ЛитМир - Электронная Библиотека

— О, — пробормотала я. — Мне так жаль. — Конечно. Зачем бы ей покупать бальное платье, будь она беременна?

— Поэтому я сказалась на работе больной и хочу как-то развеселиться, — улыбнулась она своему отражению. — А это платье — прекрасное начало. Оно удивительное, — с воодушевлением повернулась она ко мне. — Разве можно печалиться в таком-то платье? Исключено, верно? — Ее глаза блеснули. — Совершенно исключено… — Женщина села на стул в примерочной, ее лицо исказила боль.

Я побежала к двери и перевернула табличку.

— Простите… — плакала она. — Я не должна была приходить. Я чувствую себя… больной.

— Это абсолютно понятно, — тихо произнесла я и дала ей салфетки.

Она подняла на меня глаза.

— Мне тридцать семь. — По ее щеке скатилась крупная слеза. — Женщины гораздо старше рожают детей, так почему у меня не может быть хотя бы одного ребенка? Хотя бы одного, — всхлипывала она. — Я слишком многого прошу?

Я задернула занавеску, чтобы она смогла переодеться.

Спустя пару минут женщина принесла платье к прилавку. Она успокоилась, но ее глаза были красными.

— Вы не должны покупать его, — сказала я.

— Но я хочу, — тихо возразила она. — И когда я почувствую уныние, то просто надену его. Или повешу на стену, как здесь, и буду любоваться, пока не приду в хорошее настроение.

— Надеюсь, оно окажет нужный эффект, но если вы передумаете, то просто принесите его обратно. Вы должны быть уверены, что оно вам необходимо.

— Я уверена, — настаивала она. — Но спасибо.

— Ну… — Я беспомощно улыбнулась. — Желаю вам всего самого лучшего. — И протянула ей ее «счастливое» платье в пакете.

Анни вернулась с прослушивания в одиннадцать.

— Режиссер был таким мерзким! — воскликнула она. — Попросил меня повернуться — словно я кусок мяса!

Я вспомнила отвратительного Кейта, заставившего свою девушку кружиться перед ним.

— Надеюсь, вы не стали этого делать.

— Конечно, нет — просто вышла! Надо бы пожаловаться на него в профсоюз, — сказала она, снимая жакет. — Но после такого приятно вновь оказаться в вашем магазине.

Чувствуя себя виновато-счастливой из-за того, что прослушивание Анни не удалось, я рассказала ей о девушке, купившей бальное платье.

— Бедный ребенок, — пробормотала она и спросила, нанося блеск на губы: — А вы хотите детей?

— Нет. Дети не входят в сферу моих интересов. — «За исключением ребенка моего отца», — кисло подумала я.

— А у вас есть бойфренд? — полюбопытствовала Анни, застегивая сумочку. — Хотя это, конечно, не мое дело.

— Нет, я одна — но мне предстоит свидание. — Я подумала о грядущем обеде с Майлзом. — Мой главный приоритет — работа. А как обстоят дела у вас?

— Я уже несколько месяцев встречаюсь с парнем по имени Тим, — поведала Анни. — Он художник, живет в Брайтоне. Но я по-прежнему сосредоточена на своей карьере и не хочу остепеняться, плюс к тому мне всего тридцать два — время еще есть. — Она пожала плечами. — И у вас тоже.

Я посмотрела на часы:

— Уже нет. Я опаздываю. Нужно забрать одежду, которую я купила у миссис Белл. Оставив магазин на попечение Анни, я пошла домой, взяла два чемодана и поехала в Парагон.

Замок на входной двери восьмой квартиры починили, и миссис Белл не пришлось спускаться вниз. «Что, конечно, очень хорошо», — подумала я, когда она открыла дверь. Выглядела дама еще более слабой, чем в прошлый раз.

Миссис Белл тепло поприветствовала меня, положив тонкую руку в старческих пятнышках на мою.

— Можете пойти и забрать вещи — и, я надеюсь, вы побудете у меня и выпьете чашечку кофе.

— Спасибо, с удовольствием.

Я прошла в спальню, уложила сумочки, туфли и перчатки в один из чемоданов и открыла гардероб, чтобы достать одежду. Тут мне опять попалось на глаза маленькое синее пальто, и я вновь погадала, какая же история с ним связана.

Позади меня раздались шаги миссис Белл.

— Вы управились, Фиби? — Она теребила пояс своей немного великоватой зелено-красной клетчатой юбки.

— Почти. — Я уложила две шляпы в изумительную старую коробку, которую уступила мне миссис Белл; затем сложила платье от Оззи Кларка и поместила его во второй чемодан.

— Джегер… — сказала миссис Белл, когда я стала застегивать его. — Я с радостью отдам костюм в благотворительный магазин, поскольку хочу избавиться от как можно большего количества вещей, пока в настроении сделать это. Я бы попросила об этом мою помощницу по дому Паолу, но она сейчас в отъезде. Вы можете помочь мне, Фиби?

