятня насчет испанского наследства. Да еще бы молодой Карл со своими амбициями... вот и получилось бы интересно. А все равно не поймешь тонкой политики...

- Ну почему? Все я понял батюшка, - пожал я плечами: - Только расчет твой ошибочный. Карл бы разорил только наши будущие вотчины. Польшу, Литву. Никаких доходов нам с того. Одни расходы. Опять же пришлось бы строить свой порт в неудобьях на Балтике. Людей губить почем зря. Карл конечно был удобной фигурой, управляемой. Зело глуп. Вон как без отдыха войска бросил в бой под Нарвой. А только все равно проку с того не было бы.

- Ты все же не понимаешь! - с досадой сказал Петр: - Теперь шведы будут крепко сидеть в крепостях, гарнизоны увеличат на Балтике, с нашей стороны. Да еще подружатся с нашими врагами разными. Как тогда выход на Балтику нам получать?

- А зачем нам выход на Балтику? Такое же закрытое море, что и Черное. Если торговать, то можно через Архангельск. Или через Каспийское море с Персией. А то и через Сибирь сразу с Китаем. Сдалась нам эта Балтика! Свой народ лучше чем губить в войнах, расселим на своих землях свободных. У нас их и так с избытком. Куда нам больше земли-то? И так самая большая страна в мире! Сибирь пустует. Зачем воевать? Не пойму. Нет батюшка, зря ты ввязываешься в эту клоаку европейскую. Там один засранцы зачумленные.

- Значит так! - постановил царь: - Теперь будешь сидеть в Преображенском и носу никуда больше не кажи! Два года! Пока я буду всю порушенную тобой политику разгребать. Потом когда хоть немного молоко на губах обсохнет, пошлю в удел какой-нибудь подальше. Князем. Куда хочешь?

- Я царем хочу! - обиженно буркнул я: - В царство Астраханское! Там тепло, там рыба много и арбузов. И торговля с Персией.

- То, что надо! - обрадовано кивнул Петр: - Даже не думал, что сам захочешь так далеко.

Шальная императрица и царь Астраханский.

Как только моя дальнейшая судьба определилась, я начал быстро выстраивать бизнес-план развития Астраханского царства. Город Астрахань мне не понравился в качестве резиденции. Надо было строить новую столицу. У меня как раз есть два года на подготовку и яростный стройотряд. Чем хорош данный край? Сельским хозяйством и газовым месторождением. А также бойкой торговлей. Всю руду легко возить баржами с Урала сплавляясь вниз по течению. Продуктов там вдоволь. Место рыбное. Значит можно много народа прокормить. Торговать чем с Персами тоже найдем.

Народ? Народа мало. Русского. Зато в изобилии азиаты разных племен. Придется набирать поселенцев из среднерусской полосы. И побыстрей, пока батюшка-царь сам не набрал народец для какого-нибудь супермегапроекта "построить земной Эдем в болотах" на народных костях.

Я выплатил торжественно наградные своим орлам и орлихам за Балтийский поход и повелел разворачивать батальон до уровня полка. Батюшка мне награбленное оставил (что с бою взято то свято!), но отказал в содержании моим "татям". Только один я теперь содержался за счет казны, имея содержание наследника. А потешных моих скинули с казенного кошта. Дескать, и так немало нахапал. Сам плати за забавы свои. У нас и так война идет.

10
{"b":"543876","o":1}