ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ежели государь хочет давать своему уду полную волю, - заговорила Луша: - То могут государя ругать начать. За нравы басурманские. И на трон могут не принять бояре внебрачных детей. Даже если они и по указу.

- Я смотрю Маша тебя уже просветила насчет новых законов? Пусть только попробуют! Морды лицемерные! Я их быстро на службу в стройбат призову. Столько еще каналов не вырыто. Беломорканал рулит! Мне только и надо того, чтобы реформы устроить справедливые. Пусть бунтуют. Боярского бунта я не боюсь. Нарисую картину маслом "Утро боярской казни".

- Что-то бы больно лют Алеша, - покачала головой Маша: - Тиранствуешь?

- Наоборот, работу свою честно буду исполнять, - пожал я плечами: - Работа у нас такая, работа наша простая, жила бы страна родная, и нету других забот! Гораздо хуже если мужики бунтовать начнут. Вот их реально жалко. А зажравшихся бояр не жалко.

- Это почему бояр не жалко? - испугалась за своих родичей Луша: - Тоже люди.

- Надо будет еще написать сказку про силу и правду, - почесал я затылок: - А то не понимают люди, что честность лучшая политика и сила в правде! Вот скажи мне боярыня, знаток словесности, что значит слово боярин?

- Прославленный муж! - уверенно ответила Луша.

- Вот! А за что прославлен? За дела свои! За подвиги! А если он просто родился в семье боярской, да ничего не свершил? Какой он боярин? Он просто боярский сын! И ничего не заслужил. Просто боярский ублюдок, который у блюда боярина кормится. За что ему честь воздавать? За что жалеть?

- Ну как родимое дитя не пожалеть? - вздохнула Маша, погладив живот: - Пустое с этим даже бороться. Тщетно. За боярином всегда род его идет.

- Вот и пусть за своим боярином и идет! - отрезал я: - А я сам буду решать, кто боярин для меня, а кто просто погулять вышел. Я в своем праве государя. И пусть рта не разевают. Для меня их роды ничто. Для меня будет только польза для государства все решать. Али вред. По делам судить буду их.

- Ну ежели по делам, - нехотя кивнула Луша: - Так то справедливо будет. Но только ведь когда менять тебя наследник будет, то на кого он обопрется? На тех же бояр. А они по своему все вывезут. В своих интересах.

- Государь должен опираться на простой народ, а не бояр! Заметь, ты сама это только что вывела. Иначе ни как. Простому народу государь нужен как защита от сильных мира сего. Это нужда великая. А боярам государь нужен как судья в их спорах среди равных. То нужда малая. Народу государь важней стало быть.

- Да как же слабому на слабого опираться? - усомнилась Луша задумчиво: - Если наследник твой еще слаб, а народ угнетен и темен...

- Вот! Ты опять подводишь меня к верному выводу! Народ должен стать просвещенным и вооруженным! Тогда никто не вякнет супротив власти государя.

- Не перегибаешь? - покачала головой Маша: - Холопов оружных любой может взбаламутить на бунт из-за ерунды. Соврет что угодно враг и готов новый бунт.

- Для того я и пишу сказки, чтобы просвещать народ! Сначала просветим, а потом вооружим. Именно в такой последовательности.

- Тогда всех бояр вырежут, - охнула Луша.

- Которые полезные, то не вырежут. А кровопийцев разных не жалко. Появятся новые прославленные мужи, сделают новые подвиги. Казацкому роду нет переводу!

Бога-император и трон черепов.

- Говорят царь у нас не настоящий! - ворвались бородатые заговорщики ко мне в тронный зал.

- Вам чо Гайдай слова писал? - усмехнулся я.

- Чево? - растерялись заговорщики из бояр.

- А на все вопросы у нас один ответ, у меня есть пулеметы, а у вас нет, - отчеканил я сурового Киплинга. Раздалась пулеметная очередь и очередная банда заговорщиков легла в полном составе.

- Однако уже третий случай, - покачал я головой: - И ведь это не считая попыток отравления. Хорошо нейроимплант имеет функцию предупреждения от ядов по запаху. А то уже давно бы помер. Караул, приберите тут. А то намусорено... слышь Нимфадора, а вот как тебе такой проект? Отрезать им всем головы, которые не меня покушаются и сделать из них черепушки.

