ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Незнакомая, - согласился самый молодой из охотников и уставился на тарелку с ломтиками жареных корней тростника. - А эту еду я знаю. Но тут она мягче, - копируя манеры хозяев, он зачерпнул ложкой, прожевал и проглотил.

Молотили гости так, что только за ушами трещало, а хозяева отведывали неспешно, в основном ради соблюдения приличий. Лишние из столовой быстренько вымелись - Любаша позаботилась - поняла, что массовка сейчас ни к чему, потому что дипломатия - дело тонкое.

Спустя какое-то время гости наелись - видно было, что в них больше не входит. Некоторые звучно рыгали - верный признак, что достаточно. То есть - можно и о делах поговорить.

- Лем, ты пришёл? - спросил предводитель посетителей у бородача, сидевшего неподалеку, но за другим, женским столом.

Тот кивнул, порылся в своих шкурах, что-то достал и по цепочке отправил своему вождю. Пока предмет передавали из рук в руки, Веник успел разглядеть перочинный ножик. Обычный, без особенностей, с несколькими лезвиями.

Получив его, Том удовлетворённо хмыкнул и спрятал среди своей одежды.

- У твоего костра тепло и сытно, Шеф, - сказал он вставая. - Нас ждёт далёкий путь.

- Не торопись, Том. Ты и твоё племя может дождаться у нашего костра появления новой травы - тогда дорога будет короче, - Веник сделал знак Сане, который тут же на пару с Димкой аккуратно под ручки вывел бородача и повлёк его наружу. К мыльне, конечно. Следом прошла Лариска с комплектом чистой одежды и Толян со своим маникюрным набором - клан успел мобилизоваться. Из бородача сейчас сделают человека, а всё остальное подождёт.

Соплеменники Тома, тем временем, разомлели от тепла и обильной еды - обратно в холод ноябрьского дня они не спешили.

- Расскажи мне об этом человеке, - Веник руками очертил бороду.

***

- Третьяков! Можешь отпустить мою руку. Я иду с вами охотно. И ты, Плетнёв! Ну что ты в меня вцепился, как клещ!

- Леонид Максимович! - оба парня замерли на месте. - Вы за нами прибыли? Заберёте обратно? Домой?

- Увы. - Развёл руками учитель физики.- Я попал сюда случайно. Думаю, тем же способом, что и вы. А куда вы меня так резво потащили?

- Мыться, стричься, маникюр-педикюр. Вот же облом! - воскликнул Димка. - А у меня просто сердце зашлось от радости.

- От какой такой радости? - это подошедшая следом Лариска остановилась со свёртком одежды. - И почему вы по-русски разговариваете? Он что...? Что-о? Из нашего времени? За нами? - уронив свою ношу, она бросилась на шею бородачу.

- Из нашего. Ой, да не душите меня. Просто уму непостижимо, какие тут все могучие. Расплющите мои кости, ей богу расплющите.

- Ларис! У него же вши и блохи! - подтянувшийся Толян смотрел на сцену с неодобрением. - Впрочем, если у тебя сразу такая любовь, я могу подождать, пока ты потрёшь ему спинку ну и всё остальное, что пожелаешь. Надо же, какая Африканская страсть! Мне, что ли бороду отпустить?

- Дурак! Это Леонид Максимович! - ответила Лариска со слезами в голосе. - Забирайте, - кивнула она на разбросанные по земле шкуры и тряпки. И побежала в сторону своей кожевни.

- Рыдать будет, - посмотрел ей вслед Димка. - Пойду, успокою, - и порысил следом.

- Надо же, каким богатырем стал Плетнёв! Таким был рыхлым! А теперь - Илья Муромец, да и только.

- А где ваша машина времени? - спросил пришедший в себя Толян.

- Эх! Если бы она была! - вздохнул учитель. - Увы, как и у вас, у меня билет в один конец.

***

- Лем пристал к нашему племени в конце лета, - рассказывал Том. - Там, на юге у границы лесов. Он чужой. Одет в странную одежду из переплетённых паутинок, похожую на твою, - тычок пальцем в сорочку. - Не говорит, не понимает, не охотник. Шёл с женщинами и работал у их костра. Потом показал это и сказал, что отдаст мне, если я приведу его к таким же, как он. - Том вытащил ножик и подал Венику.

