ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я ведь все равно никуда не уеду до возвращения Клинтона.

— Я так рад. Я уезжаю всего на пару дней, не больше. И не буду переживать, зная, что ты здесь.

— Ну конечно же, я побуду с ней в твое отсутствие, — еще раз заверила я его.

Он оказался прав. Клития очень изменилась, стала нервной и дерганой. Шеба готовила для нее какое-то снадобье, помогавшее ей заснуть ночью, и мы обе пообещали ей ни на минуту не оставлять Ральфа одного. Я пыталась ей объяснить, что теперь, когда похитители заполучили ожерелье, у них нет ни малейшего повода забирать у нас мальчика еще раз. Но она отказывалась слушать доводы рассудка. Одна из нас должна была постоянно быть начеку, но делать это так, чтобы он ни о чем не догадался.

Прошла только неделя со дня отъезда Клинтона, и я ожидала, что его не будет еще целую неделю. Я не сомневалась, что к тому времени Клития окончательно оправится.

Сет уехал, и я заверила его, что до его возвращения буду заботиться о Клитии. Но на следующий день, когда я гуляла в саду, любуясь прекрасными цветами и вдыхая их аромат, я услышала, как кто-то вошел в сад. Я в испуге обернулась. С той самой ночи я постоянно всего пугалась и вздрагивала так же, как и Клития.

— Клинтон! — воскликнула я.

Несколько мгновений он стоял неподвижно, улыбаясь мне, а потом схватил меня в объятия.

— Как я счастлив тебя видеть! — воскликнул он. — Я так по тебе скучал!

Он прижал меня к себе и приподнял вверх. Я сверху вниз смотрела на его густую белокурую шевелюру и темные глаза, являющие разительный контраст с волосами. Я перевела взгляд на чувственные губы и ощутила, что во мне закипает ответная страсть.

— Ты говорил, что тебя не будет две недели, — произнесла я.

— Разве ты не рада моему возвращению? — укоризненно произнес он.

— Все прошло удачно?.. Я имею в виду твой бизнес.

— Просто идеально.

— И намного быстрее, чем ты ожидал.

— Дело в том, что я так соскучился, что поспешил вернуться. Я должен был тебя увидеть.

Я скептически рассмеялась.

— Ты же такой замечательный бизнесмен. Тебе принадлежит половина Цейлона. Ты ни за что не поставил бы прихоть выше деловых обязательств.

— Прихоть? Ты называешь всепоглощающее желание быть с тобой прихотью!

— Поставь меня на землю, — потребовала я. — Нас могут увидеть.

— Только при условии, что ты немедленно отправишься собирать вещи.

— Здесь кое-что произошло, Клинтон, — вздохнула я. — Ты, наверное, еще ничего не знаешь.

— Что еще такое?! — досадливо воскликнул он.

Я описала ему события той роковой ночи. Он внимательно меня выслушал, но я заметила, что уголки его губ приподнялись.

— Что тебя забавляет? — возмутилась я. — Это было просто ужасно. И нечего улыбаться!

— Вот это дилемма, — хмыкнул он. — Ожерелье… или ребенок.

— Бедная Клития чуть не сошла с ума от беспокойства. Клинтон, я не могу ее сейчас оставить. Ей постоянно снятся кошмары. Только мне удается немного ее успокоить.

— Ты сможешь приехать к ней завтра. Заодно и успокоишь.

— Я должна побыть здесь до конца недели, как мы и договаривались с самого начала.

— Что за вздор! Все позади. Мальчик жив, здоров и вернулся в лоно семьи. А я приехал домой.

— Да, но я тебя не ожидала, а Сет уехал. Я нужна сейчас Клитии. Я пообещала Сету, что не оставлю ее. Пойми же, что я ей нужна.

— А мне? Собирайся, мы едем домой.

— Я вернусь в конце недели.

— Ты вернешься сейчас.

— Я пообещала дождаться возвращения Сета, и я это сделаю. Я приеду домой в пятницу, как и собиралась.

— Милая моя Сэйра, ты вернешься домой сейчас.

— Разве ты не понимаешь, какое потрясение пережила Клития?

— Какое бы потрясение она ни пережила, это все в прошлом.

— Она лишилась ожерелья Ашингтонов.

— Она его отдала.

— Обменяла на сына. Бога ради, будь же ты человеком!

Он рассмеялся и ответил:

— Сэйра, я действительно всего лишь человек, и я хочу свою жену.

— Я не могу оставить Клитию одну.