- На что? - выглянула из-за трона бледная императрица.

- Ну украсить подножие трона черепами дураков. Для наглядности. Будет у меня свой трон черепов! Круто! И послов принимать только на этом троне. Пусть все боятся!

- Церковь тебя антихристом прозовет...

- Церковь, церковь... - сморщился я ворча: - Запарила уже эта церковь. Каждой бочке затычка. Больно много власти себе хотят. Ладно, собираемся в Сталинград. Надо туда столицу переносить. Здесь уже надоело на Москве жить. Никаких условий! Нет газового снабжения! Живем как в 17 веке!

- Мы и живем в 17 веке, - напомнила Нимфадора: - А и то правда, поехали. Там Луша скоро тебе ребятеночка родит. Только придется в карете ехать.

- Это почему?

- Ты сам все корабли услал в Баку колонию строить, на купленных землях. Чтобы деготь земляной добывать потом.

- А автобус?

- Сломался.

- Тьфу! В карете прошлого далеко не уедешь, - вздохнул я: - Ладно поедем в карете. Надеюсь она подрессоренная?

- Экий ты капризный, как старик прямо. Будут тебе рессоры. Не растрясет. И тачанки сопровождения в охране.

***

- Ямщик не гони лошадей, мне некуда больше спешить...

- Чего завыл то? Вон кучер карету из-за тебя остановил! - дернулась недовольно Нимфадора: - Трогай Мефодий! Государь просто песню поет! У него скука просто. Что с тобой Алеша?

- Да так, демотивация какая-то, - вздохнул я.

- Чево?

- Кручина говорю! - отмахнулся я: - Не дала мне ты трон черепов собрать. Скучно. Хочу черепа для трона черепов!

- Баловство это! Пустое. Войну лучше начни.

- Не хочу воевать! - капризно ответил я, доставая атлас, с нулевым меридианом в Сталинграде: - С кем тут воевать? Швецию и весь скандинавский полустров мы заняли. Христя уже в моем гареме. Крым зачистили. Татары сейчас волгодонской канал роют. Чего более? Не чего больше желать.

- А Царьград?

- Да пошел он... не хочу. Это мечта попов, а не русского народа. У нас и так земли пустой девать некуда. Над нам не воевать, а баб любить! Землю пустую заселять. Вся Сибирь пуста стоит! Дальний восток! Вся Америка пуста стоит!

- Прямо стоит? - хихикнула Нимфадора: - Ну ежели стоит, то надо конечно баб любить. То дело тоже доброе. И сказал бог, плодитесь и размножайтесь! За такое дело антихристом не прозовут.

- Вот из-за церкви у меня и кручина, они мне крылья подрезают, - вздохнул я: - Бог сказал размножайтесь, а церковники лезут и мешают этому делу. Блудом ругают.

- Только из-за этого?

- Да они вообще в каждую дыру лезут! - яростно прошипел я.

- Ты уже говорил про то. Такова жизнь, - устало отвернулась в окошко Нимфадора: - Церковь это сила, бороться с ней не с руки... шею сломишь. У них власть над умами народа.

- Чушь! - успокоившись ответил я холодно: - Нет такой церкви, которую бы царь не нагнул. Владимир захотел жениться на гречанке и всю Русь разом окрестил в верю иноземную. Правда на стороне больших батальонов моншер.

- Да чем тебе христова вера не угодила? А какую хочешь? Латинскую? Али басурманскую?

- Это все тоже церкви от веры израилевой, - отмахнулся я.

- Нешто язычество хочешь восстановить? С человеческими жертвами? То-то тебя на черепа потянуло...

- Во-первых это чушь! Русское Язычество также респектабельно как и любое другое воцерковление. Про мерзкие обычаи, это уже попы врут, для пропаганды. Во-вторых, сами христиане не меньше любой иной церкви человеческой крови пьют. И мерзких обычаев хватает и у них. И сжигание людей, и размахивание костями людей в виде мощей. Да сам символ церкви в виде орудия пыток... знаешь наводит на мысли. Не радостные.

- А в третьих?

- А в-третьих, я и не собираюсь ничего восстанавливать. У меня хватит мозгов свою новую религию придумать. Современную и полезную. Зачем ворошить протухшее наследие? Библия это сборник весьма устаревших еврейских анекдотов.

16
{"b":"543876","o":1}