ЛитМир - Электронная Библиотека

«Полтора-два месяца длились черные дни фашистской оккупации части территории Северной Осетии. Но и за это время враг нанес народному хозяйству и гражданам республики ущерб на сумму более полутора миллиарда рублей.

Уважение к горянке, почитание кавказских обычаев, даже трогательную „заботу“ сулили фашистские демагоги. Но народы Северного Кавказа, знавшие повадки гитлеровских оккупантов, сразу разгадали смысл всех ухищрений врага.

Зверская расправа над советскими людьми, пытки, издевательства над стариками, женщинами, детьми быстро выдали волчью натуру оккупантов. И не случайно враг встретил в Осетии, как и всюду, горящую под собой землю и жгучую ненависть народа.

Чабахан Басиева, ее мать и брат, юные братья Гасановы, Гамат Ботоев, Хаджимусса Дзабиев, Дзыбырт Бугоев, Бушка Тбоев и сотни других советских патриотов — не просто жертвы фашизма, а смелые люди, не сдавшиеся врагу и павшие в борьбе.

Решающей силой, остановившей врага, спасшей наш народ и все человечество от угрозы фашистского рабства, была славная героическая Советская Армия, единство народов, руководимых Коммунистической партией.

Наш народ гордится тем, что и его сыны и дочери рука об руку с представителями других народов сражались на различных фронтах Великой Отечественной войны.

Не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами широко известна легендарная доблесть войск, сражавшихся под командованием генерала армии, дважды Героя Советского Союза Исса Александровича Плиева. Свой народ прославили талантливые военачальники генерал армии, Герой Советского Союза Георгий Иванович Хетагуров, генерал-полковник, Герой Советского Союза Хаджиомар Джеорович Мамсуров, дважды Герой Советского Союза, генерал-майор Фесин, генерал-лейтенанты Худалов, Коцоев, Огоев, Харебов, генералы — Герои Советского Союза Дзусов, Карсанов, Билаонов, Караев, Герои Советского Союза капитан первого ранга Кесаев, полковник Козаев, генерал Цаликов и многие другие.

Сыны и дочери Осетии вместе с другими братскими народами пролили много крови и дорого заплатили за великую победу. В республике трудно найти семью, которая не потеряла бы родного человека в битвах Великой Отечественной войны».[48]

3 января советские войска штурмом овладели городами Малгобек и Моздок и перешли к преследованию врага в направлении на Ставрополь.

В полусожженном Моздоке наши бойцы чуть ли не на каждой улице натыкались на немецкие кладбища. Площади, скверы, пустыри были густо усеяны могильными крестами. Только у вокзала таких могил насчитывалось около тысячи и на каждом кресте стояла дата 10 или 11 октября. Это были дни, когда враг пытался неожиданным ударом пробиться в Алхан-Чуртскую долину, а затем на Грозный.

3 января я прибыл в штаб Северной группы войск, чтобы уточнить обстановку, сложившуюся в первые дни наступления. Посоветовавшись с И. И. Масленниковым, решил произвести частичную перегруппировку. Это сразу же дало ощутимые результаты. За день на некоторых участках мы продвинулись на 15–20 километров, освободили от врага 30 населенных пунктов.

Сильные бои развернулись у Нальчика. Части 2-й гвардейской дивизии генерал-майора Ф. В. Захарова сражались за столицу Кабардино-Балкарии против 10 отдельных батальонов спецназначения генерала Штейнбауэра и 2-й румынской горнострелковой дивизии.

Гвардейцы наступали на Нальчик в двух направлениях, пытаясь найти брешь в обороне врага.

«Прорвав вражеский заслон, 395-й стрелковый полк был остановлен сильным пулеметным огнем противника на окраине города. Тогда командир дивизии произвел маневр и ударил по врагу этим же полком с севера. Этот маневр был произведен незаметно и оказался неожиданным для противника. Гвардейцы ворвались в город. Завязались ожесточенные уличные бои. Почувствовав угрозу окружения, гитлеровцы в панике стали отходить. К полудню 4 января Нальчик был освобожден. В боях за Нальчик наши войска уничтожили сотни фашистов, захватили 26 орудий, 41 пулемет, 50 минометов, 27 автомашин и много другой боевой техники».[49]

Вслед за этим были освобождены Майский и Котляревская, ряд мелких степных селений и хуторов.

