ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Оставалась третья - заслонка, перекрывающая путь теплу сначала от источника тепла, а потом - к холодильнику, как Веник решил называть верхнюю крышку, остужающую воздух в котле. Она, заслонка, должна работать при высоких температурах, то есть быть металлической. И, в то же время, оставаться лёгкой и иметь невысокую теплопроводность. Следовательно - пустотелой. Выполнить её из меди было возможно - этот материал хорошо поддаётся холодной ковке.

Было ещё одно желание. Хотелось, чтобы заслонка не плавно переезжала от стенки к стенке, а подпрыгивала вверх, когда поршень находится в верхней точке, и падала вниз, когда поршень в нижней. Как решить это за счёт маховика и шатуна сразу вот так не придумывалось.

Часть решения - подпрыгивание - предложила Пуночка. Снабдить рабочий поршень штоком вниз, чтобы он при подъёме в конце пути зацепил заслонку и дёрнул. А потом вниз пускай она сама падает - в конце её дотолкает и прижмёт к дну тот же нижний шток.

Пленительное изящество - исчезает уплотнение штока, который перемещает заслонку, потому что сам этот шток оказывается внутри котла.

Вот этот механизм и сделали довольно быстро, культурно собрав его на настоящих болтах. Почему он не заработал, никто не понял. К тому же через стенки было не видно, в каком положении заслонка. Слышно было только, что при перемещении поршня нижний шток своими выступами стучит тогда, когда ему положено.

Жалко. Красивая идея и прекрасное исполнение... ещё бы, если бы оно работало!

***

- Двоечники! - ругалась Светка, когда разобралась в причинах провала! - Вы что, не видели? И игрушка, и Стирлинг точила работали, когда перемещение штоков было задержано относительно друг друга. Прикиньте, какой угол между точками, к которым крепятся шатуны!

- Прямой, - вспомнил Веник. - А тут типа сто восемьдесят градусов.

- Тут не только угол другой, но и перепутано что, отчего и куда должно смещаться, и как это изменить без наружного механизма я просто не представляю.

Пришлось снова садиться и всё разрисовывать, расписывая по шагам что отчего нагревается или остывает, куда при этом двигается... перед внутренним взором возникло коромысло, меняющее направление движения на противоположное - механика сразу резко усложнилась, к тому же никак не получалось закрепить ось - она нужна была внутри заслонки.

Тем временем образец, сделанный по классической схеме, но с новым цилиндром и уплотнениями, спокойно заработал на кухне, вращая жернова. Следующий готовили для перемалывания руды и ещё один для привода в действие водяного насоса промывочного жёлоба. Дальше планировалось перевести на этот вид тяги воздушные насосы для дутья при плавках.

Для ещё одного такого же Димка готовил место в большой деревянной лодке - оказывается, в клане возникла организация, способная разложить действия в последовательные цепочки, ведущие к целям... э-э... Веник же сам говорил, что нужно совершенствовать условия труда и быта. То есть - всё работало правильно. И, да, на управление столь разнопрофильным хозяйством никакой головы не хватит. Одной головы.

***

- Понимаешь, Венечка, мы уже сильно разрослись. Действительно сложно уследить за всем, что случается, и что требуется. К тому же большинство людей любит удобства - как раз ради них и работают особенно охотно. Всем нравится быть уверенными в завтрашнем дне и чувствовать себя защищёнными от невзгод. В этом сошлись интересы и нас, попавших сюда из своего времени, и местных. Поэтому, нет ничего удивительного в том, что возникла и организация, всем этим управляющая.

На самом деле, Любаша - только верхняя видимая часть этой команды, как бы дирижёр. Мила постоянно держит на контроле - чего где не хватает, и сколько имеется в наличии. Сам ведь её на эту работу назначал. На кухне распоряжается Лунка, бригады на срочные работы водит Хыг, про лесное хозяйство и Петю - не мне тебе рассказывать. Так что не переживай - если бы не твой авторитет, всё это было бы зыбко и сопровождалось бесконечными ссорами.

