ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Многие ребята с энтузиазмом взялись за решение проблем металлообработки. Получалось у всех по-разному. Веник окопался в углу лодочного сарая и принялся за доводку до ума собственной мысли. Он сразу решил зажимать деталь сжатием вдоль оси. С одной стороны давил клином, а с другой крутил ручкой, вроде мясорубочной, через вал, просунутый через отверстие в деревянной раме, собранной из крепких брусьев на деревянных шкантах.

Сразу же столкнулся с проблемой упорных подшипников. Тех, через которые проходило зажимающее усилие. Как сделать для них шарики, не придумал, а с роликами возникла проблема - их дальний от оси конец нужно было делать толще, чем ближний. Но при этом действующие на них поверхности получались коническими - пришлось поломать голову над расчётами, пока подобрал угол, потому что путь проб и ошибок на этом этапе обещал много нудной работы с перебором размеров. Хоть и сооружал он свою конструкцию из дерева, но дурной работы ему не надо.

Первый образец заработал достаточно быстро, тем более что радиальные подшипники с цилиндрическими роликами получились проще. Одна беда - при работе, по мере того, как они срабатывались, возрастали биения. А на деревянных деталях это происходило быстро. Но эти ролики и делать было легко из толстых прутьев при помощи всё того же "калибратора". Поэтому, путём частых замен станок удавалось постоянно поддерживать в рабочем состоянии.

Что на нём делали? Так этот же самый станок, заменяя в нём деталь за деталью - вместо грубо вырезанных, ставили всё более и более точно изготовленные. От трёх до четырёх раз. Первым же реальным "произведением" стало усовершенствование гончарного круга для Галочки - теперь он шёл мягко и практически не давал биений - Веник "сточил" их на своём станке.

Обрадованная Галка, огорчилась тому, что в этом замечательном устройстве нужно часто менять подшипники, напрягла память и нашла в своих записях рецепт подходящей керамики.

Когда попробовали глиняные ролики и обоймы - обрадовались. Служили они в разы дольше. Сразу наделали форм-шаблонов, подобрали их размеры с учётом усушки и усадки - подшипники и в станке и в круге использовались одинаковые.

Именно этот станок и встал на вооружение. По сравнению с привычными образцами из будущего имел он два врождённых недостатка - обрабатывать торцы на нём категорически невозможно - бери шершавый камень, и ручками, ручками.

Второй момент был связан с тем, что продольно зажатая деталь легко вылетала, стоило чуть сильнее, чем надо, нажать резцом. Во избежание этой неприятности на обе зажимающие поверхности устанавливались оправки заранее заданных диаметров - Десять, восемь, шесть, пять и четыре сантиметра. Или конус на ведомую.

Отдельная история была с ремённым приводом и колесом с кривошипно-шатунным механизмом, но с ними особых проблем не было - желоба в шкивах выточили запросто, а остальное понятно. Плюс ещё два подшипника.

Полосу в пластину Саня раскатал на своих валках уже в марте, зубьев на одной из кромок нарубил специально выкованной вырубкой, сделал разводку, цементацию, закалку, а вот с заточкой возникли проблемы - ни одного треугольного напильника в клане не было. Галочка испекла несколько брусков подходящего профиля - поэтому точили пилы кирпичом и искали подходящий абразив, чтобы замесить его в керамику. Тупо толкли все камни подряд и пробовали.

***

Вечерами ребята мечтали. О паровых катерах, лесопилках, водопроводе и канализации, о горячем душе и тёплом туалете, где унитаз со смывом. Вспоминали песни, и даже была попытка сделать гитару.

Учили местных счёту и русскому языку - декламировали с детьми считалочки и простенькие стишки. Расспрашивали Лёху о путешествии вместе с группой бродяг:

- Знаете, они, когда готовят ночевку, ставят торчком свои волокуши попарно, а сверху набрасывают шкуры. Раз-два, и палатка готова. Если бы в ней ещё не воняло так... ну и переходы отнимают много сил. Зато, когда приходишь на место привала, разведгруппа обычно уже мясца добыла. Есть в их жизни и приятные моменты. Особенно, если тепло.

Зимой в степи бьют газелей с помятыми мордами. Одной охоты, обычно вместе с каким-нибудь другим бродячим коллективом - надолго хватает. Мясо-то в холода медленно портится. А палатки, обложенные сухой травой, неплохо держат тепло. Только кизяк пованивает, когда тлеет, но к этому привыкаешь без проблем.