- Я не знал, где есть такие же люди. Но Хоп сказал, что встречал одного, говорящего так же непонятно, как тараторит этот чужак. Тот ушёл на север по тропе, которую проложили мамонты. Я нашел вас и привел сюда Лема.

- Ты крутой охотник и великий вождь, - так принято одобрять чужие действия в этом мире. - Эти ножи останутся у тебя в племени, - на столе появился свёрток, в котором хранили работы начинающих кузнецов. - Их можно заточить о камень, и они будут хорошо резать. А пока наши женщины устроят на отдых ваших женщин, - по кивку вождя из-за соседнего стола начали выводить женщин и детей. Опасения у мужчин, занявшихся изучением свалившегося на них богатства, это не произвело - никто не сопротивлялся и не пытался возмутиться.

- Почему у вас такие короткие волосы, - поинтересовался один из охотников.

- Чтобы вшам было негде жить.

- Потому что не кусают, - добавил Кып по-русски. - Вам помогут прогнать их, - вернулся он на свой родной язык. - И пока вы тут, ваш сон никто не потревожит.

Вернулись Димка с Саней, привели Лема. Подстриженный, с коротко обкромсанной бородой, он уже походил на человека. Чистая сорочка из некрашеного полотна, меховой хитон, тёплые мокасины. Мужики из пришлых осмотрели его и не нашли в новом облике ничего страшного.

- Там тепло, - объяснил Кып. - Идемте, я провожу, - добавил, знаком зовя гостей за собой.

Минута, и столовая опустела.

- Здравствуйте, Леонид Максимович! - обратился Веник к учителю физики, которого здесь называли Лемом.

- Здравствуй, Пунцов. А ты сильно вырос.

- Отдохните с дороги. А потом мы обо всём поговорим, - поторопился Шеф отправить учителя подальше - в связи с полунасильственной массовой помывкой и стрижкой были возможны осложнения. Поэтому ему не стоило углубляться ни во что иное, пока не закончится приём новых членов клана. Пять мужчин, семь женщин и шестеро детей - в этом мире большая сила. Только группа Аона крупнее - в ней восемь мужчин.

***

Темнеет в ноябре рано, и все довольно быстро ложатся спать. Было ещё не поздно, или, может быть, очень рано - трудно судить, когда нет часов - когда из спальни в столовую вышел Леонид Максимович. Любаша сидела за одним из столов и при свече переносила свои старые записи с бересты на бумагу.

- Наденьте дежурный хитон, - обратилась она к учителю, зажигая фонарь и подавая его, подвешенный на цепочке к длинной палке.

Мужчина кивнул и вышел. Зов природы - куда деваться. Вернувшись, вымыл руки под укреплённым на стене умывальником, с интересом осмотрев глиняную раковину и пристроенное под ней деревянное ведро.

- Как всё-таки хорошо, что вы сумели присоединиться к настолько высококультурному племени, - сказал он, присаживаясь за стол. - А я думал, будто вокруг царит беспросветная дикость, что люди, завёрнутые в невыделанные шкуры, только и делают, что загоняют дичь, поедая её у своих костров.

Любаша отложила в сторону одни листочки и придвинула к себе другие. Тем временем, её собеседник продолжал: - Я уже и не надеялся хоть когда-нибудь поговорить на родном языке. Хотя ваши достаточно культурные хозяева, кажется, даже заучили несколько фраз. И это просто замечательно, что Пунцов пользуется расположением вождя.

Девушка улыбнулась и перевела разговор на другое: - Расскажите, как вы здесь оказались? Про ваше появление в племени Тома и приход сюда всё понятно, я о переносе из нашего времени.

- Тогда, когда это случилось, я вдруг обнаружил, что ваш класс пришел на занятия, хотя было предупреждение о начале карантина. Открыл дверь, и вдруг впереди всё померкло. А я уже делал шаг. Спустя мгновение осознал себя посреди весёлой лесной лужайки в нескольких шагах от журчащего ручейка. Долго бродил, то оказываясь в степи, то возвращаясь в лесные дебри, пока не увидел мамонтов, ломающих деревья на опушке и пожирающих ветки. Ты представить себе не можешь, каково было моё отчаяние! Словно весь мир вокруг стал враждебным. Шел куда-то, не разбирая дороги и страдая от голода. Через несколько дней увидел вдали дымок и вышел к этим дикарям. Очень хотелось есть.

89
{"b":"543894","o":1}