- Так мне, Лен, кроме как быть олицетворением и символом, ещё чего-нибудь хочется. Почувствовать свою важность оттого, что все меня слушаются - дело дурное и нехитрое. Так и хочется, замолчать и не высовываться, чтобы ничего не испортить. Чувство такое, будто я мешаю людям заниматься настоящим делом и заставляю городить всякую фигню.

- После последней такой фигни начал реализовываться план механизации кланового хозяйства - когда у тебя "не заиграло", то предыдущий вариант оказался намного лучше точильного Стирлинга, потому что с медными деталями. И без меди этих деталей появиться не могло - вот тебе сразу два настоящих дела.

- Но так ошибиться! - чуть не застонал Веник.

- На каждые грабли кто-то должен наступить. Здесь эта честь выпала тебе... а... э... что, никак не исправляется косяк?

- Да, не получается у меня каменный цветок.

Глава 41. Моторы и планы

Свойства Стирлингов достаточно хорошо изучили - их быстро прибавлялось в хозяйстве. Они оказались не слишком прожорливыми, очень надёжными, но слабенькими. То есть, словно упирались в некоторый предел, свыше которого мощности не выдавали. Скажем, если нагрузка сопротивлялась - скорость вращения падала. И бесполезно подкидывать дров или раздувать огонь - хоть вообще котёл расплавь - добавка мощности будет ничтожной.

Управлять самой этой мощностью приходилось только за счёт изменения силы нагрева, то есть плавно. Так же плавно проходили и остановка, и разгон.

Ещё заметили, что дно котла - то самое, через которое идёт нагрев, часто прогорает. К трагедиям это не приводит, просто машина сначала начинает работать хуже, а потом и вовсе перестаёт. Заметный сдвиг в понимании причин подобного поведения этих устройств внесла зима - в холода мощность возрастала. И ещё сильней возросла, когда на верхнюю крышку-холодильник подкидывали снега.

Предел создавала скорость теплообмена. В очередной раз.

Свою неудачную модель Веник всё-таки заставил работать, приладив внутри коромысло - никаких преимуществ перед остальными машинами она не продемонстрировала. Отличалась только тем, что постукивала при работе.

Замеры, проведённые на серийных образцах, показали, что их мощность всё ещё не достигла той самой вожделенной одной лошадиной силы, хотя, уже заметно к ней приблизилась.

***

Зимний период прошёл относительно спокойно. Пришло с севера стадо оленей. Перезимовало, поставив клану нужное количество мяса и шкур. Кормов хватило. Оленеводы провели холодное время в тёплом жилье и сытости. По крайней мере, ночевали в домах.

К лаборатории свезли на санях добытый летом пирит, а к месту нового рудничного посёлка доставили стройматериалы. Заготовили древесины и на дрова и на доски с брусьями. Выстроили два новых швертбота и плоскодонку для установки на ней машины и гребных колёс. Несколько новых лодок из коры, ремонт старых. Нарты для оленеводов, колёса. Полотна наткали - девчата стали носить сорочки из материи, да и многим парням достались обновки.

Меню? Были новинки:

- Это мы решили назвать свёклой за красный цвет мякоти, - объясняла Любаша, показывая на ломтики, доставаемые из банки. - Попробовали замариновать - съедобно. А вот эти на зуб напоминают капустные кочерыжки. Пустоваты на вкус, но квасятся хорошо. Мы к ним бруснику добавляем. А овёс нынче был неплох. Два ведра собрали. Печенье из него размели в тот же день, как испекли - вы тогда были в отъезде.

Ещё одну культуру условно называем ячменём - она из южных степей, но и здесь выросла, когда посеяли.

- По расчётам у них очень низкая урожайность, - огорчённо вздохнула Надюшка. - Но ухаживать просто. А вообще, здесь плохие почвы, скудные. Вряд ли среди наших болот есть смысл связываться с зерновыми - только наработаемся.

84
{"b":"543894","o":1}