- Нафиг-нафиг! - воспротивилась этой философии Галочка. - Мы существа нежные, нам и в этом доме хорошо. Без экзотики.

- Да, Мы нежные, - согласилась Эля (она из местных). - Потерпим и здесь.

Язык "дикие" ребята помаленьку осваивали. Часто говорили впопад.

- Мне бы в Рудное сходить, - Саня с надеждой посмотрел на Шефа. - Последние выплавленные лепёшки - просто загляденье. Металла много и качество такое, какого раньше не бывало. Хотелось бы разобраться, что там Виктория намудрила.

- Конечно, сходим, - кивнул Веник. Пурги два дня не было, и мороз не так давит. Но учти - лыжню придётся все сто пятьдесят километров прокладывать через сугробы и заносы. Нужно выходить большой группой, чтобы была смена в упряжке. И хорошо бы палатку. Лерочка! Мы ведь так и не набрали шкур на покрышку для шатра?

- Не набрали. Но в путевых шалашах вполне можно обогреться.

- Можно, когда мы их найдём. Если здесь, где снег на реку ветром сносит, сугробы лежат выше моего роста то, что делается в лесу?

- Белое безмолвие, - ответил Петя. - Даже тут, рядом, где весь валежник выбран, засыпано по самые кроны. Нет уж, пока хотя бы снег не слежится, не покроется настом - лучше не высовываться.

Кып перевернул очередную страничку учебника биологии и сказал: - "Кар".

- Так вот ты какой, северный олень! - улыбнулась заглянувшая ему через плечо Ленка.

- Точно! - обрадовался Саня. - Их в Америке называют карибу. Они там все дикие. А у нас в Европе и в Азии наоборот - почти все домашние. Вроде, как даже молоко дают, а уж про мясо и шкуры даже и говорить нечего. И ещё на них ездят. Хоть на нартах, хоть верхом.

- Намекаешь, что неплохо бы их одомашнить? - понял намёк Веник. - Кып, а на север туда, где они водятся, можно дойти на лодках,?

- Можно. Месяц туда, два обратно. Против течения медленно.

- Так они же северным мхом питаются! - возразила Светка. - Если ты их одомашнишь и пригонишь сюда, то чем будешь кормить?

- Ты про ягель? - уточнил Саня. - А разве им больше ничего не подойдёт?

- Кар всё ест, - уточнил Кып. - Ветки, траву, мыши, рыба, грибы. Соль любит. Мы подманивали, чтобы охота успех.

- Шеф! - прикрикнула Ленка. - Я тебя одного ни на какой север не отпущу. Даже не мечтай. И к этим рогатым ближе, чем на выстрел, не подпущу. Они же наверняка бодаются.

- Их за рога ловят верёвкой, - продолжил объяснять Саня. - Один не самый крупный мужчина запросто может свалить оленя на землю и поставить ему на ухо клеймо.

- Шеф! - топнула Ленка ногой. - Сначала нужно торф поблизости найти для добычи на топливо и сделать печь для его переделки в уголь.

- И паровую лесопилку с тёплым сортиром поставить, - насмешливо изогнула бровь Любаша. - А ну, осади, долговязая! Шеф думу думает.

Веник задумчиво посмотрел на подругу, покрасневшую от возмущения. Как-то она в последнее время частенько стала на него набрасываться. Может пора её приобнять, как сестру, и погладить по голове? Давненько он этого не делал. Вот только сначала разберётся с верёвками - поймёт, какие из них годятся для аркана.

***

Ещё в декабре, в один из дней, когда не пуржило и не вьюжило, на стоянку вышел медведь-шатун. Шак его учуял и забеспокоился. Девчата, занимавшиеся фехтованием под руководством Вячика, сменили учебное оружие на полноценные копья, встали в стену и... не успели они принять косолапого на встречный удар. Звякнул арбалет Вячика, спустя секунду Кып пробил зверю череп. Ленка и Пуночка сняли с тетив стрелы, так и не сделав ни одного выстрела. Ещё несколько ребят с луками только крякнули огорчённо - тоже не успели. К месту события спешила Любаша с "поварятами" и Лариска с ножами для снятия шкур. Одним словом - медведю были рады. Только Петя забеспокоился, встал на лыжи и заторопился в лес. Вернувшись, успокоил - это не здешний мишка. Тутошний Топтыгин так и спит в своей берлоге.

53
{"b":"543894","o":1}