Внезапно его лицо потемнело.

— Я жду тебя до наступления темноты, — произнес он.

С этими словами он развернулся и ушел. Я была потрясена его внезапным гневом. Мне стало страшно. Передо мной вдруг предстал жестокий и беспощадный Клинтон. Я вошла в дом. Когда я проходила через холл, рядом со мной вдруг возникла Шеба.

— Мисси Сэйра, — залопотала она. — Я бояться за мисси Клитию.

— Она ведь спит, если не ошибаюсь?

— Да. Это ее чуть не убивать. Она очень любить этого мальчика. Ее жизнь, мисси Сэйра.

— Я знаю.

— Господин Сет… он хороший муж. Он очень добрый муж. Но этот мальчик… он ее жизнь. Вы добрая к ней, мисси Сэйра. Она вас очень любить. Она говорить мне: «Мисси Сэйра такая спокойная… так хорошо мне. Что я без нее делать?» Мисси Сэйра, остаться, смотреть за мисси Клития.

— Я, разумеется, побуду с ней, пока не вернется ее муж, — ответила я.

Шеба кивнула. Она явно была чем-то довольна, и мне пришло в голову, что она, наверное, подсмотрела сцену в саду и теперь опасается, что я уеду домой, поскольку этого требует Клинтон. Она хотела, чтобы я осталась… ради Клитии. И все же мне было неприятно в очередной раз осознать, что за мной постоянно наблюдают.

Я ничего не сказала Клитии о возвращении Клинтона. Я знала, она скажет, чтобы я возвращалась к мужу. Я очень много о нем думала. Я хотела быть рядом с ним, но не собиралась ему подчиняться и терпеть его самонадеянность. Он сам решил уехать и вернулся раньше обещанного срока. Что ж, я не собираюсь идти у него на поводу и менять свои планы.

Через день-два Клитии стало лучше. Она по-прежнему настаивала на постоянном наблюдении за Ральфом, и, как правило, я или Шеба находились возле мальчика. Добиться этого было не всегда легко, потому что он не должен был заподозрить, что за ним присматривают.

Я проводила с ним очень много времени и всегда была начеку, надеясь, что он хоть как-то даст понять, что же случилось той ночью.

Однажды, когда он играл в детской, я поинтересовалась:

— Ральф, ты помнишь тех чудесных слонов с золотыми клетками и попонами на спинах?

Он кивнул.

— Мой слон был самым лучшим.

— Но ты же на самом деле на нем не ездил.

— Ездил! Ездил! Я ехал прямо через джунгли. Мой слон был самым быстрым.

— А что произошло в джунглях?

— Там был маленький домик, а в нем жил человек.

— Что за человек?

— Добрый человек.

— Он был один?

— Там еще была женщина. Она сказала: «Все хорошо, ты скоро увидишь свою маму».

Мое сердце заколотилось очень часто.

— А где же была твоя мама? — спросила я.

— Ты же знаешь.

— Нет, не знаю, — пожала я плечами. — Где она была?

— С остальными.

— Кто такие остальные?

— Ты и папа, и Шеба, и… мой слон, и Кобла…

— А как выглядел этот человек?

— У него желтые глаза.

— Желтые глаза?

— Они светятся. Я сейчас покажу тебе, Сэйра.

Он подхватил свою игрушечную кобру, которая по-прежнему казалась мне ужасающе похожей на настоящую. Усмехнувшись, он нажал на ее голову, и из распахнувшейся пасти наружу выстрелил раздвоенный язык.

— Тебе страшно, тетя Сэйра? Она тебя убьет. У нее ядовитый язык. Но ты не бойся, я застрелю ее из лука.

Кобра покачалась немного из стороны в сторону и сползла на пол. Ральф ее подобрал.

— Желтые глаза, — сказал он.

— Ты рассказывал мне об этом человеке, — напомнила я ему.

— Мама говорит, что эти глаза похожи на топазы. Это камни такие. Они желтые, как глаза Коблы.

Я поняла, что это бесполезно. Клития была права, когда просила меня не расспрашивать ни о чем ее сына. Было ясно, что он даже не догадывается, что в ту ночь произошло что-то нехорошее. Но если я буду на него давить, он может заподозрить неладное. Он ушел с людьми, которые были к нему добры, а потом вернулся домой. Это было просто небольшое приключение, которое не шло ни в какое сравнение с тем, что вытворяют его слоны и змеи.

63
{"b":"543888","o":1}