— Конечно. — Я уложила вещи в большой пакет. — Тут неподалеку есть магазин «Оксфам» — хотите, я отвезу вещи туда?

— Будьте так добры. Спасибо вам. А теперь устраивайтесь поудобнее, пока я варю кофе.

В гостиной тихо шипел газовый камин. Солнце светило через решетчатые аркообразные окна, и они отбрасывали тени, похожие на прутья клетки.

Вошла миссис Белл с подносом и дрожащей рукой налила нам по чашке кофе из серебряного кофейника. Мы пили его, и она расспрашивала меня о магазине, о том, как я начинала свое дело. Я рассказала ей еще кое-что о себе, о своем прошлом и близких мне людях. Оказалось, что у нее есть племянник по мужу, который живет в Дорсете и иногда навещает ее, а также племянница в Лионе, которая этого не делает.

— Ей приходится трудно, поскольку она присматривает за двумя внуками, но она мне звонит время от времени. Она самая близкая моя родственница — дочь моего покойного брата Марселя.

Мы беседовали еще какое-то время, потом часы пробили половину первого.

Я поставила чашку.

— Мне нужно идти. И спасибо вам за кофе, миссис Белл. Было очень приятно еще раз повидаться с вами.

На ее лице отразилось сожаление.

— Я так наслаждаюсь вашим обществом, Фиби. Надеюсь, мы будем поддерживать связь. Но вы очень занятая молодая женщина. С какой стати вам беспокоиться?..

— С удовольствием стану встречаться с вами, — перебила я. — Но сейчас мне пора в магазин — кроме того, не хочу утомлять вас.

— Я не устала, — возразила миссис Белл. — Как ни удивительно, я полна энергии.

— Ну… могу ли я что-то для вас сделать, прежде чем уйду?

— Нет, — ответила она. — Но спасибо.

— Тогда я с вами прощаюсь. — Я встала.

Миссис Белл смотрела на меня, будто что-то взвешивая в уме.

— Останьтесь еще ненадолго, — неожиданно попросила она. — Пожалуйста! — Мое сердце наполнилось жалостью. Бедная женщина одинока и нуждается в собеседниках. Я хотела было сказать, что могу остаться еще минут на двадцать, как вдруг миссис Белл вышла из кухни, пересекла коридор и вошла в спальню. Я услышала, как открывается дверца гардероба. Когда она вернулась, в руках у нее было синее пальто.

Ее глаза странно сияли.

— Вы хотели знать об этом…

— Нет, — покачала я головой. — Это… не мое дело.

— Вы проявили любопытство.

— Да, — смущенно признала я. — Но меня это не касается, миссис Белл. Я не должна была его трогать.

— Но я хочу рассказать вам о нем. Об этом маленьком пальто и о том, почему его спрятала. Мне очень нужно поведать вам, Фиби, зачем я так долго его храню.

— Вы не обязаны ничего рассказывать, — слабо запротестовала я. — Вы едва меня знаете.

Миссис Белл вздохнула.

— Это верно. Но в последнее время я чувствую потребность открыть кому-то историю, которую хранила в себе все эти годы, — здесь, именно здесь. — Она прижала руки к своей груди. — И мне кажется, что если я и должна кому-то рассказать ее, так это вам.

Я растерянно смотрела на нее.

— Почему?

— Точно не знаю, — осторожно ответила она. — Но ощущаю какое-то… притяжение к вам, Фиби, какую-то необъяснимую связь между нами.

— О. Но… почему вы хотите поговорить об этом именно сейчас? — тихо спросила я. — Ведь прошло столько лет.

— Потому что… — Миссис Белл села на диван, на ее лице отразилось волнение. — На прошлой неделе — когда вы были у меня — я получила результаты некоторых анализов. Они не предвещают мне ничего хорошего. Я догадывалась, что новости окажутся неприятными, поскольку в последнее время стала терять вес. — Теперь я поняла странную реакцию миссис Белл на мои вопросы о ее предполагаемом переселении. — Мне предложили лечение, но я отказалась. Оно будет очень неприятным, и я выгадаю совсем немного времени, а в моем возрасте… — Она подняла руки, словно сдаваясь. — Мне почти восемьдесят, Фиби. Я прожила дольше многих — вы сами хорошо это знаете. — Я подумала об Эмме. — Но теперь я остро чувствую, что жизнь уходит, и мои давние страдания усилились. — Она изучающе взглянула на меня. — Мне нужно рассказать кому-то об этом пальто, и сделать это теперь, пока я в ясном уме и твердой памяти. Пусть этот человек просто выслушает меня и, возможно, поймет мой поступок и его причину. — Она посмотрела на сад, и тени от оконной рамы легли на ее лицо. — Полагаю, мне необходимо исповедаться. Если бы я верила в Бога, то пошла бы к священнику. — Она снова обратила ко мне взгляд. — Могу я вам все рассказать, Фиби? Пожалуйста. Это займет немного времени, всего несколько минут. Обещаю.

22
{"b":"543885","o":1}