ЛитМир - Электронная Библиотека

Алексей Иннокентьевич Антонов являлся одним из крупных штабных работников Советских Вооруженных Сил. Участник боев против Деникина, член партии с 1928 года, он прошел большой путь военной службы от начальника штаба дивизии до начальника штаба округа. В августе 1941 года А. И. Антонов был назначен начальником штаба Южного фронта. На этом посту он находился до середины 1942 года. В начале 1943 года Алексей Иннокентьевич был назначен первым заместителем начальника Генерального штаба, а в феврале 1945 года возглавил Генеральный штаб.

Много сложных проблем пришлось решать начальнику инженерных войск Закфронта генералу А. В. Бабину. Этот неутомимый человек, крупный специалист инженерного дела сумел на практике показать свои незаурядные способности. Весь свой богатый опыт отдавал порученной ему работе, делал все, чтобы наглухо закрыть подступы к Северному Кавказу для танковых колонн и моторизованной пехоты врага.

Однажды генерал А. В. Бабин обратился в штаб фронта с просьбой — срочно выделить взрывчатку, которая требовалась для подрывных работ. Дело, как говорят, «горело», а ожидание, пока взрывчатка придет с Урала через Каспий на Кавказ, означало провал задуманной операции. Совместно с руководством Бакинской партийной организации генерал Бабин организовал производство взрывчатки в Баку.

В короткий срок в предгорьях были возведены инженерные оборонительные сооружения, опоясавшие Кавказский театр военных действий. Это были недели, которые никогда не забудутся. Люди работали до изнеможения, тряпками обматывали кровавые мозоли на руках, оставались без пищи и сна по нескольку суток, выдерживали массированные налеты вражеской бомбардировочной авиации, ночами работали при луне и при свете костров.

Меня окружали люди и старше, и моложе по возрасту, сроку службы в рядах Советской Армии, разные по складу характера, спокойные и рассудительные, порывистые и темпераментные. Большие и малые военачальники составляли четкий слаженный ансамбль, без которого невозможна основанная на глубоком доверии и взаимопонимании работа всех звеньев управления войсками.

* * *

Вопросы руководства войсками Закавказского фронта постоянно находились в центре внимания ГКО, Ставки Верховного Главнокомандования, Генерального штаба.

Как известно, 10 июля 1941 года была перестроена система руководства вооруженными силами. Государственный Комитет Обороны преобразовал Ставку Главного Командования в Ставку Верховного Командования. В состац Ставки вошли: И. В. Сталин, В. М. Молотов, маршалы С. К. Тимошенко, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, Б. М. Шапошников, генерал Г. К. Жуков.

В совместном постановлении Президиума Верховного Совета СССР, Центрального Комитета ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров СССР 30 июня 1941 года говорилось: «Ввиду создавшегося чрезвычайного положения и в целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на нашу Родину, признали необходимым создать Государственный Комитет Обороны под председательством т. Сталина И. В.

В руках Государственного Комитета Обороны сосредоточивается вся полнота власти в государстве. Все граждане и все партийные, советские, комсомольские и военные органы обязаны беспрекословно выполнять решения и распоряжения Государственного Комитета Обороны».[18]

Рабочим органом Ставки был Генеральный штаб. Он квалифицированно осуществлял подготовку новых формирований, умело и оперативно разрабатывал проекты директив и приказов Верховного Главнокомандования, руководил работой главных штабов различных видов вооруженных сил и родов войск.

Большое внимание обороне Северного Кавказа и Закавказья уделял Верховный Главнокомандующий.

Еще в 1938 году при моем назначении на должность командующего войсками Закавказского военного округа И. В. Сталин несколько раз настойчиво подчеркнул:

— Тщательно готовьте войска, товарищ Тюленев. В будущем в этом районе возможен и горный театр военных действий… Горная война — это сложное дело. Она обусловлена рядом существенных факторов — бездорожьем, высокогорьем, плохим снабжением боеприпасами, продовольствием. Как можно лучше в деталях изучайте методы ведения альпийской войны.

