ЛитМир - Электронная Библиотека

В резерве немецких войск группы армий «А» находились засекреченные части «Зондерштаб» «Ф» под командованием генерала Фельми. Мы тогда мало знали об этих таинственных частях. Переходы они совершали вслед за группой Клейста только ночью, ни в какие бои не вступали. Говорили, что эти части имеют в своем составе кавалерию, танки, артиллерию, авиацию.

Вскоре наша разведка выяснила, что это так называемый «африканский» корпус «ЦБФ» — «Для особого назначения». Он формировался в Греции и шел на соединение с войсками генерала Роммеля, которые действовали в это время в Египте. В состав корпуса входило три моторизованных батальона, один танковый батальон, один артиллерийский дивизион, авиаотряд и ряд других частей. Кроме того, он получил на усиление кавполк и один танковый батальон. Корпус комплектовался из авантюристов разных национальностей Европы, владевших английским, французским и арабским языками. У корпуса Фельми была даже своя эмблема: в овале, на желтом фоне изображалось восходящее солнце, пирамида и склоненная пальма. Внизу — черная свастика и загадочная буква «Ф».

Действия войск Клейста поддерживал также 4-й воздушный флот, которым командовал «первый ас» Германии генерал-фельдмаршал Рихтгофен. Он считался одним из наиболее талантливых генералов авиации рейха. Летом 1942 года Гитлер присвоил ему звание генерал-полковника и поручил ответственное задание — прикрывать с воздуха войска Паулюса и Клейста, которые двигались к Сталинграду и на Кавказ.

4-й воздушный флот насчитывал свыше тысячи современных самолетов. В этой мощной армаде находились лучшие асы Германии. На фюзеляжах «рыцарей воздуха» были намалеваны головы драконов, черепа, тигриные когти, женские ножки.

Крах операции «Эдельвейс» - i_008.jpg

На огневой позиции в горах Кавказа.

Имея аэродромы и взлетные полосы в Армавире, Краснодаре, Майкопе, Элисте и в других городах Кавказа, генерал-полковник Рихтгофен осуществлял широкий маневр, бросая самолеты 4-го воздушного флота то на населенные пункты Кавказа, то на Сталинград — в зависимости от хода операций Паулюса и Клейста.

Словно «стальная саранча» фашистские самолеты кружились над боевыми порядками советских войск, над городами, селениями, станицами, железнодорожными станциями. В то время германские стратеги хвастливо заявляли, что господство в небе принадлежит им, а «воздушная война — это чисто немецкая форма боя».

Но мы верили, что недалек тот час, когда наши летчики будут хозяевами в небе Кавказа…

* * *

Учитывая напряженную обстановку на Северном Кавказе, в середине августа 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования в короткий срок произвела перегруппировку войск Закавказского фронта.

Войска 44-й армии из района Махачкалы, Баку были выдвинуты к оборонительным рубежам на реках Терек, Сулак и Самур. В то же время на рубеж рек Терек и Урух с советско-турецкой границы и с Черноморского побережья были переброшены 89, 151, 389, 392 и 417-я стрелковые дивизии, 151-я танковая бригада, 3 и 51-я стрелковые бригады, 62-я морская стрелковая бригада, три артиллерийских полка, бронепоезд и несколько других частей. Из района Ленинакана для усиления обороны на прохладненском направлении в состав 9-й армии была переброшена 61-я стрелковая дивизия.

Кроме того, по указанию Ставки Верховного Главнокомандования, чтобы сдержать противника перед главным оборонительным рубежом, выдвигались передовые отряды на рубеж Кума и Малка. Эти отряды, не встретив противника, вышли значительно севернее указанных им рубежей и заняли оборону на восточном берегу Кумы.

Одновременно с организацией перегруппировки для усиления войск Закавказского фронта из резерва Ставки выделялись значительные силы. Закавказский фронт получил 2 гвардейских стрелковых корпуса — 10-й (4, 5, 6, 7-я гвардейские стрелковые бригады), 11-й (8, 9, 10-я гвардейская стрелковые бригады) и 11 отдельных стрелковых бригад (4, 19, 57, 59, 60, 62, 84, 107, 119, 131 и 256-я).

