ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако на этой стадии процесса Хью закрывал дверь на засов и отправлял Пьера спать, потому что приемный сын был слишком молод, и даже ему рискованно было доверить секрет, почему доспехи Хью из Милана были такими твердыми и упругими.

Потом из мастерской распространялся аромат кипящего оливкового масла. Он достигал улицы и заставлял перекреститься соседей, полагавших, что оружейник и его слуга-турок опять взялись за свою дьявольскую кухню.

Кипячение в оливковом масле с целью снять напряжения в стали и было секретом Хью, который он делил со своими собратьями в Милане, но ни с кем во Франции.

Глава 6

Одним из образованных торговцев, о которых упоминал Изамбар, был молодой человек по имени Жак Кер. Хотя он был французом, преданным интересам Франции, он приехал в английский город Руан во время войны, как только распространилась молва, что Руан скоро может стать центром военных действий.

Попасть в город было не так трудно, как можно представить, поскольку ворота каждый день открывались для торговли с крестьянами из окрестных районов. Что могло быть более естественным, чем появление еще одного молодого крестьянина с телегой, запряженной сильным упитанным мулом и нагруженной отличной поздней капустой? Честные английские стражники сразу пропустили его. Никто не имел удостоверений личности, так как бумага была редкостью, и почти никто не умел читать.

Жак Кер со своей капустой не поехал на рынок, а вместо этого направил своего мула прямо к дому Хью из Милана. Он остановился на заднем дворе за кухней. Соседям, которые видели, как он въезжал, показалось, что продажа овощей заняла у него много времени. Но когда он выехал через два дня, телега была пуста. Теперь оружейника начали подозревать не только в потреблении немыслимого количества оливкового масла, но и в пристрастии к капусте.

Когда он появился, Мария сначала приняла его за крестьянина, но он обладал столь хорошими манерами и изысканной речью, что она сразу же насторожилась.

— Да благословит тебя Бог, юноша. Но чего ты желаешь?

— Посмотрите, любезная госпожа, какая отменная капуста уродилась на моей маленькой ферме во славу Святой Девы. Я хотел узнать, не купит ли у меня немного прославленный оружейный мастер Хью из Милана.

— В этом доме я покупаю капусту, друг мой. А моего мужа ты сейчас увидишь. Ведь ты не тот, за кого себя выдаешь.

— Да, я не тот, — ответил он с обаятельной улыбкой. — Должен ли я последовать за вами в мастерскую или подождать здесь, в вашей очаровательной кухне?

Мария заколебалась. Незваные гости не допускались в мастерскую, но она также не хотела, чтобы ее дорогие горшки и кастрюли пропали.

— Не думаю, что ты воришка, — заметила она. — Подожди здесь и согрей свои нежные белые руки у огня. Так я и поверила в твою маленькую ферму!

— Это был для меня единственный способ попасть в Руан, — сказал Кер. — Я должен видеть вашего мужа.

Мария направилась прямо в мастерскую, где Хью обливался потом у горна. Стараясь перекрыть стук молота Абдула и скрежет Клемента и Амброза, которые шлифовали детали в соответствии с четкими указаниями Хью, она крикнула в ухо мужу, что в доме чужеземец, возможно, французский шпион, который знает их имя.

— Черт возьми! — пробормотал Хью. — Ну и времена.

Мария последовала за ним на кухню. Он имел вид раздраженного Вулкана. Его щеки были покрыты сажей и потеками пота. В своей большой руке он все еще держал огромный молот, который в спешке забыл положить на место.

— Это мой муж, юноша. А это, Хью, крестьянин-торговец, который говорит как дворянин. Посмотри только на его руки.

Хью хмыкнул:

— Ты выращиваешь чернильницы, как видно из пятен на твоих пальцах. И ногти у тебя слишком чистые для крестьянина. Кто ты, юный самозванец, и откуда тебе известно мое имя?

Молодой человек рассмеялся:

— Дорогой мастер, ваше имя знает вся Франция. Я — Жак Кер, торговец, а пятна на моих пальцах действительно чернильные, как вы догадались. Мне необходима была эта маскировка, иначе я никогда не попал бы в Руан. Мой визит имеет совершенно мирные и коммерческие цели, и я умоляю вас отложить ваш молот.