Я родился и вырос на Кавказе и знаю, что значит в горах смекалка, твердость духа, трезвый расчет… Эти качества и должны быть у ваших воинов. А главное на Кавказе — это дороги. Горцы правильно говорят: «Когда есть дорога, горы и равнины по-соседству живут». Все дороги и перевалы Кавказа у вас должны быть под строгим контролем.

Конечно, для Сталина Кавказ — «колыбель». Но вся последующая жизнь И. В. Сталина связана с Россией, с многонациональной страной Советов.

Лично я познакомился с И. В. Сталиным еще в годы гражданской войны. Помню, штаб Первой конной размещался в селе Великая Михайловка Старо-Оскольского района. К нам прибыло командование Южным фронтом: А. И. Егоров и И. В. Сталин. Они знакомились с состоянием войск, беседовали с командирами и бойцами. Я тогда выполнял обязанности начальника разведки армии.

Знакомясь со мной, Сталин спросил полушутя:

— Что, Тюленев, где лучше, в кавалерии или в разведке?

— Конечно в кавалерии, товарищ член Реввоенсовета, — ответил я. — Порой так бывает, подает трубач сигнал: «Седлать коней», а у меня, как у лошади, ноги тоже начинают выделывать пируэты. Привык к седлу.

Ответ, вероятно, понравился Сталину. Он весело рассмеялся.

После этого мне приходилось еще много раз встречаться и беседовать с И. В. Сталиным: в Кремле, на совещаниях, на заседаниях командующих военными округами, у него на даче. На все время врезалась в память одна черта его характера — исключительная простота и скромность.

В 1939 году, после освободительного похода в Западную Украину, я был вызван в ЦК и принят Сталиным. Он внимательно расспрашивал меня о том, как проходил поход, о трудностях его, об отношении населения Западной Украины к Красной Армии и Советской власти, задавал на первый взгляд второстепенные вопросы. В конце беседы он одобрительно сказал:

— Вы правильно поняли политику нашей партии, когда вас назначали на должность командующего механизированной группой войск в Западной Украине. У вас была задача — двинуться навстречу немецко-фашистским войскам, остановить их продвижение на Восток, обеспечить безопасность населения.

Люди, какой бы национальности они ни были, должны почувствовать коренную разницу между Красной Армией и полчищами захватчиков. Наша армия — армия-освободительница. Этот ленинский завет должен помнить каждый боец и командир.

…Но я снова возвращаюсь к своей мысли — о горной войне. 20 августа 1942 года И. В. Сталин в директиве Ставки Верховного Главнокомандования, словно чувствуя сложность создавшейся обстановки, еще раз напомнил тот разговор о трудностях горной войны: «Противник стремится вторгнуться в пределы Закавказья и для достижения этой цели не ограничится действиями крупных сил на основных операционных направлениях.

Враг, имея специально подготовленные горные части, будет использовать для проникновения в Закавказье каждую дорогу и тропу через Кавказский хребет, действуя как крупными силами, так и отдельными группами… Глубоко ошибаются те командиры, которые думают, что Кавказский хребет сам по себе является непроходимой преградой для противника. Надо крепко запомнить вам, что непроходимым является тот рубеж, который умело подготовлен для обороны и упорно защищается. Все остальные преграды, в том числе и перевалы Кавказского хребта, если их прочно не оборонять, легко проходимы, особенно в данное время года.

Исходя из этого, Ставка требует наряду с созданием прочной обороны на основных операционных направлениях немедленно усилить оборону Главного Кавказского хребта и особенно Военно-Грузинскую, Военно-Осетинскую и Военно-Сухумскую дороги, исключив всякую возможность проникновения противника на этих направлениях».[19]

вернуться

18

КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза, стр. 302.

вернуться

19

Архив МО СССР, ф. 209, оп. 1060, д. 5, л. 84.

10
{"b":"543884","o":1}