ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Давно здесь живу, - неторопливо проговорил Хыг. - Уже шестеро детей родилось. Все они живы. Ша Ман Ве Ник не отпускает в край удачной охоты тех, кто ему нужен.

- Женщины не хотят уходить отсюда, - кивнул Кэн.

- Мужчины тоже не хотят, - "определился" Тор - вожак группы, натерпевшейся от большеклыка. - Дис Цып Ли На не очень страшная, если ей научился. А ты, Аон! Ты уйдёшь весной со своим племенем?

- Уйду. Шеф говорит, что нужно отправиться на восток. Даст лодки, проводит и поможет устроиться на новом месте. Пыт выучился на кузнеца, женщины - варить пищу в горшках. Мы уйдем, но не так, как раньше. Никто не любит, когда умирают дети или женщины. Дис Цып Ли На помогает этому. Мы тоже ей научились. Ша Ман Ле На рассказала, что планирование семьи - Пред По Сыл Ка к долгой и интересной жизни.

- В нашем клане много Ша Манов, - согласился Хыг. - Фух тоже учится этому великому мастерству.

- Да. Он вылечил двух оленей. Обычно мы таких забивали, - подтвердил Кэн.

- Шеф вылечил. Фух просто рядом стоял.

- В первый раз. А во второй раз лечил Фух. Я возьму его на север, когда погоню туда оленей весной. Шеф разрешил.

- Да сбудется воля его, - добавил Кып, только что подъехавший верхом на олене. - Аон! Я нашел дорогу к большой реке. К той самой, которой этим летом испугались твои оленеводы, Кэн. Если выйдем сразу, как только растает лёд, то по высокой воде сможем пройти туда даже на тяжёлых деревянных лодках.

- Спасибо, старина! Пойду помогать Ди Ме. Надо, чтобы он успел завершить к этому времени наши лодки. И почему он столько с ними возится?

- Шверт - штука непростая, - произнёс заученную фразу Хыг. - Но с ним будет удобно ходить под парусом. И на мелком месте не завязнешь. Кстати, Аон. Возьмёшь ли ты с собой байдарки и челноки?

- Одну байдарку и один челнок, - кивнул вождь "охотников на мамонтов".

***

Зима выдалась правильная. Снега выпало в меру - олени докапывались до присыпанной им травы. Позднее, когда в феврале навалило большие сугробы, в их рацион включили сено. Да и численность стада подрегулировали - оленеводы легко отделили стельных важенок, которых планировали обязательно отогнать на север. Веник не вмешивался в процесс, в котором был ни "бе", ни "ме", ни "кукареку" - люди знают, что делают. Просто заметил, что рабочих оленей лучше бы оставить в живых.

В ответ получил критику, что раньше надо было думать, когда заготовили так мало сена. Пришлось реагировать - посылать команду на заготовку веток деревьев лиственных пород. Этой своеобразной обрезкой, как обычно, руководил Петя.

- Шеф, когда станем заниматься вырубками летом, нужно не забыть сразу навязать веников из мелочи. С листьями-то наверняка будет питательней.

Снова пришлось соглашаться - хозяйство делалось всё более и более разноплановым. А продуктовое стадо Кэн погнал на север уже в апреле. Сказал, что путь предстоит далёкий, а им уже в июне нужно быть в тундостепи. Возвращение же он запланировал на октябрь-ноябрь, когда хорошо откормит оленей.

Уходили оленеводы верхом или на нартах, увозя с собой и походный скарб, и соль, и товары для обмена. Второй караван - торговый, за жиром, увёл Кузя - он выехал позднее, рассчитывая попасть к морю как раз к окончанию ледохода. Жену с маленьким ребёнком оставил в клане - нафиг, потому что нефиг, - как объяснила ему ситуацию Ленка. То есть - нафиг женщине проявлять героизм? Поэтому нефиг им заниматься. Пусть берёт в помощники кого-нибудь другого. Или в помощницы - без разницы.

То есть рабочее стадо тоже ушло - пришлось пересаживаться на челноки.

Все пять деревянных лодок подготовили тоже в апреле. Одну, старую, погнали за солью на юг, как обычно посадив туда Мэг и Толяна - поиски нужных трав так и не сняли с повестки дня. Сзади за лодкой тянулись две байдарки для возвращения ботаников.