Сосредоточение крупных сил для обороны по рекам Терек и Урух на фронте протяженностью около 420 километров и большое удаление штаба фронта от этого рубежа потребовали создания отдельного органа управления. Ставка Верховного Главнокомандования приказала 8 августа создать Северную группу войск Закавказского фронта. В эту группу вошли 44-я армия, имевшая в своем составе 414, 416 и 223-ю стрелковые дивизии, 9 и 10-ю стрелковые бригады; 9-я армия в составе 389, 151 и 392-й стрелковых дивизий и 11-й гвардейский стрелковый корпус (8, 9, 10-я гвардейские стрелковые бригады).

Командующим Северной группой войск был назначен генерал-лейтенант И. И. Масленников, членом Военного совета — генерал-майор А. Я. Фоминых и начальником штаба — генерал-майор А. А. Забалуев.

Резерв командующего группой составляли 89 и 417-я стрелковые дивизии, 52-я танковая бригада, 36 и 42-й дивизионы бронепоездов, 50-й гвардейский минометный полк реактивной артиллерии и 132-й минометный полк. Позднее в Северную группу войск была включена 37-я армия.

Создание Северной группы войск облегчило руководство войсками, оборонявшими Кавказ с севера.

Так, в первой половине августа 1942 года войска Закавказского фронта перегруппировали свои силы и организовали оборону Кавказа с севера. На Северном Кавказе была создана вторая линия обороны по рекам Терек и Урух и на перевалах центральной части Главного Кавказского хребта. Особое внимание при этом уделялось надежному прикрытию бакинского направления и подступов к Грозному, как наиболее вероятных и доступных для войск противника.

…Три десятилетия прошло с того дня, но я всегда с чувством большого уважения вспоминаю имена военачальников, работников штаба, политорганов Закавказского фронта, Северной группы войск, всех боевых друзей, с которыми поровну делились радость побед и горечь промахов и ошибок.

Большим авторитетом пользовался член Военного совета фронта генерал-майор П. И. Ефимов. Опытный партийный работник, он обладал глубокой принципиальностью, настойчивостью, неоценимым даром зажигать сердца людей, увлекать их на подвиги. Мне нравились и другие его качества: чуткость к товарищам и в то же время — непримиримость к зазнайкам. П. И. Ефимов прекрасно разбирался в боевой обстановке; короткие минуты затишья между боями он использовал, чтобы встретиться с бойцами, поговорить по душам, рассказать о положении на фронтах, о задачах воинов-кавказцев.

Высокие организаторские способности в боях за Кавказ проявили многие военачальники: генерал-майор танковых войск А. И. Дементьев, начальник связи фронта генерал-майор И. Ф. Королев, начальник артиллерии генерал-полковник В. И. Пестов, генерал-лейтенант авиации Н. Э. Глушенков, генерал-полковник авиации К. А. Вершинин, начальник тыла генерал-лейтенант интендантской службы Н. А. Найденов, работники оперативного отдела во главе с генерал-майором С. Е. Рождественским.

На вооружении наших замечательных политработников — Л. И. Брежнева, А. Я. Фоминых, М. К. Видова, Н. В. Старшинова и других были и штык, и правдивое слово нашей партии.

Начальник политотдела 18-й армии Леонид Ильич Брежнев, находясь у десантников Черноморского флота, вместе с командирами проверял боевую готовность к смелым и неожиданным операциям, интересовался жизнью бойцов, их моральным духом.

Л. И. Брежнев часто проводил беседы с воинами, совещания с командирами и политработниками, бывал на партийных и комсомольских собраниях, вручал молодым коммунистам партийные билеты.

Однажды катер, на котором шел на Малую землю начальник политотдела 18-й армии Полковник Л. И. Брежнев, наскочил на мину. Взрывной волной Л. И. Брежнева выбросило в море, и он потерял сознание. Благодаря смелости и находчивости матросов жизнь начальника политотдела была спасена.

К сожалению, у нас часто менялись начальники штабов фронта. За короткий период на этом ответственном посту сменилось несколько человек. Возглавлял штаб А. И. Субботин. Его сменил П. И. Бодин, затем — А. И. Антонов. Но каждый из них внес свой вклад в разработку планов обороны Кавказа.

9
{"b":"543884","o":1}