Хью вспомнил о приличиях и положил молот.

— Вы пришли без предупреждения, — полуизвиняясь произнес он. — Я работал, как вы видите. У меня много работы в эти дни. Судя по вашей речи, вы француз.

— Я подданный Его Величества Короля, — просто ответил Кер.

— Какого Величества? Его английского Величества короля Генриха или Его французского Величества короля Карла? Или, может быть, герцога Бургундского? Во Франции много Величеств.

— Я подданный короля Карла, которого я знаю, — сказал Кер. — Он доверил мне миссию особой важности на Востоке. Если вы располагаете временем, я могу подробнее рассказать вам о достоинствах короля.

— Я итальянец, — ответил Хью, — и я мало интересуюсь французской политикой. Единственное дело моей жизни — изготовление качественных доспехов, и мне до некоторой степени безразлично, кто их носит.

— Это именно то, зачем я пришел.

— Торговцам обычно не требуется оружие, — сказал Хью, оценивающе взглянув на самоуверенного молодого человека.

— На Востоке может потребоваться, мастер Хью. Я не хочу быть целиком одетым в сталь, как ваши рыцари, потому что моя миссия — гражданская, дипломатическая и не должна быть опасной. Но она может стать опасной в любой момент, а восточные кинжалы, как говорят, быстрые и острые.

— Это верно, — подтвердил Хью, который кое-что понимал в кинжалах.

— Я проехал через всю Францию, — сказал Кер, имея в виду, что он пересек плохо определенные пограничные области между воюющими нациями, — чтобы просить самого знаменитого оружейного мастера в христианском мире сделать мне стальную кирасу, которую можно было бы носить под одеждой торговца и, если возможно, тонкий маленький шлем, который не был бы виден под обычной шляпой, но мог предохранить мой череп от неожиданного удара. Он должен быть очень тонким.

Мария увидела блеск в глазах мужа, складки на его лбу свидетельствовали о глубокой задумчивости. Это была именно такая работа, которую он больше всего любил. Она была необычной и требовала высокого искусства. Мария поставила перед каждым из мужчин по чаше вина и набросила на потные плечи Хью меховое покрывало, чтобы он не простудился. Теперь он очень напоминал язычника из преисподней.

— Кирасу я могу тебе сделать и довольно быстро, Жак Кер. Но может быть, лучше сделать полный панцирь, чтобы он защищал и спину. Мой слуга — турок, он рассказывал мне кое-что о привычках людей, в обществе которых тебе придется вращаться.

— Хорошая идея. Мне это не пришло в голову, — сказал Кер.

— Что касается шлема, я не уверен. Мои шлемы выдерживают удар любого оружия и столь легки, что меня просят делать их потяжелее. Но ты хочешь маленькую шапочку, как бы стальную кожу, прикрывающую голову. Не знаю, смогу ли я.

— Если речь идет о деньгах, то за сложную работу и высокое мастерство…

Хью отрицательно покачал головой:

— Речь не о деньгах. Я не презираю деньги, молодой человек. Просто твой заказ столь необычен, столь сложен. Любой мастер может тебе сделать маленькую стальную шапку. Но такую тонкую, чтобы ее удобно было носить днем и ночью, достаточно прочную, чтобы выдержать удар, и не спадающую с головы — эти требования несовместимы. Пожалуй, я могу немного усилить обод, и у меня есть необыкновенное железо…

— Вы это сделаете?

— Я попытаюсь. Но предупреждаю тебя, что это железо упало с неба. Я отполировал небольшой кусочек, и он совершенно не ржавеет. Я хранил его именно для такого заказа. Ты боишься падающих звезд, Жак Кер?

— Я не боюсь железных метеоритов, Хью из Милана.

— И не надо бояться. Это замечательный материал. Некоторые метеориты содержат пластинки исключительной твердости. Такую пластинку я закую в твою маленькую шапочку. Надеюсь, что она защитит твою голову, которая, по-моему, заслуживает этого.

8
{"b":"543891","o":1}