В поездку на восток вместе с племенем Аона на четырёх деревянных швертботах Веник собирался сам. Хотел сориентироваться на местности, а потом вернуться вместе с Ленкой на одной из больших лодок. В крайнем случае, можно было пересесть на берестяную байдарку, если почему-то не справятся вдвоем с тяжелой лодкой. Хотя, гнать её вёслами можно было и одному - не так уж она на самом деле велика. Пять человек и полтонны груза - то есть, примерно тонна, если считать с пассажирами. Само же судёнышко тянуло килограммов на двести, если на глаз. Более точно оценить водоизмещение не получалось.

Клан опять оставался на Саню и Любашу.

Глава 39. Летнее путешествие

Уход целого племени на четырёх лодках для клана - событие эпохальное. В группе Аона восемь крепких мужчин - по местным стандартам - огромная сила. И по два полноценных гребца на каждом судне. Ещё по два места на вёслах способны занять женщины - они тоже не кисейные барышни. Но это планируется на потом, когда придётся подниматься вверх по Каме. Есть место и для детей, и для любимых горшков и для запаса соли. Хоть и вспомнилось название города "Соликамск" но когда-то ещё отыщется нужное место!

Лариска, почему-то решившая, что на Урале дубы не растут, притаранила мешок сухой молотой коры. Любаша впихнула несколько туесков с сухарями. Саня добавил полосового железа и запасной мех, Лерочка - несколько рубашек, а Светка - флакон смолы, растворённой в ацетоново-спиртовой смеси. Типа клея, на случай срочного ремонта.

Понятно, что провожающим места не осталось - Кып, Лёха и Димон пошли на байдарке. Тянущиеся за лодками на привязи берестянки тоже не остались пустыми.

В озере, через которое проходили, осваивали управление парусами. Димка и Лёха проводили обучение. Заодно и свойства новых корабликов проверили - против ветра, они, конечно, не шли, но градусов до семидесяти - семидесяти пяти ещё продолжали двигаться носом вперёд.

- Дим, где ты набрался этой премудрости? - поинтересовалась Ленка, очередной раз наклоняя голову, чтобы пропустить над нею гик.

- Ничего я не набирался, - смутился Димка. - Ну наткнулся как-то на связку журналов за семьдесят лохматые годы, полистал, по интернету полазил. Там картинки были классные. В журналах. А остальное уже тут, своими руками. Я же не собирался в парусные моряки! Но про то, что козья нога из "Робинзона" и бермудский парус из одной бочки - помню точно. И что стаксель ставят только при попутном ветре. А с кливером так и не понял, нафига он сдался.

- А кливер у нас есть? - спросил Веник.

- Не знаю. Я его сюда не приделывал. Но между мачтой и носом у настоящих яхт что-то треугольное всегда было. Слушай, доктор Пунцов! Я тебе вовсе не доктор - тут знаю, тут не знаю, а здесь вообще - рыбу заворачивали. Я тебе что? Гайавата?

- Какой Гайавата? - не понял Лёха.

И ножом кору березы

Опоясал Гайавата

Ниже веток, выше корня,

Так, что брызнул сок наружу;

По стволу, с вершины к корню,

Он потом кору разрезал,

Деревянным клином поднял,

Осторожно снял с березы, - продекламировал Димон. - Когда эту хрень приходится слушать от бабули, которая потом даёт бабок на мороженое... ну, ты меня понял.

- Мороженое... - мечтательно закатила глаза Ленка.

- Галс меняй. Не видишь - вода меняет цвет, - одёрнул её Кып.

Все дружно пригнулись, пропуская над головой гик.

***

- Приплыли, - констатировал Кып, когда караван вышел из протоки в реку. Метров сто шириной.

"Все меряется на свой опыт, - про себя заключил Веник. - Для Кыпа это, возможно, и большая река. Хотя, для мужиков-оленеводов вполне может быть, что это точно так же".

Провожающие вышли из вагонов... Лёха, Димка и Кып уселись в свою байдарку и, ритмично помахивая вёслами, вернулись в тихую протоку. За неделю дойдут до дому, если не затеют какую-нибудь местную разведку, вроде пройти все правые повороты. С Кыпа станется. Он просто на глазах молодеет. Ну, кто же знал, что перед его обаянием не устоит Виктория - самая крупная девоч... женщина их класса. От неё местные вообще балдеют, а Ленка говорит непонятные слова типа "пятый номер".

80
{"b":"543894","o":1}