Пленный командир 10-й роты 70-го полка 11-й пехотной дивизии Отто Бауэр, который до войны был доктором медицины, с ужасом рассказывал, что солдаты видели, как их торопят, приказывают в пути уничтожать грузовики, подрывать орудия и портить другое военное имущество. Уже на третий день отступления пошли разговоры о том, что немецкая армия не отходит от Терека, а бежит. Ясно было — случилось что-то очень тяжелое, а от солдат и даже от нас, ротных офицеров, это скрывалось. Солдаты все чаще стали отпускать ядовитые словечки насчет отступления, называя его «славный отход».

Теперь уже, не таясь, начали писать в письмах, что их обманывают, выдают самое настоящее бегство за планомерное отступление.

У гитлеровских стратегов в то время появилось два термина, которыми они пытались как-то предотвратить развал в воинских частях: «эластичная оборона» и «планомерный отход». Они говорили, что это своеобразный тактический прием, с помощью которого они выманят на себя советские группировки и неожиданным ударом повернут их вспять. Это, конечно, был просто пропагандистский трюк военной машины рейха. Они, видимо, даже забыли в тот момент изречение своего стратега Мольтке, который писал, что «терпит поражение тот, кто перестает верить в саму военную идею…».

Ефрейтор Аугсен из 123-го полка 50-й пехотной дивизии дал на допросе довольно четкую картину «славному отходу»:

«Тяжелое впечатление производило то, что при отступлении мы все уничтожали и взрывали. Невольно приходила в голову мысль, на Кавказе нам больше не бывать! Ясно, что при „стратегическом отступлении“ всего не уничтожают… Все, что мы не могли надеть на себя, нам пришлось уничтожать, в том числе и зимнее обмундирование, доставшееся с таким трудом. Мы ошеломлены, что у русских оказалось столько превосходного оружия и такое огромное количество солдат…»

Вместе с группой командиров довелось мне побывать в освобожденном Нальчике. Там, где стояли здания Дворца пионеров, педагогического училища, Кабардино-Балкарского драматического театра, республиканской библиотеки, санаториев и домов отдыха, остались груды развалин.

«Кратковременное хозяйничание немецко-фашистских оккупантов на территории Кабардино-Балкарии дорого обошлось трудящимся республики. Были полностью уничтожены все промышленные предприятия, разграблено имущество колхозов, совхозов, МТС, разрушены школы, кинотеатры, дома культуры, библиотеки. Ущерб, который причинили Кабардино-Балкарии фашистские оккупанты, оценивался почти в 2,5 миллиарда рублей…»[50]

Фашисты казнили 4,5 тысячи граждан Кабардино-Балкарии. Среди них были партийные и советские работники, активисты, старики и дети.

В Нальчике особенно свирепствовали фашистские банды из горнострелкового батальона «Бергман», которым командовал капитан Теодор Оберлендер, ставший впоследствии министром в правительстве ФРГ при канцлере Аденауэре. Гитлеровские палачи уничтожили сотни мирных жителей. В противотанковом рву на подступах к городу было обнаружено не менее шестисот трупов истерзанных советских людей.

Освобождение Нальчика имело важное значение в ходе всей операции по преследованию гитлеровцев. Лондонское радио, комментируя успехи советских войск на Северном Кавказе, сообщало: «Захватив Нальчик, русские овладели городом, который мог бы служить немцам прекрасной зимней квартирой. Но значение занятия Нальчика этим не ограничивается. Имея Нальчик, немцы загнали клин в русские позиции и угрожали узловому пункту трех железных дорог. Захватив Нальчик, русские ликвидировали клин, и отныне эти три железные дороги переходят в руки Красной Армии…

Учитывая это, можно без преувеличения сказать, что русские достигли значительного успеха. Наконец, и это особенно важно, надо учесть, что немцы уже не приближаются к богатейшим нефтяным источникам Кавказа, а, наоборот, все больше отдаляются от них».[51]

вернуться

48

Кабалоев Б. Е. Речь на торжественном заседании, посвященном 25-й годовщине разгрома немецко-фашистских захватчиков на территории Северной Осетии. «Социалистическая Осетия», 6 января 1968 г.

вернуться

49

Архив МО СССР, ф. 1047, оп 1, д. 11, л. 160.

вернуться

50

Мальбахов Т. К. 50 лет Советской автономии КБ АССР. Нальчик, 1971, стр. 23.

вернуться

51

Архив МО СССР, ф. 32, оп. 11306, д., л. 194.

29
{"b":"543884","o":1}